Как рабы стали основой древней экономики, а потом погубили её
Иллюстрации: Таня Сафонова
21 сентября 2017

freedom

Исследование
«Рабство»

Критяне — лжецы, фригийцы — робкие, мавритане — суетные, жители Далматии — свирепые, сирийцы — сильные. С таким знанием обеспеченный древний житель мог отправляться на крупнейший невольничий рынок — Делос. Рабство в его классическом понимании существовало с древнейших времён и было полноценным институтом — со своими правилами, законами и процедурами. По просьбе самиздата «Батенька, да вы трансформер» историк Георгий Манаев рассказывает, как этот институт существовал в Древней Греции и Риме, сначала образовав государственную экономику, а затем служил одной из главных причин кризиса и впоследствии эволюционировал в крепостное право.

История рабства в Древней Греции и Древнем Риме

Феномен рабского труда появлялся в древнейших обществах, как только они переходили к осёдлому виду жизни — в экономике собирателей или кочевников рабам просто нет места. Но как только у племён появились территории и между ними начались вооружённые конфликты — появлялись пленные враги, которых можно было обратить в рабство, заставляя выполнять чёрную работу, пока господин занят войной, добычей или отдыхает от этих трудов. На том этапе рабство являлось в определённом смысле прогрессивным: если бы пленных не обращали в рабов, их бы просто убивали. Рабский труд стал мощным двигателем прогресса для тоталитарных обществ древности. В экономике рабовладения господа и рабы составляли единый и взаимозависимый комплекс, на своём историческом этапе полезный для развития социума, однако прививавший ему глубоко порочную рабовладельческую этику: рабы лишались имени и личности, превращались в вещь, «живой скот». Господа же с самого детства приобретали привычку повелевать подобными себе, не сдерживая и не ограничивая себя.

Крупнейшей империей рабовладельцев был Древний Рим. После того как он достиг пределов своей экспансии в Европе, рабство начало видоизменяться, превратившись в систему правовых отношений землевладельцев и крестьян, нёсших перед ними трудовые и материальные обязанности — крепостное право. Даже попытка кратко описать несколько рабовладельческих обществ древности угрожает превратиться в небольшой трактат, поэтому мы рассмотрим, как рабство существовало, а затем угасло в Греции и Риме.

Самиздат отправился в экспедицию в аномальную зону, но вместо таинственного места силы нашёл женщин, которых заставила быть сильными сама российская история
Читать

Как стать рабом

Превратиться в раба в ходе военного конфликта между древнегреческими полисами мог, в принципе, любой свободный человек, если его возьмут в плен. Далее он уже в качестве раба мог быть продан в Греции или других странах. Рабство было нормой уже в гомеровский период. Кроме войн, способами стать рабом были: рождение (в семье рабов); продажа детей родителями; долги (кредитор имел право забрать должника в рабство); морское пиратство (пираты совершали набеги на береговые селения, забирая жителей в рабство) — в общем, причины, вызванные к жизни самой возможностью продавать и покупать людей, как товар.

При продаже купцы старались представить этот товар в лучшем виде, скрывая его недостатки. При покупке раб подлежал тщательному осмотру: его ощупывали, заставляли ходить, бегать, деятельно доказывать свою пригодность. Торговля происходила на невольничьих рынках, которые были буквально в каждом крупном городе. Все рабы условно делились на «рабов труда» — это земледельцы, рудокопы, гребцы на галерах, носильщики, домашняя прислуга — и «рабов роскоши» — это рабы-врачи, домашние учителя, рабыни-куртизанки и так далее.

Демокрит говорил, что пользуется рабами, как частями своего тела, каждой для известной надобности. Богатые люди в городах могли владеть более чем пятьюдесятью рабами. Однако большинство граждан-рабовладельцев предпочитали обходиться меньшим числом. Даже выходить в окружении рабов было не принято: максимум с одним, а трое рабов в сопровождении уже считались показной роскошью. У Аристотеля было тринадцать рабов (пятерых он завещал освободить, восьмерым в освобождении отказал, а рабов-детей велел освободить, предварительно воспитав). Рачительный господин заботился о своих рабах, между ними формировались дружеские отношения, а после смерти останки рабов часто покоились в фамильных склепах господ.

Живая собственность

Но прежде всего раб продолжал оставаться «живой вещью», его можно было в любой момент наказать физически. Домашним рабам приходилось лучше, а вот рабы на полях, в мастерских, на мельницах и в рудниках могли быть закованы в металлические кандалы, да и работы от них требовали зверской. При попытке к бегству раба могли заклеймить раскалённым железом, а при поимке сбежавшего раба нередко пытали.

Но были и способы защититься от произвола хозяев. Греческие рабы могли укрыться в храме или у алтарей богов и героев. За смерть раба от руки чужестранца государство мстило, как за смерть гражданина; господин, убивший раба, искупал это обетом или изгнанием.

Раб мог быть и освобождён. Обычно это делалось по завещанию господина после его смерти; однако иногда освобождение могло произойти и при жизни хозяина. Раба в таком случае «продавали» какому-нибудь из богов, однако после этого он становился не рабом храма, а вольноотпущенником. После этого отпущенный получал статус метэка (неполноправного гражданина, который не участвовал в выборах и не владел землёй). Также заработать свободу можно было, участвуя в войнах и совершая подвиги; но и это не давало рабам полных прав: гражданами в таком случае становились только их дети.

В Греции были не только частные, но и общественные рабы. Они могли принадлежать храмам — такие рабы, чаще рабыни, назывались гиеродулами и занимались культовой проституцией при храме: они были обязаны отдаваться посетителям храма за принесённый божеству дар (обычай, пошедший ещё из Древнего Междуречья и принятый также в Индии и Мезоамерике). Рабы состояли на службе у городских правлений для охраны или общественных работ. В Афинах до тысячи двухсот городских рабов составляли местную полицию, рабы также могли служить на флоте или в армии.

Рабство совершенно развратило греческое общество, отучив его свободные классы от труда. «Стрелой я обрабатываю землю и собираю жатву с поля и виноградника», — говорилось в древней критской песне, подразумевая, что силой оружия господин получает рабов, которые ведут его хозяйство. Греческие бедняки, лишённые гражданских прав, лишены были и патриотизма, они превратились в хитрую продажную массу, ненавидящую своих господ. В таком состоянии их и застали римские завоеватели, без труда превратившие Грецию в свою провинцию и обратившие многих до того свободных греков (в том числе и рабовладельцев) уже в своих рабов в качестве своеобразного возмездия.

Рабство в Древнем Риме

Рабовладельческая система Римской республики была одной из самых развитых. Владения республики всё росли, а при постоянной отлучке граждан, вызванной территориальной экспансией, подневольный труд стал всё более ценным, что, в свою очередь, вело к большему количеству военнопленных. Другой причиной была уже существовавшая в Греции возможность для кредитора обратить в рабство своего должника — использовать его как раба или, продав его, выручить деньги. Однако такие люди (они назывались addictus) теряли только свободу, но не право свободного рождения: они сохраняли своё имя и их защищал закон. Раб, получивший свободу, делался отпущенником, а addictus — снова свободнорождённым. Однако не всем удавалось выкупиться. Из-за постоянных войн, разорявших страну, домашние долги ушедших на войну мужчин росли; зачастую, вернувшись, они попадали в долговое рабство.

Бывали и случаи полного превращения свободных людей в рабов: за отказ от переписи населения (в которую не вписывались рабы) или за отказ входить в списки легиона. Осуждённые на казнь преступники также делались рабами: по римским законам, чтившим личную свободу и неприкосновенность, только раба можно было отдавать в руки палача.

Храмы и святые алтари в Риме не давали рабам убежища, как в Греции. Побег продолжал оставаться одним из самых тяжких преступлений, а наказания по сравнению с Грецией только ужесточились: ручные цепи, кандалы, бичевание. Провинившегося раба могли отдать на арену амфитеатра — причём не в качестве гладиатора, этому надо было ещё учиться. Рабы-ослушники обычно выпускались на арену в первом «действии» кровавого шоу, где они часто без оружия противостояли диким зверям, с предсказуемым исходом. Рабы могли представлять на сцене закованного Прометея (только терзающие героя орлы были заменены медведем) или быть брошены на съедение господским муренам.

Республика во власти рабов

Как уже сообщалось выше, главным образом рабы приобретались в ходе войн. Работорговцы часто встречались на полях битв, покупая и перепродавая живой товар. В мирное время они ездили в азиатские страны, где из-за крайней нищеты продажа в рабство стала повальным явлением.

Самым крупным из невольничьих рынков являлся Делос, где было помещение, в котором могли содержаться до десяти тысяч рабов. Продавали рабов с табличкой, на которой сообщался формат предложения: в розницу, оптом, с аукциона или с фиксированной ценой.

Недоверие властей к работорговцам вызвало к жизни ряд эдиктов: продавцы должны были предупреждать о болезнях или недостатках раба, кто из них уже совершал побег, кто спускался на арену со зверями (такая смелость в характере раба могла быть нужна или, наоборот, внушить опасения новому господину). Недостатки в основном имелись в виду физические: страсть к вину, склонность к воровству и прочие пороки считались для рабов столь обычными, что не учитывались. Считалось, что рабы из разных краев имеют характерные черты: критяне — лжецы, фригийцы — робкие, мавритане — суетные, жители Далматии — свирепые, сирийцы — сильные, и так далее. Имело также значение, «новичок» ли раб, или он уже какое-то время провёл в рабстве. «Новенькие» ценились больше: их не приходилось отучать от привычек, приобретённых на службе у прежнего господина. Конечно, дороже стоили рабы, умеющие писать, рабы-доктора, рабы-евнухи. К самым дорогостоящим относились рабы-учителя, мастера, секретари, философы… Богатые римские дамы, отправляясь в гости или на свидание, могли взять с собой в носилки вместе с рабом-карликом и собачкой и раба-философа — «говорящую книгу», который будет услаждать их слух изречениями. Многие богачи специально тратили время на обучение рабов ремёслам, чтобы потом продавать их подороже. Рабами, конечно, были гладиаторы и театральные и цирковые артисты, мимы и акробаты.

Сенека пишет, что богатые римляне не меньше греков зависели от своих рабов в быту. Только служба за столом уже требовала большого их количества: одни рабы пробовали еду перед подачей гостям, другие разливали вино, а их волосы служили полотенцами для рук господ; молодые рабыни услаждали слух гостей песнями, были и рабы-шуты, рабы-уродцы… В отличие от более скромной Греции, в Риме было принято похваляться количеством рабов, держать из них большую свиту и ходить в их окружении.

Как и в Греции, римские рабы делились на частных и общественных. Общественные рабы служили на низших должностях при магистратах (органах городского управления) и в храмах уборщиками, посыльными и прислужниками; рабам была поручена укладка дорог, очистка клоак и надзор за водопроводами.

Городские рабы господина назывались «familia urbana» (городская семья). Существовали ещё более несчастные, сельские — «familia rustica» (сельская семья), которые находились под контролем villicus’a — раба-управляющего имением. Ему подчинялись различные группы рабов по функциям: обработка земли, уход за скотом, приготовление пищи, ремонт жилища и так далее. Поскольку в сельском имении господин был не всегда, villicus имел неограниченную власть над рабами. При каждой «сельской семье» был устроен эргастул — полуподземное помещение-тюрьма, где одни рабы проводили ночи, а другие рабы были поставлены надсмотрщиками и палачами над своими же товарищами.

Ни душа, ни тело раба по-прежнему не принадлежали ему самому. Он мог составлять свои накопления — peculium — однако они тоже принадлежали господину и могли быть конфискованы. Только в некоторые праздники рабы могли почувствовать себя «вольными». Одним из таких праздников были Сатурналии, которые справлялись в декабре в связи с окончанием жатвы. В эти дни рабы надевали шапку отпущенника, садились за господский стол и принимали услужения от господ. Но Сатурналии длились не больше недели.

Численность рабов — отдельный вопрос, точную цифру из-за давности лет назвать трудно, но по некоторым признакам можно представить себе хотя бы примерные числа. Один из законов Августа запрещал отправляющимся в ссылку увозить с собою более двадцати рабов; другой, в целях ограничить освобождение рабов, предписывал отпускать на волю по завещанию либо третью, либо четвёртую, либо пятую часть рабов, но не более ста человек — значит, и пятьсот рабов были не редкостью для одного римского гражданина. Рабами владели не только богачи, но и бедные граждане; свои рабы были даже у иных «высших» рабов.

Словом, рабов в Риме было много больше, чем граждан; когда однажды в Сенате прозвучало предложение одеть всех рабов в форму, оно было отклонено — так рабы быстро могли бы сосчитать всех господ и обратиться против них. При этом в истории Рима было три крупных восстания рабов — первое и второе сицилийские, а затем восстание Спартака. Все они были подавлены с разной степенью успешности армией республики. Однако мелкие мятежи, заговоры и восстания не прекращались в последующие эпохи, и масса рабов была эдакой «пороховой бочкой», на которой стояло государство. Например, во время нашествия на Рим готов все рабы-готы, разумеется, присоединились к нападавшим.

Внутренний порок

Главная, впрочем, опасность заключалась не в возможности восстания, а в самом существовании модели рабского труда, развращавшей римское общество почище греческого. Рабы-воспитатели растили из знатных юношей развратников и пьяниц; рабство делало возможным дикие по своей жестокости «зрелища» убийств и терзаний в амфитеатрах; оно влекло за собой унижение земледельческого труда как рабского. Бедняки Рима не могли найти работу: бесплатный рабский труд создавал «демпинг» на рынке труда — и превратились в праздную, опасную и нищую толпу.

Римская система рабовладения выгодно отличалась от греческой тем, что формально рабу было легче получить свободу. Помимо освобождения по завещанию рабу можно было сменить статус усыновлением или внесением в списки свободных граждан (оба эти способа употреблялись редко). Самым используемым был способ vindicta — когда господин поворачивал своего раба на месте со словами «освобождаю» в присутствии представителя власти. Господин также мог освободить раба письменно или надеть на него головной убор свободного человека.

Вольноотпущенник становился клиентом своего господина — и эти новые отношения налагали на обоих определённые обязанности. Патрон покровительствовал клиенту и должен был защищать его в суде и кормить, если тот не имел средств. Клиент носил фамилию своего прежнего господина, обязан был оказывать ему почтение и помощь, в некоторых случаях денежную. Нарушение клиентом этих обязанностей могло снова обратить его в рабство. В случае отсутствия наследников после смерти клиентов его имущество переходило к патрону; да и вообще по закону он мог располагать только половиной своего имущества. Гражданские права отпущенника и его детей были ограничены. Только третье поколение семьи отпущенника становилось свободным.

Переход Рима к крепостному праву

Постепенно отпущенников становилось больше, несмотря на то, что законодательно этот процесс пытались ограничить. Для многих хозяев раб в положении клиента был выгодней: с него можно было получить выкуп или использовать его услуги до самой смерти, а затем забрать половину нажитого им имущества. Постепенно отпущенники добились большего влияния: они получили доступ в Сенат, в сословие всадников и к государственным должностям, а также ко всем профессиям и ремёслам, в которых с угасанием рабства начал оживать свободный труд. Многие отпущенники занимались и искусствами: раньше рабами были поэт Федр и философ Эпиктет.

Во втором столетии нашей эры, с постепенным проникновением в римское общество христианства, рабство уже понимают как неестественное состояние человека и стараются принять меры против него. Запрещается продажа детей, при Диоклетиане (третий век) запрещается свободному человеку отдавать себя в рабство; наконец, запрещается введение в рабство за долги. Торговля рабами ещё разрешена, но уже запрещается разъединять при продаже семьи. Император Адриан уничтожил подземные тюрьмы и отнял у господ право распоряжаться жизнью раба. Наконец, при Константине право обращать рабов в свободных дали священникам в церкви. Уничтожено было и промежуточное состояние отпущенника: освобождённый раб сразу становился свободным человеком, хоть и оставался клиентом своего патрона.

Все эти изменения произошли не столько от великодушия и мудрости правителей, сколько по экономическим причинам. Империя достигла пределов своей экспансии, и захват рабов во время войн почти сошёл на нет. Теперь рабовладельцы уже не могли быстро купить новых рабов взамен неугодных старых и стали больше дорожить их здоровьем и жизнью. В интересах каждой семьи было обеспечить за собой наследственное пользование принадлежавшими им рабскими семьями — рабы теперь прикреплялись к домам господ. Это и называется крепостным правом, которое, конечно, тоже имело свои мрачные стороны.

Во времена Диоклетиана свободный труд в Риме начал возрождаться. В мастерских и на фабриках трудились и рабы, и отпущенники, и свободные люди; в земледелии свободные рабочие стали обычным явлением. Однако теперь их закрепощали уже не господа, а само государство.

В государственных интересах было сделать общество формально стабильным — а для этого нужно было привязать всех к профессии. Люди, занимавшие государственные должности, члены местных сенатов были прикованы к своим местам, которые они передавали по наследству детям. Солдат, поступивший рекрутом, служил до старости, а после него служили его сыновья. Каждый теперь считался слугой государства и должен был отдавать ему всего себя. То же происходило и в земледелии: в четвёртом веке все обрабатывавшие землю стали называться колонами. Они были лично свободны, но прикреплены к своему участку, а хозяину участка платили деньги или отдавали часть продуктов производства. Они были внесены в списки граждан, платящих налоги, хотя реальные деньги отдавал в казну землевладелец. Свод законов императора Константина пожизненно прикрепил колонов к земле. Если он покидал участок, его наказывали; невесту колон также должен выбирать в своей колонии. Хозяин мог наказывать своих колонов, однако в случае несправедливости те могли обратиться в суд — неслыханная вещь в рабскую эпоху. Колона нельзя было передавать другому владельцу без земли, нельзя было разъединять их семьи; с другой стороны, имущество колона было на учёте у владельца земли, и колон не мог вести предпринимательскую деятельность без согласия хозяина.

***

В итоге к закату Римской Империи в ней уже действовала отстроенная система крепостного права, которую унаследовали впоследствии европейские государства. Рабство, однако, продолжало существовать: во-первых, в Европе долгое время сохранялся институт домашнего рабства; во-вторых, рабство оставалось популярным на Востоке и Ближнем Востоке, а также в Африке.

Краткая реставрация массового рабства наступила в эпоху колонизации Северной и Южной Америки. При близости тамошних условий к условиям древнего мира — огромные площади земли, требовавшие сельскохозяйственной обработки, примитивные орудия и тяжёлые условия труда — колонизаторы нашли источник рабской силы в Африке, где сами богатые и сильные местные вожди были готовы захватывать население вражеских племён, чтобы продавать его в рабство белому человеку. Однако история рабства в Новое время уже является темой отдельного материала — и, к счастью, до таких массовых и поощряемых обществом зверств, как в Греции и Риме, рабство в Новое время развиться уже не успело.

Текст
Москва
Иллюстрации
Санкт-Петербург