Воскресение Рэйчел: орбита мёртвых
Иллюстрация: Bojemoi!
13 июля 2017

Сегодня в «Книжном обжоре» мы рассмотрим один из лучших инди-комиксов 2010-х годов, а именно первый том «Воскресения Рэйчел» — гибрид мистического триллера и женского детектива, напичканного библейскими аллюзиями, ведьмами и витающем в воздухе духом мортальности, в котором монохромная, призрачная и даже гипнотическая визуализация кажется очевидным решением.

Кто автор?

Будучи пионером инди-паблишинга, издающим свои серии в собственном крошечном издательстве «Abstract Studios», Терри Мур всё же удостоился престижнейших наград мира комиксов — премий Харви и Айснера. Мистер Мур — автор почти культовый, во многом благодаря эпической комикс-саге «Strangers in Paradise», научно-фантастической арке «Echo» и мистическому триллеру «Воскресение Рэйчел», о котором и пойдёт речь.

Как и Чарльз Бёрнс, он сам пишет и иллюстрирует свои сюжеты. Мура называют Альфонсом Мухой мира комиксов, а его рисовку отличают точность линий и фотографичность: статичность, правило золотого сечения и вводящие в «кадр» линии. Мур создаёт не высокодетализированные, но жадные до деталей комиксы, где каждая важная фраза или значительный символ могут ускользнуть от читателя, но через несколько сотен страниц будут терпеливо подобраны и развиты автором.

Где всё происходит?

Главная героиня «Воскресения Рэйчел» приходит в себя в неглубокой могиле в лесу и понимает, что была задушена, но по какой-то причине не мертва в полном смысле этого слова. Распутывая клубок таинственных причинностей и событий, Рэйчел втягивается в расследование чёрных месс, ведьмовских ковенов родного города Мэнсон и в погоню за девочкой Зои — сосудом могущественных злых сил. Бэкграундом служит пришествие таинственной белой ведьмы, следующий за ней мор и повальное воскрешение мертвецов.

О чём это?

Несмотря на всю видимость, хоррором «Воскресение Рэйчел» можно назвать с очень большой натяжкой. Скорее это танатологический триллер с вкраплениями мистики и элементами детектива. Мур состряпал не очередную банальщину о восставших мертвецах — его посыл совершенно иной. Всё же главный, хоть и незримый персонаж — сама Смерть, а не Рэйчел. Здесь Смерть скорее субъект, чем состояние, а положение Рэйчел если и объяснимо, то в большей степени метафизически, нежели с биологической точки зрения. Небольшой городок Мэнсон (разумеется, связанный одной пуповиной с Сайлент-Хилл) превращается в бесконечную орбиту, точку пересечения усопших. Всё же Мур взялся за непростую работу: быть на стороне мёртвых, держать их за руку и попытаться вновь пройти протоптанными ими тропами.

Автор создал статичный, неторопливый комикс. Однако неторопливый — не то же самое, что бессобытийный: каждые тридцать-сорок страниц кто-то умирает страшной смертью или, напротив, нехотя воскресает. В этой тихой, приглушённой подаче смерти, кажется, и состоит главный диссонанс.

Чем примечательно «Воскресение Рэйчел», так это характерным юмором патологоанатома — как, например, у доктора Фрэнка Харта в «Голгофе» Джона Макдонаха. Мертвецы Мура циничны и ни капельки не рады «второму шансу», вот и получается, как в старой поговорке: «Жить не дают — и умереть не позволяют».

И конечно, Терри Мур не был бы собой, если бы и в этом графическом романе не сделал главных персонажей женщинами. Во всех его основных произведениях мужчины неуместны, эпизодичны и пробиваются в повествование редким пунктиром. Вот и здесь перед нами несколько брутальная, решительная и острая на язык «зомби» в юбке. И смерть ей к лицу.

На что это похоже?

На литературу о танатологии, «Бардо Тхёдол», Египетскую книгу мёртвых, ведьмовской гримуар, детективы Роберта Чамберса — и одновременно ни на что из перечисленного.

Иллюстрация

ДОБАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

comments powered by HyperComments

Больше?