Антропология русской аэрографии

Текст: Этери Барклай
/ 17 октября 2014

У вас убогая тачка и вы не знаете, как это скрыть или сделать менее заметным? Иногда хотите стать невидимкой? Не хотите привлекать к себе внимание? Нет, тогда этот материал точно не для вас. Сегодня мы поговорим о самовыражении, боли и понятии «русская аэрография», непобедимая.

Вот сидите вы, к примеру, читаете эту статью на работе, а напротив вас или рядом с вами, ну или за стеной, сидят люди, которые, так же, как и вы, пришли на работу, чтобы работать. Вы видите их каждый день, но что вы знаете о них? Какие детали в их поведении и внешнем виде говорят вам о том, что перед вами просто абсолютно конченый дегенерат или же наоборот, интереснейшая личность? Тем более что на многих предприятиях есть определённый дресс-код, который зачастую скрывает всю прелесть и своеобразие личности. Конечно же, многое написано у человека на лице: физиогномисты уже давно выявили взаимосвязь между нашими носогубными складками и работоспособностью, между формой рта и степенью нашего сволочизма, и много чего другого. Но существует ли какой-то язык примет, который мог бы рассказать нам что-то новое не только о человеке, но и о человечестве в целом?

Уилл Вебстер, фотограф, и его девушка Эмма Уэллс, продюсер BBC, работают в Москве. Не будем говорить, как тяжело приходится этой милой парочке посреди хтонической тьмы, а лучше обсудим их наблюдения за окружающей действительностью. Уилл и Эмма нашли тот уникальный язык примет и уже несколько лет фотографируют говорящие на нём столичные машины.

Сразу же видно, что это наши ребята

«Я начал обращать внимание на машины и аэрографию где-то в 2007 году, — рассказывает Уилл Вебстер, — я даже встретился с парой художников, но потом забросил эту идею, потому как переехал в тот год в Великобританию. С Эммой мы познакомились в 2011-м. Кажется, мы болтали на „Фейсбуке“, когда вдруг осознали, что нас обоих крайне волновало искусство аэрографии в России. Забавно, что если бы не социальные сети, мы могли бы так и не узнать об этом общем увлечении. Так что, я вам скажу, соцсети неплохо работают!

Мы оба трудились журналистами и нам нужно было придумать какую-то историю. Снова мы нашли каких-то художников, специализирующихся на аэрографии, снова поговорили с ними, но что-то опять не пошло, и мы оставили идею и на этот раз. Но вопреки обстоятельствам мы всё равно продолжали присылать друг другу фотографии с разрисованными машинами, уже больше в качестве повода для общения: эй, я тут, я видел вот ЭТО».

По словам Вебстера, российские автомобили с аэрографией выглядят крайне необычно для английских глаз: «Привлекать внимание к себе считается довольно некультурным занятием, но, не скрою, англичане тоже ещё как любят повыпендриваться».

Да, Уилл, но только самую малость

«Что мне показалось интересным, так это то, что все художники в один голос говорят, что разрисовать свой автомобиль — верный способ обезопасить себя от его кражи. Такие машины без толку угонять, потому что все знают, кому они принадлежат, они очень узнаваемы», — заверяет Уилл.

«Искусство, рождённое из страха — по-моему, это парадоксальное явление. Но ведь это ещё и очень смело: выставить всем напоказ свой вкус, ведь ты в нём должен быть абсолютно уверен! Признаться, некоторые изображения лучше бы так и оставались в головах владельцев авто. Пожалуй, самая дикая картина — это с тем парнем на мотоцикле со странной причёской: если присмотреться, на фото можно разглядеть, что это и есть владелец машины». Наверное, владелец боится, что кто-то может подумать, что у него нет мотоцикла, а ведь он у него есть!

Мне нужны твои ботинки, твоя причёска и твоя аэрография

Интересно, что изобразил бы каждый из нас, если бы аэрография наконец-то стала принудительной. Скорее всего, мы узнали бы много нового и молча поудаляли бы друг друга из социальных сетей, сделав вид, что никогда друг друга не знали.

Красота спасёт мир! Спасибо, Уилл и Эмма!

Текст
Москва