Самый одинокий телескоп
23 октября 2018

На высоте 2085 метров на горе Эль-Робле в Чили стоит советский телескоп АЗТ-16. Его сконструировали в 1964 году в СССР, частями переправляли через океан в чилийский порт Вальпараисо, а потом поднимали на гору. Все советские астрономы говорили об одном: этот телескоп — легенда, чудо и вершина работы. Сегодня, спустя более 50 лет после установки, телескоп одиноко ржавеет под чилийским небом. Самиздат выяснил, как российские учёные пытались вернуть «лучший телескоп Солнечной системы», но проиграли бюрократии, быту и нехватке денег.

Переворот

«Про телескоп АЗТ-16 меня спрашивали и на собеседовании, когда я в 2007 году пришёл устраиваться на работу в Пулковскую обсерваторию, — начал свой рассказ Сергей Зиновьев, инженер-электронщик из Санкт-Петербурга. — Но тогда это были лишь раздумья о далёком будущем».

С первых рабочих дней в Пулково Сергей занимался в основном технической поддержкой двух телескопов: ЗА-320, который обсерватория выкупила у астрономов-любителей в начале 2000-х, и только введённый в строй МТМ-500 в Кисловодске. Но во время работы то и дело он слышал разговоры об АЗТ-16.

Этот телескоп был создан в 1964 году по задумке советского оптика Дмитрия Максутова. В 1968 году его установили в астрономической столице мира — Чили, на горе Эль-Робле. Это был первый и единственный двухменисковый телескоп. Благодаря двум выпукло-вогнутым линзам он обладал бо́льшим качеством оптики, чем обычные менисковые телескопы. Чилийцы были очарованы АЗТ-16, поэтому вскоре после сборки на нём появилась памятная табличка «Лучший телескоп Максутова на Земле и в Солнечной системе».

Работая в Чили, советские астрономы собрали данные о положении звёзд в южном небе и открыли более ста сверхновых звёзд. Это почти половина за всё время наблюдения. Работа на телескопе продолжалась до 1973 года, пока коалиция «Народного единства» во главе с Аугусто Пиночетом не устроила в Чили военный переворот, после которого СССР и Чили разорвали отношения. Советские астрономы в спешке уезжали из Сантьяго. С собой они забрали только отчёты о работе, а всё оборудование и инструменты оставили в павильоне телескопа.

Снова в Чили

Прошло больше трёх десятилетий, пока российские астрономы смогли вновь приехать в Чили. Первыми об этом задумались участники Пулковской кооперации оптических наблюдателей (ПулКОН). Это было сообщество астрономов, развивавших собственную сеть телескопов для наблюдений за астероидами и космическим мусором. В начале 2000-х ПулКОН имела связи с обсерваториями по всему миру: в Уссурийске, Евпатории, Абастумани, Пулково, Тарихе. Через Европейскую южную обсерваторию координаторы ПулКОНа в 2006 году связались с сотрудниками Чилийского университета, которому принадлежала АЗТ-16.

В 2009 году по заданию ПулКОНа на Эль-Робле отправился участник проекта Борис Сатовский. Вернувшись, он рассказал, что здание телескопа напомнило ему музей советской эпохи с устаревшими приборами. АЗТ-16 долгое время никем не использовался и требовал ремонта: на главном зеркале за десятки лет образовалась лужа из конденсата. Чилийцы также передали Сатовскому копии чертежей телескопа. В России их было не найти: в компании ЛОМО, где был создан АЗТ-16, все старые документы уничтожили, поскольку они были не нужны. Заметки об этой поездке координаторы проекта опубликовали у себя на сайте, другой информации о ней нет.

После экспедиции члены ПулКОНа задумались о возможном ремонте телескопа. Но чилийцы не захотели подписать соглашение о совместной работе. Они были рады встретиться с российскими учёными, но работать в перспективе хотели только с астрономами из Пулковской обсерватории, поскольку АЗТ-16 создавался по договору между Университетом Чили и Пулково.

Больше ПулКОН этим вопросом не занималась. Участник проекта, попросивший анонимности, рассказал самиздату, что сейчас главная задача кооперации — выжить, поскольку государство их больше не поддерживает, а конкуренты-коммерсанты отбирают телескопы и мешают работе. Помогает им в этом тот же Борис Сатовский, который, по словам нашего собеседника, уже давно отрёкся от науки и «стал типичным вороватым и жуликоватым чиновником».

Следующими в Чили в 2013 году приехали уже астрономы из Пулковской обсерватории. Экспедицию организовал Александр Девяткин, заведующий лабораторией наблюдательной астрометрии в Пулково.

По приезде участники экспедиции встретились с Рене Мендесом, тогда директором обсерватории Серро-Калан в Сантьяго. Взяв напрокат машину, команда отправилась на Эль-Робле.

«Вместе с нами на гору от чилийской обсерватории отправился наблюдатель Луис, который работал на АЗТ-16 много лет назад. Он с изяществом опытного человека сразу запустил телескоп, как будто перерыва в его работе и не было», — вспоминает Сергей Зиновьев.

В лаборатории сохранились фотопластинки для съёмки космических объектов и фотореактивы для их проявки. Луис сделал несколько кадров, и учёные увидели на них именно те объекты, на которые наводили телескоп. Это значило, что АЗТ-16 работал по-прежнему исправно.

Приободрившись после первой маленькой победы, астрономы решили установить на телескоп ПЗС-камеру, которую взяли с собой из Пулковской лаборатории наблюдательной астрометрии. Используя подручные инструменты, найденные в павильоне, они сделали переходник, с помощью которого закрепили камеру. Новые снимки получились ещё лучше. Оптика телескопа работала хорошо, несмотря на пятно на зеркале.

«Как я понял, чилийцы использовали телескоп где-то до 1995 года. Они относились к нему бережно и сохранили его в хорошем состоянии. Для нас это значило очень многое. Доступ к южному небу у России небольшой, только экспедиция в Боливии. Восстановив работу АЗТ-16, мы могли бы наблюдать за небесными телами в этом районе непрерывно», — объясняет Сергей.

Это был и вопрос престижа. Все обсерватории мира хотят иметь свои телескопы в Чили, страну называют «астрономической столицей», климат страны отлично подходит для астрономических наблюдений. Европейских телескопов здесь множество, российских — ни одного. И для Пулково АЗТ-16 был ещё и шансом войти в сообщество мировой астрономии.

Но для начала телескоп нужно было всё же модернизировать. Несмотря на то, что после долгого перерыва он сразу заработал, старая электроника из 1960-х всё же давала сбои. Нужно было установить качественную, не самодельную, ПЗС-камеру, заменить испорченное конденсатом главное зеркало и улучшить системы наведения. Чилийцы готовы были помочь с восстановлением, чтобы потом вести на нём наблюдения совместно.

После поездки астрономы надеялись, что смогут быстро отремонтировать телескоп и приступить к работе на нём. По приблизительным расчётам, ремонт АЗТ-16 мог стоить около десяти миллионов рублей. Для начала из Петербурга в Чили надо было переправить оборудование, с помощью которого техники могли бы извлечь неисправную линзу. Уже на первом этапе всё пошло не по плану. За помощью и деньгами астрономы обратились не только в Академию наук, но и в Роскосмос и МЧС, поскольку подумали, что как раз им данные с АЗТ-16 могли бы пригодиться: инструмент способен захватить большие сектора неба и с его помощью можно было бы получать данные об астероидах и космическом мусоре. Но государственные институты участвовать не хотели. Не помогало и то, что директор Чилийской обсерватории Рене Мендес был замещён новым сотрудником. Его преемник не был настроен на сотрудничество и хотел, чтобы российская сторона сама оплачивала расходы.

«Европа+ исполняет мечту»

В мае 2014 Сергей Карашевич, сотрудник обсерватории, ошарашил коллег новостью: он выиграл путёвку в Чили от радио «Европа плюс».

Жена Сергея, Юля, каждое утро слушала по радио утреннее шоу «Бригады У». Когда ведущие объявили, что проводят конкурс и исполнят самую оригинальную мечту слушателей, она отправила заявку. В письме написала, что её муж — астроном, который мечтает съездить в Чили и «посмотреть на большие телескопы».

«Юля разбудила меня тем утром и сказала, что мы выиграли и сейчас позвонят с радио. Я тогда первым делом побежал к ноутбуку, потому что подумал, что нам будут задавать вопросы, — и собрался гуглить ответы, — рассказывает Сергей. — Когда ведущие в прямом эфире сказали, что я еду в Чили, то сначала не поверил».

Не поверили и коллеги из обсерватории. Но когда поняли, что это не шутка, решили, что Карашевичи заберут с собой и оборудование. За инструменты Сергею и Юле пришлось оправдываться во время пересадки в Дюссельдорфе.

«Из Германии до Чили мы летели с американской авиакомпанией. У нас с собой был „паук“ — специальный инструмент для извлечения деталей. Переживали, что американцы отнесутся к этому с подозрением, в итоге так и получилось», — вспоминает Сергей.

Астроному и его жене пришлось 30 минут рассказывать историю с телескопом и объяснять, зачем они летят в Чили. Помогло объяснительное письмо от коллег из Чилийского университета, которых Карашевич перед отлётом попросил о помощи.

Добравшись до Сантьяго, Сергей и Юля встретились с чилийскими астрономами и вместе с ними поднялись на Эль-Робле. Посмотреть на другие телескопы им не удалось: для этого надо было договариваться с каждой обсерваторией отдельно, а контактов не было. Поэтому, забрав неисправную линзу, Карашевичи оставили телескопы и отправились отдыхать и путешествовать по югу Чили.

Космические суммы

В начале 2014 года к проекту по восстановлению телескопа присоединился Филипп Чистяков, бизнесмен и друг Сергея Карашевича. Он попал в обсерваторию случайно: «Приятель после долгих уговоров затащил меня на экскурсию. Приехали туда ночью, и местные учёные рассказали мне много историй о звёздах и телескопах. Я понял, что все они настоящие энтузиасты, которые всегда готовы что-то придумывать и изобретать».

Филипп решил помогать обсерватории и предложил собрать деньги на модернизацию АЗТ-16 с помощью краудфандинга. Сам же он этот проект и возглавил. Инициативная группа проводила в обсерватории открытые лекции и экскурсии, на которых учёные рассказывали об истории АЗТ-16 и собирали деньги на его ремонт.

Успехов было немного, планы начали рушиться вслед за курсом рубля во второй половине 2014-го. «Нам очень хотелось привлечь к проекту как можно больше людей, и поначалу казалось, что всё идёт неплохо, — вспоминает Филипп. — У нас были примерные расчёты, и после кризиса мы осознали, что проект без посторонней помощи будет вытянуть тяжело».

Со временем стало понятно, что снова начать работу на телескопе в Чили астрономы хотели сильнее, чем администрация обсерватории. Деньги выделили только на первую экспедицию — ровно на билеты и небольшие командировочные. Дальше помогать администрация отказалась.

«Я чувствовал, что между мной и дирекцией была дистанция, они не особо погружались в эту историю. В идеале, всем просто хотелось, чтобы деньги появились из ниоткуда. Это была одна из причин, по которой я вскоре вышел из проекта», — говорит Филипп.

За Филиппом последовал и Сергей Карашевич. Он уволился из обсерватории в 2015 году и начал работать в IT-компании.
Постепенно активная работа над восстановлением АЗТ-16 прекратилась. Связь с Университетом Чили по-прежнему поддерживает только Александр Девяткин. В начале 2015 года обсерватория всё же выделила деньги, на которые штатный оптик отправился закончить ремонт зеркала. Большую часть расходов по переалюминированию зеркала взял на себя Чилийский университет. Больше ничего для восстановления телескопа сделать не получилось.

«Необходимы ещё поездки в Чили, чтобы работать с телескопом, железом, софтом. Перелёты в Сантьяго стоят дёшево, а поддержки всё ещё нет», — объясняет Сергей Зиновьев.

Здесь будет «Планетоград»

Сейчас у пулковских астрономов есть проблема важнее АЗТ-16. На 180-летие РАН преподнесла обсерватории «подарок»: её хотят расформировать, превратить в музей, а наблюдения вести с телескопов, установленных в других регионах, дистанционно. На учёных уже наступают строители: директор обсерватории Назар Исханов дал согласие на строительство жилого комплекса «Планетоград» в 400 метрах от одного из работающих телескопов.

На официальном уровне это решение объясняется тем, что наблюдения и так не ведутся — из-за неподходящего астроклимата, а значит, территорию можно застраивать. Но Пулковскую обсерваторию ценят за самые точные астрометрические данные, для которых важен не столько астроклимат, сколько стабильные многолетние наблюдения. Астрономы понимают, что жилой комплекс усилит «засветку» неба — и это помешает отслеживать направления движения небесных тел. На новом месте придётся начинать всё сначала.

Вернуть доступ к чилийскому небу у пулковских астрономов не получилось. И пока они постепенно лишаются и российского, на Эль-Робле всё ещё стоит лучший телескоп Максутова на Земле и в Солнечной системе.

Что не так с астрономией в школе

Иллюстрации
Москва