Плохой, но Хороший — 2016
Текст и коллаж: Антон Ярош / 31 декабря 2016

Самый апокалиптичный вид иллюстрации — это, безусловно, коллаж. Старое разрушается, переосмысляется, а на его обломках вырастает что-то новое и прекрасное. Пока все выбирают лучшие тексты и самые впечатляющие фотографии года, мы как основатели Школы Плохого, но Хорошего Коллажа решили прошерстить современные медиа на предмет наибольшего вклада в деструкцию коллажной техники. В этом году мы вручаем первую в истории символическую премию «Плохой, но Хороший».

В отличие от всех прочих подобных премий, сводящихся к субъективным выводам нескольких членов редакции, премия «Плохой, но Хороший» максимально объективная. Мы задаём чёткие критерии оценки каждой работы. Они должны соответствовать трём ключевым качествам Плохого, но Хорошего Коллажа:

1.
нулевые познания фотошопа автором (даже если автор убеждён в обратном);
2.
тотальное отсутствие чувства прекрасного;
3.
время производства коллажа — не более тринадцати минут.

Первое место

Фото: life.ru

Итак, бесспорным лидером и обладателем почётного первого места в этом году становится издание Life за серию коллажей к тексту «Неизвестный Брежнев. Брови, тайны, ордена». Непревзойдённая техника обтравки фотографий, виртуозное владение внешним свечением объектов и игра фотофильтрами, ну и, конечно же — прямое попадание в контекст материала. Если автор этих коллажей читает текст, пожалуйста, свяжитесь с нами по почте [email protected] Мы хотим знать героев коллажного движения лично.

Второе место

Фото: omsk.kp.ru

Внезапно порадовала омская редакция «Комсомольской правды» за пронзительный коллаж к новости о двух героях пермяках. Никакой игры цветами и шрифтами, брутальная обтравка и двойной фон. Сурово и лаконично. Ничто не отвлекает нас от обнажающих взглядов настоящих мужчин.

Третье место

Фото: colta.ru

Там, где появляется текст божественной Ольги Бешлей, каким-то магическим образом материализуется смелый коллаж с претензией на стиль. Вот и в работе к тексту «Мой друг из 1932 года» издание Colta.ru даже не указывает автора коллажа, что мы считаем грубым проявлением неуважения к творческому гению.

Четвёртое место

Фото: takiedela.ru

Есть подозрение, что Ольга Халецкая сделала коллаж для текста «Не стать монстром» в «Таких делах» не просто так. Она попала в передрягу и подсела на коллажи Жульена Пако, скорее всего, периодически употребляет лёгкие эйфоретики в виде подборок коллажистов в Pinterest. Возможно, даже ведёт свои доски, что говорит уже о запущенной стадии коллажной зависимости. Мы как основатели и кураторы школы Плохого, но Хорошего Коллажа вообще выступаем за внесение подпункта в статью 228 за хранение работ Пако, ибо сами одно время пережили все эти чудовищные ломки.

Пятое место

Фото: secretmag.ru

Ну и завершают наш рейтинг коллажи с разрезанными бизнесменами к тексту «Секрета Фирмы» «„Поджать булки и работать“: Вчерашние стартаперы дают советы сегодняшним». В головах возникла идея показать, что в головах успешных бизнесменов — взрывы и персики.

***

С одной стороны, мы радуемся, что у нас появился повод основать эту почётную премию. Но с другой — нам грустно, что пока так мало работ заслуживают внимания. Или, возможно, мы плохо ищем. Если вы в процессе бессмысленного сёрфинга в поисках опоры для прокрастинации будете находить Плохие, но Хорошие коллажи, шлите их, пожалуйста, на нашу почту [email protected]

Текст и коллаж

ДОБАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

comments powered by HyperComments

Больше?

Не такие, как все

Лиза Меламед
«Кэрол» — лесбийский ярлык банального сюжета и торжество андрогинности Кейт Бланшетт

Блатная песня в СССР: по женскому бараку — отбой

Роман Навескин
Лагерные песни в исполнении прекрасных женщин, которые не имеют к блатной жизни никакого отношения

«Джус! Джус!»: карманный словарь покойника

Роман Навескин
Роман Навескин слушает белый шум и послания мёртвых на старых плёнках

Опиум для народа: новый альбом Tool уже в iTunes

Роман Навескин
Вышел пятый студийный альбом метал-группы Tool, который мы ждали десять лет

Считалочка лорда смерти

Роман Навескин
«Аудиошок» изучил историю и музыку тоталитарной секты воинствующих буддистов «Аум Синрикё», которые собирались стереть жизнь с лица Земли

Джексон Си Фрэнк: юдоль скорби

Роман Навескин
О чём пели барды 60-х, как Ник Дрейк повлиял на Александра Башлачёва и почему Фрэнк умер к лучшему