Каково быть владельцем советского ретро-автомобиля
Текст: Анастасия Дорофеева / 30 июня 2016

Увлечения людей — это всегда история борьбы пристрастий с тьмой Постапокалипсиса, будь это коллекционирование игрушек из «Киндер-сюрприза», большие стройки из LEGO или езда на доисторическом автомобиле. Анастасия Дорофеева встретилась с молодым человеком, который любит свою «Победу», хотя та и старше его в два раза.

Когда я выключила диктофон и закрыла ноутбук, в котором делала заметки, я почувствовала себя в аквариуме. Мы с Артёмом стояли в пробке на Калужском шоссе в окружении иномарок, их водители с удивлением рассматривали машину, в которой мы сидели. Справа ехал битком набитый автобус, а все его пассажиры тыкали в нас пальцами и улыбались. Пару раз кто-то даже посигналил и показал большой палец вверх. Вот история Артёма о его любимой зелёной ретро-машине.

Артём Перевозник, владелец «Победы ГАЗ М-20»:

Я с детства хотел «Победу». Она привлекала меня своей надёжностью. Люди рассказывали истории, как доезжали до дома чуть ли не с пополам разломленным кузовом, со вставленным вместо вкладышей кожаным ремнём, с пружинкой от ручки в сломанной тяге или водкой в тормозной системе. Вообще «Победа» проектировалась во время войны, её выпустили в 1946 году: это первая легковая машина послевоенного времени. В ней впервые появилась печка, световая сигнализация, повороты.
Из «Победы» вырос милицейский «Уазик». По-хорошему, «Победа» — это первый кроссовер. Хрущёв предложил сделать полноприводный автомобиль представительского класса и получился гражданский автомобиль с мягкими диванами и без рамы.

Свою «Победу ГАЗ М-20» я приобрёл десять лет назад, когда учился в институте и работал в кафе официантом. Я накопил денег, купил и вот с девятнадцати лет езжу на ней постоянно, другой машины у меня нет.
Езжу на ней с апреля, когда дорога просыхает, и до конца октября — до холодов, если позволяет погода. Я заливаю в двигатель воду, а не антифриз, который слишком сильно его разъедает. Жалко ездить зимой, потому что дороги посыпают солью, и машина гниёт. Поэтому зимой пересаживаюсь на метро.

Моя «Победа ГАЗ М-20» 1955 года выпуска. В ней изначально было пятьдесят лошадиных сил, но я немножко её прокачал, так что сейчас в ней лошадей шестьдесят. Максимальная скорость по паспорту сто, но после прокачки я езжу и сто двадцать, мне хватает. Тут три передачи, всё очень просто, всё аналоговое, не электронное. Старый хозяин прорезал дырку для магнитолы, а я её туда вставил, чтобы не скучать в дальних поездках. Ещё я немного усовершенствовал механику, задний мост, увеличил степень сжатия мотора, добавил второй бардачок, улучшил печку: она теперь даёт тепло не только на ходу, но и когда машина стоит. Сиденья можно раскладывать и спать, я так делаю в дальних путешествиях — экономлю на гостиницах.

Изначально машина была цвета «флора» — более тёмного, советского оттенка. Старый хозяин покрасил её в серый цвет, а когда понадобилось продавать, срочно перекрасил из баллончика в зелёный. Вот с тех пор она такого ядрёно-зелёного цвета, порой я её подкрашиваю. Мне кажется, что этот цвет идёт машине. С момента покупки «Победы», я три года ездил и ничего не чинил, всё болталось, но машина была на ходу. «Победа», как и все машины, ломается, но она достаточно предсказуема и неприхотлива — в ней нет того, что может сломаться внезапно. Если что-то начало течь, или двигатель стал не так работать, то это легко ощутить, доехать до дома и привести в порядок. Периодически я провожу ТО, всегда чувствую, когда нужно поменять сальники или залить жидкости. Сейчас машина в отличном состоянии для своих шестидесяти лет. Правда, езда в пробках у меня никакая, я очень боюсь ехать близко к другим машинам. Маленькую дистанцию тяжело держать, потому что тормоза не очень эффективные.

Машину очень легко водить. У людей бывает предвзятое мнение, что старый автомобиль неудобный, но это неправда. Конечно, шумоизоляция в старом автомобиле плохая, но если машину хорошо настроить, то никаких проблем с управлением не возникнет. По моему мнению, с эксплуатационной точки зрения «Победа ГАЗ М-20» не уступает более поздним моделям.

Я много куда путешествовал на этой машине, например, в Питер и Сочи. А когда я ездил в Украину, на границе был интересный момент. У нас законодательно всё, что старше пятидесяти лет, является культурной ценностью, и это нельзя вывозить из страны. Поэтому нужно проходить дорогостоящую экспертизу в Росохранкультуре, чтобы получить справку, что машина не принадлежала известной персоне и не имеет особого статуса. У меня такой справки не было, поэтому пришлось уговаривать сотрудников таможни на границе, но я им не платил. До Киева мы доехали где-то за пятнадцать-семнадцать часов, к слову, со скоростью восемьдесят-девяносто и небольшими остановками, в том числе на таможне.

У меня была одна авария, когда я приобрёл машину: не справился с управлением. Врезался своим левым крылом в левый бок «SUZUKI Vitara». Получилось так, что мне пришлось всего лишь поменять фару и подровнять крыло. У владельца иномарки же было сильно разбито крыло, передняя дверь, задняя дверь и даже задний бампер. Вмятина была через весь кузов. Своим крылом я разбил переднюю фару «SUZUKI», прошёлся по всему боку и вырвал заднюю.

Сталь в «Победе» в два раза толще, чем в современных машинах. Также роль играют округлые формы, которые делают автомобиль более устойчивым к повреждениям. Вообще ретро-техника долго хранится. Это достаточно философский вопрос. Если взять современную машину, неважно — дорогую или дешёвую, в её изготовлении использовался другой подход. Сейчас автомобиль стал более утилитарным, раньше не было пластика и использовались более долговечные материалы. Раньше в технику закладывался огромный запас прочности. Если через пятьдесят лет человек решит отреставрировать какую-нибудь современную машину, то пластик от неё элементарно разрушится в руках.

Ко мне постоянно подходят и спрашивают о машине, достали невозможно за десять лет. Чувствую себя медийным человеком, постоянно отвечая на одни и те же вопросы. Как-то возле дома я встретил старого учителя физкультуры, он просто спросил: «Зачем?». Чёрствые и бесчувственные гаишники иногда останавливают проверять документы. А один раз был случай, когда меня остановили работники ГИБДД, один из них ко мне подошёл, тот, что званием помладше, и спрашивает:
— Это «Москвич»?
— Нет, это «Победа».
— «Победа»! — крикнул он второму
— Ха! Ты проспорил! — обрадовался второй, а я поехал дальше.

Я состою в московском «Победа-клубе». Там много людей, у которых даже не один автомобиль, также есть люди, у которых более старые машины, купленные ещё в советское время. Конечно, в клубе есть и те, у кого нет автомобиля — просто сочувствующие участники.

Мы иногда собираемся на парады. Правда, сейчас это уже запрещено: приняли закон, что, если вы едете куда-то колонной машин, то нужно официальное разрешение, так как несанкционированная езда колонной приравнивается к демонстрации. Был случай осенью прошлого года: в Подольске из клуба «Волга ГАЗ-21» ехали впятером на шашлыки и их остановил сотрудник ГАИ, чтобы спросить, что они пропагандируют.
Также постоянно проходят выставки ретро-автомобилей. Недавно было мероприятие «Старость в радость», где мне предложили поучаствовать. Это бесплатно, так сказать, жест доброй воли. Я простоял там четыре часа, детям и пенсионерам было интересно посмотреть на мою машину. Бывает, от клуба выставляем одну-две машины в «Олдтаймер-Галерею Ильи Сорокина», она проходит два раза в год. Часто мы участвуем в совместных пробегах с другими клубами. Я лично участвовал в пробеге по Севастополю два или три года назад, когда ездил в Крым. Недавно два члена клуба вернулись из Берлина, они ездили туда на своих «Победах», стартовали с Красной площади и встретили 9 мая у здания Рейхстага.

Из других моих увлечений — я фотографирую по технологии 1851 года: создаю самодельные пластины, сам покупаю серебро, готовлю все препараты и снимаю на большую деревянную камеру. Пытаюсь этим зарабатывать. Параллельно я занимаюсь немецким велосипедом 1935 года. Я хочу сделать из него что-то вроде мопеда под старину: поставить маленький советский моторчик подвесной. Уже купил на него фонарь. Хочу его закончить и устроить на нём пробег, например, в Питер.

Сейчас рассматриваются законы, появляются налоги, которые могут сделать жизнь любителей ретро-автомобилей невозможной. В моей машине мощность пятьдесят лошадиных сил, но при этом мотор 2,2 литра, в современных машинах такого не бывает. Сейчас, если у тебя пятьдесят лошадиных сил, мотор должен быть где-то литр, то есть в два раза меньше. Поэтому по мощности я получаю очень маленький коэффициент, а по объёму коэффициент — сравнимый с большим внедорожником. Сейчас хотят сделать, чтобы большие машины с большим объёмом платили меньше, а маленькие с большим объёмом — больше. Там всё хитро, но в итоге владельцы старых автомобилей сильно пострадают. «ГАЗ М-1» вообще имеет объём под три литра, но при этом около пятидесяти лошадей, если не меньше. Проблема ещё в том, что агрегаты и двигатели нельзя менять и будут запрещать всякие самоделки.

ДОБАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

comments powered by HyperComments

Больше?