История одного кадра: Алексей Ковалёв
Текст: Маргарита Журавлёва / 02 ноября 2017

Журналист Маргарита Журавлёва в регулярной авторской рубрике «История одного кадра» продолжает узнавать, как были сделаны снимки важных общественных событий. Сегодня история не от фотографа — журналист и создатель сайта Лапшеснималочная Алексей Ковалёв рассказывает, как случайно сфотографировал основателя проекта Wikileaks Джулиана Асcанжа на протестной акции в Лондоне, и об аналогиях с легендарной комедией.


Это было шесть лет назад, в октябре 2011 года. Я тогда только отучился в университете и был корреспондентом издания «Сноб», писал репортажи из Лондона. В это время разные лондонские активисты, анархисты и антиглобалисты решили повторить опыт Occupy Wall Street и оккупировать здание Лондонской фондовой биржи. У них не получилось, потому что полиция оцепила заранее это здание. В результате вся толпа разношёрстных активистов обосновалась буквально на паперти Собора Святого Павла. Там я, кстати, увидел впервые, как лондонская полиция применяет тактику разгона демонстрации под названием «кетлинг» — это когда полиция не разгоняет демонстрантов, а окружает их и не выпускает из оцепления несколько часов, туда привозят воду и туалетные кабинки. После этого демонстрантам довольно быстро надоедает митинговать — ты просто стоишь на одном пятачке, покричал лозунги, у тебя сел голос, становится скучно.

Но в тот раз там даже появился палаточный лагерь, священник из Собора Святого Павла благословил протестующих и попросил полицию не вмешиваться, это был такой триумф пацифизма. А главным селебрити на той акции стал Джулиан Ассанж, который тогда ещё был на свободе. За год до этого вышли первые публикации Wikileaks, он был страшно популярен среди всех видов активистов, его немедленно окружили журналисты и митингующие, как только он появился.

Мини-сериал о том, как наш читатель попал в реабилитационный центр для наркоманов
Читать

Ассанжа никто там не ждал, и к нему бросились все журналисты, потому что им, кажется, было сложно зацепиться за что-то другое, все говорили вразнобой и рвались к несуществующему микрофону. Ассанжа просто вытащили на эти ступеньки, и он начал выступать.

Полиция запретила проносить на акцию звукоусиливающую аппаратуру, поэтому, как и в Нью-Йорке, он говорил одну фразу в мегафон, а собравшиеся передавали его слова тем, кто стоит дальше, а те, в свою очередь, находившимся ещё дальше.

Мне кажется, что всё это очень напоминало сцену из фильма «Житие Брайана по Монти Пайтону». Там есть момент, когда главный герой выходит к окну своего дома и обращается к толпе, которая принимает его за мессию. Он говорит: «Не нужно за мной ходить!», вся толпа повторяет: «Не нужно за тобой ходить». Дальше он произносит: «Не думайте, как толпа, — мы все разные», толпа в восторге вторит ему: «Мы все разные». В какой-то момент Джулиан Ассанж дословно повторил эту фразу, и люди, как в фильме, стали передавать её дальше. Это выглядело, как сцена из фильма. Непонятно, сознательно ли он это сделал и заставил людей повторить комедию двадцатилетней давности про запутавшихся активистов, которые сами не знают, чего хотят.


В целом, Ассанж сейчас мне кажется довольно самовлюблённым человеком, а они обычно не отличаются чувством юмора, поэтому вполне может быть, что всё это вышло случайно, но тогда комический эффект получается особо ценен, потому что фильм высмеивает слепые толпы зомбированных последователей.

Это место — рядом с собором, так называемый Темпл-Бар, где находится несколько кафе, куда все бегали в туалет. Рядом всегда было много народу. Я подбежал к Ассанжу с фотоаппаратом, который был у меня случайно, и сделал эту фотографию после того, как он выступил перед активистами.

Мужчины в кепках на фотографии — там такой же узор, как на фуражках у полицейских, — я думаю, что они вроде дружинников. Все собравшиеся делают вид, что не очень понимают, как там оказались. Рядом с Ассанжем оператор и еще два человека — мне кажется, они тогда пришли вместе с ним. Видимо, это какие-то его помощники. А ещё на фотографии нет людей, которые были чуть ли не его охрана. Он довольно ревностно относится к своему личному пространству.

Что касается самой акции, я помню, тогда Daily Telegraph сделала такой странный наброс на это мероприятие, померив каким-то тепловизором палатки, которые стояли на площади, и выяснив, что в большей части палаток никого нет. Ближайший пример у нас — это реакция на митинги Навального, когда после них сразу появляются какие-то люди, которые показывают фотографии с коптера и скрупулезно высчитывают, сколько там людей, а потом сравнивают с населением города.

Через год я вернулся в Москву, пошел работать в РИА Новости и узнал, что Ассанж будет вести программу на Russia Today — они тогда сидели в том же здании на Зубовском. Ну а спустя несколько лет оказалось, что он не то чтобы такой простой борец за правду, в нём многие разочаровались, в том числе я. В РИА я работал до начала 2014 года, пока Маргарита Симоньян не стала его главным редактором, а Дмитрий Киселёв — генеральным директором. И сразу, как англичане говорят, всё покатилось вниз с холма. Собственно, это они меня и вдохновили на создание Лапшеснималочной, спасибо им за это.


Если вы хотите узнать историю какого-либо кадра из первых рук, присылайте свои заявки на почту [email protected]