Работа для фетишиста
Иллюстрации: Катя Летучих
08 декабря 2017

Сергей Суслов так объяснил самиздату появление этого текста: «Здравствуйте. Начал писать тут было материалы в стол про личный опыт работы в популярной торговле. Мерчендайзер, продавец-консультант и т.п. Но вот пили со знакомым нефором (неформалом. — Прим. ред.) пиво во дворе, и он посоветовал, чтобы зря труд не пропадал, сотрудничать с какими-нибудь журналами. В первую очередь посоветовал ваш. Я глянул немного. Вроде у вас популярен подход в стиле „испытано на себе“». Самиздат действительно любит истории о необычном опыте своих читателей. Напоминаем, что присылать их можно на [email protected] или [email protected] Текст Сергея про ночную инвентаризацию рассказывает о том, что происходит с одеждой, когда её не видят покупатели, а также содержит эротическую сцену с женским манекеном. Да впрочем, не только с ним.

За коротким рублём

Подработки бывают разные. До зарплаты дотянуть, на тусовку наскрести... Чужой кошелёк — потёмки.

Вот и я в какой-то момент наткнулся в интернете на разовый заработок. Ночная инвентаризация в фирменном магазине модных шмоток.

<...>

Наймом занималась фирма-рекрутер. Инвентаризации на заказ — одно из её профессиональных направлений. Заказчик в лице какого-нибудь магазина обращается к этой компании. Она под необходимый объём работ нанимает желающих. От самой фирмы на инвентаризации работает только менеджер. Он контролирует весь процесс. <...> Фирма получает оплату. А из неё наёмники-считари — свои обещанные «гроши».

Мне предложили тысячу рублей за бессонную ночь. Много это или мало? Трудно судить. У всех разное положение, свои обстоятельства. Мне добавить на телефон и проезд — сойдёт.

Простые правила

«Пазик»–маршрутка устало скрипит тормозами на конечной. Снаружи — самая крайняя из всех возможных ярославских окраин. Дальше только поля, леса и шоссе на Москву.

Выхожу на тёмный космодром гигантской автостоянки. В её дальнем конце — словно готовый к полёту огромный корабль, стоит торговый центр. На часах чуть больше десяти вечера.

Наш бутик с вывеской мажорного бренда над входом сверкает в приглушённом освещении холла. Около него трётся народ: мужик лет пятидесяти, плотная маленькая женщина в районе сорока, пара студенческого вида девушек и небольшая группа подростков, на вид — школьники старших классов.

Наш менеджер и руководитель от компании-рекрутера — Андрей. С гнилостным запахом нечищеных зубов изо рта. Вместе с ним ночную инвентаризацию будут контролировать заместитель управляющего магазином и два продавца.

Менеджер Андрей объясняет нам суть предстоящего.

Полки, вешалки, корзины и прочее — это так называемые места хранения товара. Каждое из них Андрей и сотрудники магазина пометили номерным штрих-кодом.

<...>

В каждом месте хранения имеется группа предметов, которая к нему относится: несколько пар обуви на полке, какая-то одежда на вешалке, некие вещи в шкафу.

Мы должны сначала отсканировать штрих-код места хранения, а потом все товары, которые к нему относятся. Для этого нам выдали мобильный терминал — устройство, отдалённо похожее на увеличенную копию старого мобильного телефона. Экран и клавиатура с кнопками букв и цифр под ним. С торца — лазерный сканер для считывания штрих-кода.

С этого терминала вся информация через местную сеть Wi-Fi поступает на компьютер менеджера Андрея.

Считать будем в два этапа.

Отсканируем все товары. Каждое посчитанное место отметим голубым стикером.

Затем перепроверим ещё раз. Отметим розовым. Цвет — чисто по ситуации. Какие наклейки найдут в ближайших канцтоварах, такие и лепят.

Раз, два, три — штрих-код внутри

Пик. Правильно отсканировали. Пи-и-ик. Не прошел штрих-код. Ещё раз. Получилось.

Под сбивчивый писк терминалов-сканеров мы неровной гусеницей растягиваемся по магазину.

Вещи — сплошь для мажоров. Одна футболка — день жизни обывателя. Кроссовки — неделя. А считаем это всё мы — нищеброды, покупающие шмотки неизвестных ивановских и китайских производителей.

Взрослые тётя с мужиком флегматично сканируют вещи в пять-шесть наших зарплат за эту бессонную ночь. Возраст? Мудрость? Возможно. Студентки ведут себя немного иначе — время от времени посверкивают глазами то на одну, то на другую модную тряпку.

Школьницы — самые эмоциональные.
— Ой, смотри, какая футболочка прикольная! — вскрикивает одна девочка и прикладывает на грудь-дощечку попсовую тряпочку с блестящими пайетками и пластмассовыми стразами. С надписью типа «Crazy» или «Cool».

Школьники более сдержанны. Но иногда тоже останавливают внимание на каких-нибудь кроссовках.
— Опа, зацени! Чёткие кроссы!

Также их время от времени привлекают футболки с разными брутальными мужскими мордами, навороченными спорт-карами, какими-нибудь агрессивными рисунками. Иногда засматриваются на джинсы со всевозможными «пацанскими» приблудами — с декоративными заплатками, выпирающими внешними швами и тому подобной мишурой.

Сам я один раз обратил внимание на интересный демисезонный жилет. Хороший, стильный, глубокого синего цвета. Но стоит в два раза больше, чем те, что я обычно покупаю в магазине спецодежды. И... в три раза менее практичный. Также мне понравились интересные узкие мужские галстуки. «Селёдки». Хотя каждый галстук — стоимостью как пять-семь моих бюджетных. Модный бутик — иной мир для простого человека.

Наша «гусеница» медленно ползёт вдоль зала, попискивая вразнобой сканерами. То и дело возникают комедийные положения. То девушки напорются в порядке очереди на сегмент с мужскими фирменными труселями и плавками. То паре школьников поневоле выпадет сканировать витрину с бюстгальтерами и женскими стрингами.

Парни цепляют на лицо выражение железобетонной суровости наподобие физиономии какого-нибудь героя крутого боевика. И с этим выражением пикают по интимным женским шмоткам — такой доступной здесь мечте фетишиста.

Женственная пластмасса

Пока я тихо посмеивался над школотой в нелепой ситуации, сюрприз достался мне самому. Женский манекен. Одетый полностью. Как обычная женщина. И, соответственно, все шмотки на нём — товар, который надо посчитать…

Она стоит на небольшом пьедестале. Возвышается надо мной сантиметров на тридцать. Так что прямо перед глазами у меня — её холодная грудь размера третьего, под элегантным белым бюстгальтером, что слегка просвечивает из-под полупрозрачной блузки.
— Мне бы манекен надо отсканировать, — говорю девушке-продавщице равнодушным тоном, хотя в голове от предстоящего кипят мозги.
— Стремянку возьми, а то не дотянешься, — отвечает она. Сама выглядит скромнее, чем манекен: чёрные узкие брюки, тёмная водолазка. Грудь второго размера. Никаких украшений. Всё по делу. Да... Намного скромнее. Зато живая. Но таких целый город, а с пластмассовой ведь не каждую ночь... Так что — где там эта стремянка?..

Под дюралевый скрип наши глаза оказываются на одной высоте. Я тайком оглядываюсь. Школьники штурмуют со сканерами наперевес женские лифчики. Их одноклассницы считают мужские носки, футболки, прочее тряпьё. Взрослые вообще перебрались в соседний зал и занимаются верхней одеждой. До нас никому нет дела.

Расстегиваю блузку пластмассовой «тёлочки». Штрих-код... С подвеской просто. Бирка на виду. А вот с бюстгальтером... Полосатый код нигде снаружи не наблюдается, что логично. Значит, надо её раздеть.

Застёжка поддаётся не сразу. До этого в нужных ситуациях живые девушки в моей компании просто снимали бюстгальтеры. Кто же знал, что когда-то придётся иметь дело с пластмассовой и действовать самому? В конце концов застёжка поддаётся. Отлично! Может, этот опыт и в жизни пригодится. Штрих-код внутри. Пик его сканером.

Натягиваю бюстгальтер обратно на её твёрдую холодную грудь. Соски бодряще проступают через неплотную ткань изящных чашечек.

Балансируя на узкой ступеньке, наклоняюсь к ней поближе. Приобнимаю. Расстёгиваю молнию ниже её поясницы на узких стильных клетчатых брюках.

Ого! Да тут всё по-взрослому. Не только стринги, но и колготки телесного цвета! Брюки заканчиваются чуть выше щиколоток. А дальше до туфель-лодочек ноги голые. Видимо, ради этого и колготки.

Сам не до конца понимаю, что я хотел увидеть там... В итоге обнаружил то же самое, что и когда-то в детстве в трусах у куклы Барби. Её мне в первом классе дала посмотреть знакомая девочка. Ничего... Голая пластмасса телесного цвета.

Штрих-код штанов, трусов... Носков на ногах и туфель. Колготки, по словам продавщицы магазина, списаны. Так что не в счёт.

Эх, пора прощаться с пластмассовой девицей. А то, если переиначить народную мудрость, искусственная женщина — первый шаг к безалкогольному пиву. А оно мне надо? В общем, ночь уже прошла не зря. Пора идти развлекаться дальше.

Контрольный пересчёт

Всё это время менеджер Андрей наблюдает, как данные с наших сканеров поступают к нему на ноутбук. Там они аккуратно распределяются по клеткам электронной таблицы.

Время от времени Андрей для порядка проходит по залу, смотрит, как идёт процесс.
— Внимательнее! Внимательнее считайте и сканируйте! Чем меньше будет ошибок, тем быстрее мы все пойдём домой.

Около трёх ночи наступает перерыв. Минуть двадцать можно пошататься по мрачным коридорам ночного комплекса. Размяться, сожрать принесённое с собой. Дальше нас ждёт контрольный пересчёт. Будем проверять то, что насканировали на первом этапе. Тут дело идёт быстрее, чем в первый раз. Часа через три всё готово. Наступает момент истины. Наш менеджер Андрей сравнивает в электронных таблицах у себя на ноутбуке результаты первого и второго пересчётов. В идеале, они должны совпадать. Если это не так, значит, кто-то, как говорится, накосячил.

<...>

Стрелки на часах перевалили за шесть. А мы всё ждём результатов проверки.

Мужичок неспешно прохаживается в дальнем зале с верхней одеждой. Тётенька пристроилась на тумбе для примерки обуви.

Несколько девочек расселись на краешке одного из подиумов с образцами кроссовок. Трое школьников устроились на другом. Среди стопок невинных девичьих топиков ярких кислотных оттенков. Один из парней уснул, уткнувшись в одежду.

Потом верхний топ купит некая девушка... Наденет. И будет не в курсе, что к ткани, которая обтягивает её модную грудь, приложился юными губами неведомый школьник. Прямо посередине. Прямо между…

Вот, казалось бы, модный бутик. Цены сразу отгораживают плебс и быдломассы от шопинга в подобных заведениях. Но кто знает, когда и на какой вещи отоспится случайный инвентаризатор по найму? В какой ботинок плюнет, в подкладку какого пиджака высморкается?

Разумеется, чисто теоретическая возможность. В нашей смене, по моим наблюдениям, оказался только школьник лицом в женских топиках. Ну и вообще жизнь показывает, что люди часто адекватнее и нормальнее, чем о них изначально думаешь.

Домой никто не идёт

В процессе сверки результатов менеджер Андрей то и дело находит ошибки.

Один, другой, третий добровольцы отправляются к проблемным витринам. Включают терминал в первый режим. Сканируют место хранения и по отдельности каждую вещь в нём. Как в начале. Потом переводят прибор во второй режим. Проверочный. Снова сканируют место хранения. Считают общее количество вещей в нём. Вносят цифру в терминал.

И так с каждыми проблемными полкой, вешалкой, подиумом и прочими витринами, что уже помечены голубыми и розовыми стикерами.

Пересчитать одно место хранения — не проблема. Перепроверить два, три, четыре... Вполне. Но несовпадений накопилось немерено.

Похоже, безалаберная школота собрала нам неплохую коллекцию ошибок. Взрослых и студенток подозревать трудно. Как-то раз я уже участвовал в подобной инвентаризации. Но тогда это был магазин спорттоваров. Вся смена состояла из взрослых людей, студентов и нескольких пенсионеров. Посчитали быстро, перепроверили тоже наскоро. Часов в пять уже разъезжались домой на такси, которое оплатила нам компания-рекрутер.

Сейчас же на часах уже восемь, а перепроверки продолжаются без намёка на долгожданный финал.

Примерно в полдевятого утра школота начинает ныть. Терпение заканчивается даже у взрослых.
— Мне на работу надо! А перед этим домой заскочить, детям завтрак приготовить! — наседает на Андрея женщина.

Тот нехотя выдает ей бессонную тысячу и отпускает. Вскоре удаётся договориться и мужичку. И он также исчезает в посветлевших коридорах торгового центра.

Школота и студентки продолжают бегать к проблемным витринам на пересчёт.

Наконец школьники теряют терпение и начинают перманентное нытьё у стойки Андрея.
— Ну отпустите нас! У нас же уроки скоро... — ноют девочки.
— А кто всю ночь хихикал и трепался вместо того, чтобы внимательно считать?! — орёт в ответ наш вконец озверевший менеджер.

Раза три подхожу сам. Типа, дела, тоже идти надо. Андрей смотрит на меня с надеждой, говорит, что пока ещё рано. Думает, помогу. Но желания брать на себя груз чужих ошибок у меня нет. Так что вскоре и я получаю свою нищебродскую бумажку с памятником Ярославу Мудрому.
— Спасибо, — говорю менеджеру. — Приятно было поработать.

Тот провожает меня несколько удивлённым взглядом.

Никогда больше

Город встречает свежестью и светлыми перспективами нового дня. А мне... Мне уже всё равно. Ни радости, ни грусти. Синяя «деревянная» бумажка в кармане тоже воспринимается индифферентно.

Как вампиру с похмелья, мне хочется только стакан крови... точнее, воды, апельсинового сока или молока. Тёмную-тёмную комнату с наглухо закрытыми шторами, а самому головой под подушку, накрывшись одеялом.

Тупая школота! Со взрослыми закончили бы часам к шести от силы. Ну, хоть манекеншу раздел и пощупал — уже ночь не зря… Да и лифчик самому на бабе расстёгивать в жизни пригодится. И заднюю молнию на брюках...

Два дня спустя мне на мобильный позвонили с неизвестного номера. Это оказался менеджер Андрей.
— Здравствуйте. Хотим позвать вас на ночную инвентаризацию в магазин одежды. У вас хорошие показатели с прошлого раза.
— А где гарантии, — спрашиваю, — что подавляющее количество на инвентаризации будут составлять взрослые люди, а не опять школьники? С которыми будем до девяти утра считать.

Андрей попытался заверить, что справимся быстро. Не так, как в прошлый раз. Процесс налажен. Но звучало это неубедительно. Ну, не хватит взрослых — наберут снова школоту. Иначе кто ещё будет считать модный шмот в очередном бутике? С этими мыслями я и отказался.

Текст
Москва
Иллюстрация
Москва
ТА САМАЯ ИСТОРИЯ
Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *