Женщины в науке
Иллюстрации: Bojemoi!
09 марта 2017

В информационном пространстве тема учёных женщин освещена достаточно слабо, если специально ей не интересоваться. Периодически приходится слышать нечто вроде «я не знаю имён учёных женщин, кроме Марии Кюри и Ковалевской» или «это мужчины всё создали» (авторы последнего изречения обычно не создают ничего).

Это, разумеется, проблема недостатка знания, а никак не действительного отсутствия учёных женщин и открытий, сделанных ими.

Некоторые образованные люди сказали бы: «Это же глупцы, не стоит обращать на них внимания», — но ведь не какой-то исключительный слой населения, живущий в бочках, а большинство людей пребывают в подобном неведении. Это само по себе проблема, как и любое невежество, а кроме того, подобные предрассудки умаляют значимость и ценность женщин как личностей — и их самооценку. Я полагаю, нет смысла обвинять людей в невежестве: в XXI веке, чтобы быть в курсе достижений учёных женского пола, недостаточно просто ими поинтересоваться: на обычный запрос гугл, скорее всего, выдаст статьи вроде «5 великих женщин-учёных» на каком-то бессмысленном «женском» портале. Чтобы раскопать что-то, придётся стать завсегдатаем библиотек и окунуться в англоязычные научные работы. То есть это знание действительно малодоступно, если не сказать элитарно: специалистов, которые будут читать научные тексты по теме и сидеть в библиотеках, мало, как и читателей их работ (чаще всего будущих специалистов), а тех, кто будет читать на иностранных языках, ещё меньше. Выходит, что в США и в целом на Западе работы, из которых можно подробно узнать о многих женщинах-исследовательницах и их трудностях, охраняются авторским правом, а у нас они являются достоянием академической общественности. Спасибо Sci-Hub и отдельно разработчице сайта Александре Элбакян за доступ к научной информации. Не так давно в своём паблике она писала о том, что на сайте Американского физического общества к капче Эйнштейна добавили капчу Кюри, что не может не радовать многих гуманистов.

Ещё со школы мы помним набор мужских имён, а при произнесении слова «учёный» у большинства людей возникают в голове лица Эйнштейна, Менделеева и Ландау — женщины из этого пантеона как бы вытеснены. Кстати, вот хорошая проверка: погуглите «учёная» — получите в основном сов в очках. Обыватель видит в лучшем случае десяток имён учёных женщин «от Гипатии до Кюри» и, разумеется, воспринимает их как исключение среди ряда мужчин. Многие всерьёз думают, что женщины обладают более низким интеллектом и менее способны к умственной работе. Для тех, кто узнаёт о множестве женщин-учёных уже в сознательном возрасте, это открытие становится потрясением и осознанием своих потенциальных возможностей. Многие феминистки после своих «раскопок» делают учёных женщин своими кумирами просто из того факта, что это выдающиеся учёные женского пола: их, оказывается, много, и это приходит в диссонанс со всем, чему учили до этого — так возникает своего рода гендерный патриотизм.

Для некоторых новое знание оборачивается осознанием упущенных возможностей, ведь когда повсюду то и дело твердят, что твоё место на кухне и дело жизни — радовать глаз — этому поневоле начинаешь верить и сильно сомневаться в своих способностях. Как устоять перед таким полосканием мозгов, когда даже ректор МГУ имени Ломоносова Виктор Садовничий на посвящении первокурсников механико-математического факультета сказал, что предназначение студенток мехмата — стать жёнами математиков. Что уж там, президент Гарварда Лоуренс Саммерс сказал в 2005 году, что причина меньшего количества женщин в науке кроется в их генетических особенностях (после подобного высказывания человека таких полномочий предположение о достигнутом на западе равноправии кажется наивным). Однако отличие в том, что в США претензии к шовинистскому отношению Президента Гарварда к женщинам вышли за рамки социальных сетей.

Самые большие проблемы здесь — это недостаток знаний, отсутствующее пока что желание вплести историю женщин в общечеловеческую канву истории; и гендерные стереотипы, согласно которым мужчины более склонны к интеллектуальным занятиям. Последняя установка и вовсе может работать как самосбывающееся предсказание. Интересно, что подростки, которых будут воспитывать согласно маскулинной социализации, сами со временем начнут выказывать черты механико-математического склада ума, как и подростки с андрогинной и феминной социализацией — гуманитарно-социального и творческого.

На данный момент успехи женщин в науке — при огромном количестве талантливых учёных женского пола — воспринимаются как исключение, своего рода аномалия. И причины этого кроются в сочетании недостатка знаний с культурными установками и гендерными представлениями в обществе.

Эффект Матильды

Стереотипы — это шаблоны мышления, которые используются в случаях недостатка знания и острого приступа мозговой лени. Американский историк Маргарет Росситер в 1993 году описала один из таких стереотипов о женщинах-учёных и назвала его Эффект Матильды. Эффект Матильды — это систематическое отрицание вклада женщин в науку, умаление значения их работы и приписывание работ женщин коллегам мужского пола. Эффект Матильды тесно связан с Эффектом Мэтью, которой постулировал социолог Роберт Мертон. Эффект Мэтью связан с накопленным преимуществом: к примеру, известные учёные получают больше доверия, чем неизвестный исследователь, даже если их работы схожи или если они работали вместе.

Во время своей подготовки к постдокторскому исследованию американской науки двадцатого века Маргарет Росситер копалась в справочной работе «Американские люди науки» (American men of Science) и наткнулась на пятьсот биографий женщин-учёных. Это количество поразило её, и она решила написать работу об учёных женщинах в США до 1920 года, которую она позже издала в научном журнале AmSci (до этого Science и SciAm отклонили работу). Несмотря на все препятствия на пути к образованию и занятиям наукой, научный интерес Росситер не мог поместиться в один том (как и не может уместиться в один том список женщин-учёных ни одной цивилизованной страны). Труды Росситер и другие научные статьи западных учёных в абсолютном большинстве случаев являются платными, работы на русском языке пылятся в библиотеках и изучаются только узкими специалистами.

Эффект Матильды можно заметить во многих случаях на протяжении всей истории человечества.

Марта Готье (и Тюрпен) внесла немалый вклад в открытие синдрома Дауна, в то время как это открытие было приписано Ж. Лежону.

Когда Розалин Ялоу вручали Нобелевскую премию, некоторые гости церемонии сначала подумали, что она поднялась на сцену как сопровождающая своего мужа-лауреата. Ялоу поднялась на сцену и выступила с речью о сексизме в науке. Позже она отказывалась от наград вроде «Женщина года» (потому что талант не относится к полу) и критиковала специализированные женские премии и организации.

Нетти Мария Стивенс — одна из первых американских женщин-генетиков, чей вклад в науку получил официальное признание. Она и Эдмунд Бичер Уилсон независимо друг от друга стали первыми исследователями X- и Y-хромосом. После её смерти Т. Морган написал несколько умаляющий её заслуги некролог в журнале Science, характеризуя её не как учёного, а скорее как лаборантку — такое бывает сплошь и рядом. Именно Нетти Стивенс была первым учёным, кто обнаружил, исследуя человеческие клетки, что женщины имеют две большие Х-хромосомы. Под влиянием открытия Стивенс Эдмунд Бичер Уилсон отредактировал свою работу, чтобы включить в неё новые данные. В большинстве современных учебников биологии Т. Моргана называют первым исследователем хромосом мухи дрозофилы, но при этом обычно упускается тот факт, что начала это исследование и принесла мух в лабораторию Моргана именно Нетти Стивенс.

Есть интересный факт, касаемый Марии Склодовской-Кюри, который также можно отнести к Эффекту Матильды. Изначально Нобелевский комитет не номинировал Марию на премию по физике, но включил в список номинантов её коллег по работе Пьера Кюри и Анри Беккерля. Математик Магнус Миттаг-Леффлер сообщил в письме Пьеру Кюри об этом факте. Реакция последовала незамедлительно: Пьер Кюри ответил, что невозможно не включить в число номинантов Марию, поскольку она внесла весомый вклад их совместную работу. В результате чего Марию также номинировали.

ИСТОРИЯ ЖЕНЩИН В НАУКЕ

Древний мир. Античность

Энхедуанна, математик, астролог , астроном , поэтесса — первый известный автор письменного источника в истории и второй технический автор после Имхотепа — архитектора первой пирамиды). Жила в Шумере на юге Месопотамии 2285 — 2250 годах до нашей эры.

Со своими коллегами она создала один из первых календарей, который образует основу еврейского календаря.

В Индии в середине V века до нашей эры жила знаменитая философ, задававшая каверзные вопросы представителям религиозной общественности. Она обучила своего сына, Сабхию, который позже стал известным диалектиком. Также известно о Бхадде, которая ходила по населённым пунктам и вызывала на диспут желающих, втыкая веточку в песок (желающий поспорить должен был на неё наступить).

Женщины в античности практически не имели возможности заниматься научной и преподавательской деятельностью. Исключительные фигуры, всё же имевшие такую возможность, затерялись в анналах истории, как и большинство древних авторов. Доступ к образованию и учёной работе в Древней Греции и Риме имели только граждане — а значит, только мужчины и преимущественно из зажиточных семей. Более того, причина, по которой многие античные учёные могли вдоволь заниматься наукой — рабовладение, которое освобождало их от необходимости зарабатывания себе на жизнь. Большинство женщин Древней Греции были не только неграмотны, но и не имели права сидеть за одним столом с мужчинами (в доме эллинов была специальная женская половина), считались движимым имуществом, воспринимались практически исключительно как сосуды для деторождения (романтическая функция женщины возникла только в позднюю эпоху) — куда там быть учёными. Исключением были гетеры — элитные проститутки: им разрешалось быть просвещёнными, чтобы их покупателям было интересно проводить с ними время. Сам Сократ объявлял себя учеником гетеры Аспазии. Также известно, что наставницей Сократа была некая Диотима, мистериальный философ. Законодательно женщинам было запрещено появляться на публичных собраниях, поэтому некоторые из них посещали Академию Платона, переодевшись в мужские одежды. Одной из таких учениц была Аксиопея, которая изучала натурфилософию и физику, а после смерти Платона стала преподавать в Академии. Гиппархии, представительницы школы киников, которая также часто вступала в диспуты с философами и выигрывала. Аглаоника (V век до нашей эры) была астрономом, предвидела солнечные затмения с точностью до часа, как и её современник Фалес. Однако о Фалесе многие из нас слышали в курсе античной философии, а об Аглаонике — нет.

Женщин в обеспеченных семьях Древнего Рима могли учить грамоте и несложным предметам, в зависимости от уровня традиционности семьи. Женщин допускали к занятиям медициной — известно имя римского профессора медицины Фелисты. Однако юридически римлянки были собственностью своих отцов и супругов. В целом женщины Древнего Рима могли распоряжаться домом, но не имели доступа к наукам и, в частности, философии. Но были и исключения, например, в школу Эпикура женщины также имели доступ. Уже в поздней Древней Греции и Древнем Риме женщинам разрешалось изучать грамматику и быть учительницами — но всё ещё не заниматься науками.

Одной из сократических школ была школа киренаиков Аристиппа. Дочь Аристиппа, Арета, после смерти отца была избрана руководителем школы. Она преподавала физику, математику, философию и написала примерно сорок трудов, два из которых были математическими. Арета передала знания своему сыну — Метродидакту. Аригноти — по слухам, дочь Пифагора — написала труд «Об арифметике», который до нас не дошёл. В перечне источников известного большинству из нас Диогена Лаэртского есть ссылки на некую Памфилу, которая была автором множества исторических и философских трудов.

Вообще в школе Пифагора преподавали и обучались примерно тридцать женщин. Все представители этой школы подписывались именем Пифагора, поэтому практически невозможно выяснить вклад отдельных членов школы. Аристоксен, биограф Пифагора и ученик Аристотеля, обучавшийся у пифагорейцев, писал, что Пифагор воспринял учение от Темистоклеи Дельфийской. Дамо, дочь Пифагора, была преподавательницей теории Пифагора в Кротонской школе. Согласно словам астронома Геминуса Родосского (V век до нашей эры), Дамо принадлежит создание тетраэдра и куба. Теания, жена Пифагора, была автором математических и медицинских трудов. После смерти мужа стала главой его школы. Дочь Дамо, Витали, также была известным математиком. Последней пифагорейкой была Гипатия (IV-V века), астроном, математик и философ, которая и руководила школой. Гипатия Александрийская изобрела прибор для определения плотности жидкости и астролябию для измерения координат небесных тел. Смерть Гипатии от рук христиан-фанатиков совпала с падением Римской Империи и началом Средних веков.

Средние века

В эпоху Средневековья в науке и образовании доминировали мужчины, не только монополизировавшие систему образования, но и ограничивавшие доступ к нему женщин. Однако даже в этот мрачный период истории женщины Европы имели возможность заниматься медициной. В XI веке в Солерно на юге Италии была создана медицинская школа, в которой учились и преподавали женщины — «дамы из Солерно», как их называли. К середине XI века эта школа приобрела высокую репутацию и нередко рассматривается в качестве первого университета в Европе. В исторических источниках приводятся сведения о том, что в Италии в XIII веке избранные женщины (их было очень немного) проходили курс обучения и даже преподавали в университетах.

Очагами интеллектуальной культуры в Средневековье были монастыри. Женщины не имели доступа к научным занятиям, в том числе к изучению юриспруденции: им было разрешено изучение лишь религиозно-мистических трудов и некоторых античных авторов. Для многих из них монастырь был альтернативой нежелательному замужеству. Аббатисой была и Хильдегарда Бингенгенская (конец XI-XII века). В середине XII века Хильдегарда написала свои работы по естествознанию и медицине. С 1155 года она много ездила по стране, читая лекции по медицине и теологии. Её авторству принадлежит энциклопедия естественной истории — «Physika» и трактат «Causae et curae», посвящённый теории медицины и лекарственным средствам.  Тротула — итальянский медик (XI-XII века), автор работ, которые стали издавать после её смерти и приписывали авторам мужского пола. Для поддержания версии о мужском авторстве само существование Тротулы было подвергнуто сомнению.

Один из старейших в мире университетов, основанный в 961 году — аль-Азхаф — расположен на территории современного Египта. В него принимали и женщин. Однако это был духовный университет. В ходе профессионализации образования и распространения светского знания стали появляться и развиваться университеты, больше похожие на высшие учебные заведения в нашем понимании — например, Болонский университет, созданный в 1088 году. В эти вузы женщинам доступ был закрыт — без исключений, как во времена Античности — отсюда и огромный разрыв в образованности мужчин и женщин в Средние века.

Новое время

Пока женщинам не было доступно формальное образование, они получали знания в процессе самообразования или от своих отцов, братьев, мужей, нередко сотрудничая с ними в их научных исследованиях. Такое сотрудничество было единственной формой, в которой женщины могли реализовать свой интерес к науке.

Интерес к естественным наукам Анны Конвей (1631–1679) поддерживал её брат. Книга Конвей «The principles of the most ancient and modern philosophy», изданная впервые по её рукописям Франсуа ван Гельтмонтом (знаменитым философом) уже после её смерти, стала основой новой философии природы Лейбница, оказавшей сильное влияние на развитие натурфилософии XVIII века. Идеи Анны Конвей чаще всего приписывают ван Гельмонту, который был редактором и издателем её работ (вспоминаем «Эффект Матильды»).

Мария Маргарет Винкельманн (урожденная Кирх, 1670–1720) — одна из первых астрономов своего времени, автор работы «Conjunction of the sun with saturn and venus and Jupiter and Saturn» — приписала своё открытие кометы супругу. После смерти её мужа ей отказывали в каком-либо месте в Берлинской академии наук.

Астроном Каролина Лукреция Гершель (1750–1848) работала со своим братом Уильямом, назначенным астрономом при дворе Георга III. Уильям Гершель взял свою сестру в роли помощницы и уборщицы, однако вскоре она начала интересоваться астрономическими наблюдениями и открыла три новых туманности. Уильям помог изучить сестре основы математики и уже в 1786–1797 годах она открыла восемь комет и несколько новых туманностей. В 1798 году Каролина Гершель представила Лондонскому королевскому обществу указатель и список погрешностей к звёздному каталогу Флемстида, а также составила новый каталог, в который включила пятьсот шестьдесят одну звезду, пропущенную Джоном Флемстидом.

Мари-Софи Жермен (1776–1831) — французский математик, механик и философ. С детства, сидя в библиотеке отца-ювелира, увлекалась математикой, несмотря на сопротивление родственников, считающих математические сочинения не подобающим интересом для женщины. Была в переписке с Гауссом, Даламбером и другими, нередко подписывалась мужским именем. Вывела несколько формул, названных её именем, занималась теорией чисел. Жермен — первая женщина, награждённая французской Академией наук за исследования в области упругости: «Memoire sur les vibrations des lames elastiques».

Мадам Лепот (Николь-Рейн Этабль де ла Бриер, 1723–1788) в двадцать пять лет стала женой придворного часовщика Лепота, который был на четырнадцать лет старше её, и стала проводить математические расчёты для его работ по теории маятниковых часов. В 1757 году мадам Лепот присоединилась к начатой Лаландом и Клеро работе по расчёту орбиты ожидавшейся кометы Галлея. Мадам Лепот также принадлежит вычисление орбиты кометы 1762 года. Она рассчитала и составила детальную карту наблюдавшегося в Париже в 1764 году кольцеобразного солнечного затмения. В 1774 году в изданиях Парижской академии наук вышли рассчитанные мадам Лепот траектории на небе Солнца, Луны и всех пяти известных тогда планет на период до 1792 года.

Ада Лавлейс (Августа Ада Кинг, урождённая Байрон, 1815–1842) — английский математик, дочь великого поэта и его жены, увлекавшейся математикой. С детства её мать, Анна Изабель, из опасения, что ребёнок станет похожим на отца, учила дочь только точным наукам и держала её подальше от поэзии. Ада Лавлейс известна созданием описания вычислительной машины Бэббиджа, в котором она предложила множество нововведений и терминов. Понятия «рабочая ячейка» и «цикл» принадлежат ей. Ближе к концу жизни Ада Лавлейс издавала свои работы под инициалами, однако работы эти уходили далеко за пределы её времени, поэтому Аду надолго забыли и вспомнили больше века спустя. В 1975 году Министерство обороны США приняло решение о начале разработки нового языка программирования (которое впоследствии использовалось, например, в ракетных системах), и название ему было предложено в честь Августы Ады — Ada.

Эмми Нётер (1882–1935) внесла вклад в абстрактную алгебру и теоретическую физику. В первый период (1908–1919) она развивала теорию инвариантов числовых полей. Теорема Нётер о дифференциальных инвариантах в вариационном исчислении была названа одной из самых важных математических теорем, используемых в современной физике. Во втором периоде (1920–1926) она взялась за работу, которая изменила лицо абстрактной алгебры. В своём труде «Теория идеалов в кольцах» Нётер разработала теорию идеалов коммутативных колец, пригодную для широкого спектра приложений. Она нашла способ применения условия обрыва возрастающих цепей, и объекты, удовлетворяющие этому условию, называют нётеровыми в честь неё. Третий период (1927–1935) отмечен её публикациями по некоммутативной алгебре и гиперкомплексным числам, Нётер объединила теорию представлений групп с теорией модулей и идеалов. В 1924 году молодой математик ван дер Варден прибыл в университет Гёттингена. Он сразу же приступил к совместной работе с Нётер. Позже он сказал, что её оригинальность была «абсолютно вне конкуренции». В 1931 году ван дер Варден опубликовал учебник «Современная алгебра»; при написании второго тома своего учебника он много заимствовал из работ Нётер. Хотя Нётер не искала признания своих заслуг, в седьмом издании ван дер Варден добавил примечание о том, что его книга «частично основана на лекциях Э. Артина и Э. Нётер». Известно, что многие идеи Нётер были впервые опубликованы её коллегами и студентами. Значительная часть содержания второго тома «Современной алгебры» (ныне просто «Алгебры») ван дер Вардена должна принадлежать Эмми Нётер («Эффект Матильды»).

Представительство женщин в науке не носило в двадцатом веке поступательно-восходящий характер, оно во многом зависело от исторических реалий и политической ситуации. В странах СССР стало резко возрастать количество образованных и ученых женщин после Февральской революции и падать после начала консервативной политики Сталина. В целом на фоне всего остального мира в СССР все было не так плохо: общество развитых США, которые сейчас во многом являются примером для всего мира, с конца сороковых по семидесятые видело в женщинах строго матерей и домохозяек (подробнее можно почитать у очевидицы — Бетти Фридан в «Загадке женственности»). России и СССР будет посвящён отдельный текст, а пока можно удивиться тому, как в обществе, взращивающем Степфордских жён и грезящем идеальными домохозяйками, вообще выросли учёные женского пола. В США в связи со Второй Мировой стали постепенно пускать женщин в низшие ряды научных сфер (мужчин попросту не хватало) — но как только необходимость отпала в связи с окончанием войны и подъёмом экономики, женщинам вход в науку отрезали.

Барбара Макклинток (1902–1992) — генетик, открывшая перемещение генов в 1948 году, была награждена Нобелевской премией по физиологии и медицине только через тридцать лет после своего открытия. Изучая влияние рентгеновских лучей на хромосомы кукурузы, МакКлинток обнаружила, что некоторые генетические элементы могут изменять своё положение в хромосомах. Она предположила, что существуют мобильные гены, которые подавляют или изменяют действие соседних генов. Реакция коллег на сообщение Макклинток была негативной: её выводы противоречили положениям хромосомной теории (считалось, что положение гена стабильно, а мутации редки и случайны). Барбара продолжила исследования и публиковала результаты, но научное сообщество её игнорировало. В семидесятые годы учёным стали доступны методы, позволившие изолировать генетические элементы, и правота МакКлинток была доказана.

Барбара МакКлинток объяснила, как происходят структурные изменения в хромосомах. Описанные ею кольцевые хромосомы и теломеры позже были найдены у человека. Первые проливают свет на природу генетических болезней, вторые объясняют принцип клеточного деления и биологического старения организма. В 1931 году Макклинток и её аспирантка Г. Крейтон исследовали механизм рекомбинации генов при воспроизводстве, когда родительские клетки обмениваются частями хромосом, давая начало новым генетическим чертам у потомства. Макклинток также открыла транспозоны — элементы, «выключающие» окружающие их гены. Она совершила множество открытий в цитогенетике без поддержки со стороны большинства коллег-учёных.

Грейс Хоппер (1906–1992) в тридцать семь лет поступила на службу в ВМФ США и через год подготовки должна была отправиться на фронт, но её отправили работать с первым компьютером — Марком 1, а именно переводить баллистические таблицы в двоичный код. Грейс Хоппер пустила в обиход программистов слова bug (ошибка) и debugging (отладка). Благодаря Хоппер появился первый компилятор, первая библиотека подпрограмм и первый язык программирования, похожий на человеческий (КОБОЛ). Грейс Хоппер считала, что программирование должно стать доступным для всех.

Розалинд Франклин (1920–1958), биофизик и рентгенограф, работала над получением рентгенограммы структуры ДНК. Открытие структуры ДНК было одним из величайших открытий за всю историю человечества, но Нобелевская премия за него досталась исключительно мужчинам.

Когда женщины были компьютерами

Эдвард Чарльз Пикеринг (1846–1919) астроном, профессор Гарварда, директор Гарвардской обсерватории, нанял группу женщин для расчёта звёзд. Почему женщин? Многие женщины, как и сейчас, соглашались на ту же работу за меньшие деньги, а в то время эта была разница в несколько раз: экономия очевидна.

Женщины производили исключительно вычислительные, механические работы, как и в других последующих крупных проектах, в которые на таких условиях массово брали женщин. Весьма странно и непривычно для мира, где механика и расчётные работы считаются мужскими, не правда ли? Однако этому есть объяснение: такая работа считалась непрестижной, «чёрной», в отличие от научной, исследовательской работы — поэтому к ней постепенно стали допускать женщин. Как мы видим, знающие люди в вычислительных способностях женщин не так уж сомневались.

Генриетта Суон Ливитт, одна из женщин Обсерватории Пикеринга, открыла более 2 400 переменных звёзд. Изучение цефеид привело её к открытию зависимости между периодом изменения блеска и яркостью звезды, что впоследствии помогло астрономам в измерении расстояний как в нашей Галактике, так и за её пределами. Эдвард Хаббл позже использовал её исследования для доказательства своей теории расширяющейся Вселенной. В команде Пикеринга были также выдающиеся астрономы Энни Джамп Кэннон, Вильямина Флеминг и Антония Мори.

А в начале сороковых американское правительство стало массово нанимать тысячи людей, в том числе и большое количество женщин, на непривычно хорошо оплачиваемую работу в неком секретном месте. Анонсировалось, что их будущая работа положит конец войне. Этой работой был «Проект Манхэттен» по разработке ядерного оружия. Рабочей силой (от лаборанток-химиков до вычислительниц) в проекте также были женщины — этот проект положил начало популяризации профессии вычислителей для женщин и традиции участия женщин в крупнейших в мире проектах.

ENIAC был первым электронным компьютером числового назначения. В 1946 году об ENIAC объявили как о «Гигантском Мозге»: его скорость была в тысячу раз выше, чем у электромеханических машин. Расчёты ENIAC также производили женщины.

Подробнее про женщин-компьютеров можно почитать тут и тут.

В то время как в СССР женщины имели множество возможностей,чтобы стать инженерами, в США для женщины вероятность получить работу, не похожую на работу секретаря или зайчика Playboy, была равной практически нулю. У чернокожих вероятность получить хорошую работу была ещё меньше: это было время сегрегации, и большинство хороших школ и высших учебных заведений были «белыми», не говоря уже о престижных рабочих местах, где чернокожих в принципе не ждали.

Президенты Линдон Джонсон и Джон Кеннеди сделали космическую программу средством для социальных изменений в рамках гражданского движения, используя федеральные законы о равном найме, чтобы создать рабочие места для афроамериканцев в НАСА и компаниях-подрядчиках НАСА — и ещё тысячи рабочих мест для технических специальностей в Глубоком Юге, чтобы снизить уровень бедности. Это история о том, как изучение космоса и полёт на Луну стали частью мирной борьбы против сегрегации и за равноправие.

До того, как Джон Гленн три раза облетел Землю и Нил Армстронг ступил на Луну, в НАСА была группа женщин-математиков, очередных «людей-компьютеров», которые использовали карандаши, бумагу и формулы, чтобы рассчитать полёт этих самых ракет и космонавтов в космос. Не так давно о них сняли фильм «Скрытые фигуры» («Hidden figures»). Считать этих трёх женщин главными и практически единственными причинами суборбитального полета и полёта на Луну, как это могут сделать по ошибке некоторые феминистки, не стоит. В целом персонификация — объяснение всех процессов действием одного или нескольких людей, обыкновение отдавать все лавры одному или нескольким людям — губительна, не является объективной и искажает видение картины не только в политике, но и в науке. Обычно открытия и достижения — это результат работы десятков, сотен, а то и тысяч талантливых и трудолюбивых людей. И дело вовсе не в поле, цвете кожи или материальном состоянии. В данном случае важно то, что не только мужчины внесли вклад в освоение космоса, но и женщины. И не только белые. Многие этого действительно не знают потому, что эта тема действительно замалчивалась и была скрыта. Справедливость — это хорошо: дети любят справедливость, обезьяны любят справедливость, взрослые любят справедливость, мышки любят справедливость.

Осознание того, что люди сталкиваются с кучей препятствий из-за своей врождённой идентичности — важно. Если все мы будем понимать, что эти препятствия несправедливы, если не будем отрицать, что они всё ещё существуют, если будем отслеживать своё поведение — то мир будет гораздо более приятным местом.

Почему так?

Одной из причин большого количества талантливых учёных среди мужчин может быть так называемое «большее распределение интеллекта у лиц мужского пола». Согласно нему, мужчины чаще бывают либо очень умные, либо очень глупые. Мужчины, которые вопиют о том, что женщин-учёных почти нет и всё изобрели мужчины, а место женщины на кухне — обычно как раз последние. Поскольку они, скорее всего, никогда ничего не изобретут, для них есть смысл искать своё превосходство в мужской идентичности, чтобы хоть как-то сформировать о себе иллюзорно высокое представление и поддерживать самооценку. Женщины на шкале интеллекта чаще занимают среднее положение.

Но ведь все эти тесты на различия в пространственных связях и логике могут быть независимыми и достоверными только в условиях одинакового воспитания. Здесь можно посмотреть лекцию нейробиолога Катрин Видаль «Есть ли у мозга половые различия».

В силу распространённости гендерных стереотипов в воспитании, мужчины, обладающие скромными когнитивными способностями, гораздо чаще считают себя очень умными (и, конечно, умнее большинства женщин), чем женщины.

Проблематичными также кажутся концепции и псевдонаучные публикации, полные предубеждений и набора шаблонов. Пытаясь биологически объяснить различия, большая часть которых обусловлена социальной реальностью, многие (особенно российские) популяризаторы науки внезапно становятся приверженцами «традиционных ценностей», готовыми использовать любые снимки МРТ и исследования, проводимые на тараканах, лишь бы доказать природную непреодолимую отсталость женщин. На самом деле нейробиологи не находят ни существенных различий в строении мозга у женщин и мужчин, ни зависимости уровня интеллекта от размера мозга.

На деле научные достижения зависят от индивидуального потенциального максимума (Rmax). Как предполагают исследователи, максимальный потенциал интеллекта зависит от времени, которое учёный может потратить на исследования. У женщины, работающей в науке на полставки или занятой домашним хозяйством в так называемую вторую смену, этот потенциал будет меньше, чем у коллеги-мужчины, не обременённого ежедневными бытовыми обязанностями и уходом за детьми. Сколь бы способной ни была учёная, ей придется затратить существенно больше времени на результат, аналогичный тому, что получает полностью погружённый в науку учёный.

Женщины именно в силу сложившихся социальных обстоятельств и представлений о «биологическом долге» не могут полностью отдаться научной карьере. Они сильно отстают в накоплении научного багажа от конкурентов, занятых работой полное время (бездетные незамужние женщины и мужчины). Отсюда возникает так называемый Gender gap, а вовсе не из-за того, что женщинам меньше платят.

Проект «Неявные\Скрытые» Гарвадского университета проводит семинары и переговоры по выявлению тонких, неявных гендерных (и не только) предубеждений и рассуждает, как способствовать выявлению этих предубеждений. По ссылке есть набор тестов по выявлению этих предубеждений.

Что ещё?

  • Книга, которую можно преподнести в подарок братьям и сёстрам, племянницам и племянникам, чтобы они знали, что женщины-учёные тоже есть и их вклад в науку важен.
  • Выдающиеся астрономы женского пола.
  • Список имён женщин-учёных со ссылками.
  • 50 самых важных женщин-учёных.
  • 91 известная учёная женщина.
  • Самые известные математики женского пола.
  • 34 учёных американок, изменивших мир.
  • Женщины-физики.
  • 17 женщин, которые изменили лицо физики: от открытия пульсаров до коррекций оптики Хаббла.

ДОБАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

comments powered by HyperComments

Больше?

Ваш личный Астропрогноз: 20 — 26 июня

Оля Осипова
Эта неделя так себе: полнолуние и Меркурий снова козлит. Катастрофы, бедствия, заражение, столбняк, боль, смерть. Рассказываем, как выжить

Ваш личный Астропрогноз: 27 июня — 3 июля

Оля Осипова
Ещё одна неделя на планете Земля, и все как будто с цепи сорвались. Рассказываем, как не вляпаться и пережить конец июня без травм и потерь

Ваш личный Астропрогноз: 4 — 10 июля

Оля Осипова
На этой неделе новолуние: тянитесь к жизни, всех простите, наберите в рот камней. Как не поддаться на провокации и пережить первую фазу Луны

Хорхе Луис Борхес: Стихотворное ремесло, часть II

Роман Шевчук
Эссе Хорхе Луиса Борхеса о том, почему человечеству нужны истории и как быть поэтом

Олдос Хаксли: Замены освобождению

Роман Шевчук
Олдос Хаксли об алкоголе, наркотиках, сексе, искусстве и войне как ложных способах трансценденции

Бертран Рассел: идеи, которые навредили человечеству

Роман Шевчук
Рационалист Бертран Рассел критикует религиозные убеждения, эгоизм, гордыню и фанатиков демократии и не обещает нам ничего хорошего