Как в России саботируют тотальную слежку
Иллюстрации: Анна Михайлова
31 мая 2017

online

Исследование 
«Жизнь в прямом эфире»

Кажется, в мегаполисе за каждым нашим движением следят видеокамеры. На самом деле, русский Большой брат — это фикция. «Почти все IT в рамках государства — это деньги на ветер. На рынке существуют компании-однодневки, выигрывающие тендеры за счёт низкокачественного оборудования, условно соответствующего техническим запросам. Всё законно, но получается херня». «Батенька, да вы трансформер» выяснил, как чиновничья глупость, коррупция и непотизм мешают тотальной слежке.

В 2009 году московские копы вместо прямого эфира из нескольких районов города целых пять месяцев смотрели зацикленные видеоролики. Занимавшаяся обслуживанием камер компания «Строймонтажсервис» решила отключить видеотехнику от серверного оборудования, заменив реальные камеры транслировавшими записи офисными компьютерами. По договору за каждую работающую камеру им ежемесячно перечислялись деньги из городского бюджета. Подмену обнаружили в сентябре. Скорее всего, полицейские заметили, что на картинке с камер не осыпается осенняя листва. Как будто этого было мало, в процессе расследования выяснилось, что «Строймонтажсервис» саботировал конкурентов с помощью вирусов на компьютерах чиновников.

На бумаге эта компания была заурядным частным господрядчиком. Все тендеры на обслуживание камер были выиграны честно. Катастрофических масштабов фиаско с зацикленными видео — яркое подтверждение правила. «Почти все IT в рамках государства — это деньги на ветер. На рынке существуют компании-однодневки, выигрывающие тендеры за счёт низкокачественного оборудования, условно соответствующего техническим запросам. Всё законно, но получается херня», — рассказывает предприниматель Александр. Его компания занимается поставкой и настройкой оборудования для видеонаблюдения ГУВД Екатеринбурга. После поломок техники ООО выбрасываются на помойку истории, а их ликующие от нехватки независимой экспертизы работники мигрируют в новые фирмы-пустышки. «А, казалось бы, влиятельные люди в погонах вынуждены продолжать с ними работать. Непонятно, как защитить квалифицированных специалистов и их просителей от упырей, которые вклиниваются в тендеры и выигрывают их в минус».

Отчёт о двухнедельной экспедиции «Обитель чёрного дьявола»

По данным ДИТ, в Единый центр хранения и обработки данных сейчас интегрировано сто сорок шесть тысяч московских камер. Масштаб неплохой, но, мягко говоря, не оруэлловский: даже если округлить количество камер до двухсот тысяч, выйдет по камере на каждые шесть десятков человек. Для сравнения: это в шесть раз меньше камер на человека, чем в Великобритании. Не в столице, а именно во всей стране. Впрочем, результат всё равно неплохой: в сухих цифрах импровизированного хит-парада Москву можно поставить после Пекина (четыреста семьдесят тысяч, партийные камеры покрывают 100 % города) и Лондона (четыреста двадцать).Первое место скорее всего достанется китайскому же городу Чунцин, где местные власти пару лет назад озвучивали планы довести количество камер до полумиллиона.     

Риторический вопрос: есть ли толк от полутора сотен тысяч камер, если они не работают? На пути тоталитарного вуайеризма в России, как всегда, стоят некомпетентность и непотизм, а из эффективной контрмеры пресловутые камеры уже превращаются в очередное потешное фиаско.

Паразитирование на механизмах госзакупок — только часть проблемы. Чиновники чаще лоббируют работу с сомнительным оборудованием, чем становятся её жертвами. «Сверху спускается ТЗ. В нём заложено оборудование, — Александр объясняет схему. — Например, в ТЗ прописан какой-то хитрый дорогой объектив с фокусным расстоянием 2,7 миллиметра, который поставляется одной или двумя компаниями. Любую альтернативу с расстоянием хоть на миллиметр больше или меньше можно законно отклонить». Чтобы схема сработала, подрядчики заказывают в Китае стандартные объективы 2,8 миллиметра с перебитой маркировкой, номинально выступая производителями благодаря манипуляциям с торговыми марками. Деньги за поставку камер пилятся между чиновниками и исполнителями.

Последний и самый модный фетиш чиновников — попытки оборудовать камеры ПО для распознавания лиц и предотвращения преступлений. Компьютерное зрение на Big data-стероидах вполне способно в реальном времени отслеживать оставленные на платформах предметы, драки, разыскиваемых преступников и очереди в кассах. В подтверждение многочисленные поставщики ПО даже сделали кучу гифок, где компьютерное зрение регистрирует толпящихся в турникетах бабушек. Без сомнительных трат не обошлось и тут.

В московском метро эту систему планируют запустить к Чемпионату мира-2018 — видимо, в страхе перед фанатскими фирмами и шахидами: текущие затраты уже составляют 3 500 000 000 рублей. Предприниматель Александр подметил, что поставщиков хороших программных решений для задач интеллектуального видеонаблюдения на российском рынке полно, а установленные в московском метро в количестве трёх тысяч штук камеры шведской Axis, судя по всему, вполне могли бы предоставить достаточно чёткую картинку для искусственных мозгов. Но, видимо, их заменят новенькие камеры, поставленные группой компаний во главе с ГУП «СВЭКО» Федеральной службы охраны. В программе: все главные тренды полицейского вуайеризма плюс мобильные приложения с доступом к камерам для избранных сотрудников. Загвоздка всего одна: фотографии закупленных камер в каталогах российских компаний выглядят точь-в-точь как западные аналоги с лениво замазанными логотипами немецких компаний Bosch и менее известной Basler. Видимо бывший начальник московского метро Дмитрий Пегов говорил не только о поездках, когда рассказывал об импортозамещении в подземке. В этом же интервью он предсказал двадцать тысяч камер, а сейчас планируется уже всего пять с половиной тысяч. На этом подводные камни не кончаются: по словам Александра, под каждую дизайнерскую плитку и каждое вычурное освещение на каждом стапятидесятипятиметровом перроне московского метро требуется индивидуальная настройка «умных камер». В противном случае советский шик метро может сыграть роль камуфляжа.

Примерно такую же махинацию с логотипами в 2013 году провела компания «Комплексные технологии безопасности» (КТБ), продавшая МВД неизвестное количество комплексов под морально устаревшим названием «Спартан 300». По словам разработчиков, их устройство по цене более чем 180 000 рублей за штуку могло определять намерения человека по его поведению и мелким мимическим движениям (вроде движений глаз и бровей). В эфире «Москвы 24» аккуратная коробка с грубо наклеенным логотипом футуристично обводила людей в зелёные и красные рамочки, пока разработчик рассказывал о своём техническом дебюте. Через пару дней выяснилось, что под наклейкой находился логотип Microsoft, а «опытный образец» устройства использовал камеру Kinect, предназначенную для игры на приставке жестами. Определять поведение с такой камерой не выйдет: не хватит разрешения. Для эффективной работы устройства его нужно практически вплотную подносить к лицу гражданина.

В 2013 году Известия выяснили, что гендиректором компании «Комплексные технологии безопасности» являлся бизнесмен Григорий Степанян, которому принадлежит доля в фирме «Бюро управления инновационными проектами» (БУИП), поставлявшей аппаратуру для нужд МВД и ФСО. По данным СПАРКа, четыре года спустя очевидных связей с БУИП уже не найти. Сейчас гендиректором компании числится Антон Померанцев, параллельно являющийся главой одного из множества тёзок ООО «МЕГАСТРОЙ». Сайт КТБ перестал работать где-то после апреля 2016 года. Раньше на нём рекламировались чуть менее фантастические продукты других дочек БУИП — «Лаборатории AВK» и «Пирохимики», исправно функционирующих до сих пор.

Впрочем, стоит отдать чиновникам должное: некоторые абсурдные обновления для камер так и не проходят цензуру. По рассказу журналиста Андрея Солдатова, в 2015 году на конференции «Инфофорум» одна из команд-участниц предложила чиновникам план оснащения камер в троллейбусах микрофонами. Мотивировали они это тем, что водитель не может мониторить камеры, так как вынужден смотреть на дорогу, следовательно, ему необходимо слушать салон через динамик. Идея не только дорогая, но и очень спорная, так что вставлять микрофоны чиновники не спешат.

С чем вообще борются все эти камеры? Для начала: нет, камеры не мешают терактам. Теракты должны предотвращаться правильной экономической и социальной политикой, а также агентурной и оперативной работой спецслужб. После очередного взрыва камеры могут только помочь в расследовании по горячим следам или поставить эффектных кадров сенсационным телеканалам. По силам ли видеослежке повлиять на статистику преступлений? Мировой опыт говорит: «Возможно, но это не точно». По результатам одних исследований учёные устанавливали корреляцию между наличием камер и уровнями преступности, в других декларировали уличную видеослежку дорогим провалом. Главное, чтобы о камерах не забывали сами полицейские: в 2014 году информация с камер использовалась для раскрытия совершённых в общественных пространствах Москвы преступлений всего в 2,5 % случаев. Для системы стоимостью более сотни миллиардов рублей это непростительно скромный показатель.

Можно было бы уже окончательно поставить крест видеодиктатуре в России, если бы не одно интересное свойство камер: в теории, сам факт их наличия может предотвращать преступления. Когда бесконечные электронные глаза подменяют собой вездесущего бога, убивать ближнего не очень и хочется. Правда, постоянный страх подглядывающих арбитров мог бы довести общество до авторитарного ада, но это неважно. Так что даже если все камеры в Москве окажутся импотентными, москвичам всё равно можно внушить идею тотального контроля. С Собяниным в роли Большого брата. По закону смотреть ему как раз можно.

ДОБАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

comments powered by HyperComments

Больше?

Агент Малдер, патриарх Кирилл и преодоление кризиса веры

Владислав Моисеев
Что общего у агента ФБР, агента КГБ и кучки монохромных птиц

Лучшие из лучших: экзистенциальная драма ВДВ

Алексей Понедельченко
Подробный, полный боли рассказ о том, что такое ВДВ, от автора-десантника. Как выглядит призыв, кто крадёт у солдат колбасу, в чём логика армии

Похороны неизвестного гвардейца

Алексей Понедельченко
Алексей Понедельченко и его мрачные армейские воспоминания о похоронах таинственного товарища гвардии полковника

Этот город в огне: телеграмма из Стамбула

Дениэл Козин
Неизвестность, хаос, беженцы, взрывы, мусульманские кальвинисты против немецких ди-джеев, конфликт с Россией. Турция — снова Ближний Восток!

Дары Апокалипсиса. Карандаш

Пётр Маняхин
Новый выпуск эсхатологии повседневности — карандаш из безобидной деревяшки превращается в карающий фаллос

Наши — не наши. Как в Сибири сбивали дроны копьями

Пётр Маняхин
Побывали на фестивале «Сибирский огонь», знаменитом тем, что там сбивают дроны копьями и вешают содомитов