Дарите женщинам равенство
08 марта 2017

В преддверии Международного женского дня мы поговорим не о цветах и не о красоте. Мы поговорим о гендерном равенстве. Достижение равенства полов в современном мире — важный фактор для развития общества. Гендерное равенство — это не только формальное закрепление равноправия мужчин и женщин, но и создание равных возможностей и условий для реализации этих прав. Гендерное равенство не означает тождества полов, которым пугают друг друга ретрограды: оно не подразумевает стирание границ или устранение различий мужских и женских ролей — а стремится к равному отношению к ним со стороны общества.

Между Венесуэлой и Румынией

Для оценки равноправия полов Всемирный экономический форум с 2006 года рассчитывает Индекс гендерного неравенства (Gender Gap Index). Этот измеритель учитывает разрыв в положении мужчин и женщин в экономике, политике, образовании и сфере репродуктивного здоровья. Значение индекса варьируется от 0 до 1, где 1 балл соответствует полному равенству мужчин и женщин. С 2006 года рейтинг гендерного равенства возглавляют Исландия, Финляндия, Норвегия и Швеция. Для России в 2016 году индекс был равен 0,691 балла (семьдесят пятое место из ста сорока четырёх оцениваемых стран — это между Венесуэлой и Румынией). Это довольно низкая оценка для страны, имеющей такую яркую историю борьбы за права женщин.

Нужно учесть, что суммарный индекс складывается из четырёх подындексов, по трём из которых у России относительно неплохие оценки. По уровню образования — 0,997 балла (45-е место), по уровню здоровья и продолжительности жизни — 0,979 балла (40-е место), по уровню равенства экономической активности и возможностей — 0,722 балла (41-е место). Общую картину портит показатель участия в политике (129-е место и 0,066 балла) и большой разрыв в оплате труда мужчин и женщин.

Образование

В России у мужчин и женщин равный доступ к образованию разных ступеней. На ступенях начального и среднего образования гендерное равновесие было достигнуто ещё в советские годы. В сфере высшего профессионального образования женщины представлены даже в большей степени, чем мужчины. Доля девушек среди студентов вузов составляет около 57 %. Среди персонала образовательных организаций высшего образования женщины также составляют большинство: они занимают 62,7 % всех рабочих мест в сфере высшего образования, 52,2 % руководящих должностей и 56,6 % профессорско-преподавательского состава. Однако обладательницы учёной степени в меньшинстве: 44 % кандидатов и 33 % докторов наук.

Мужчин больше на нижних и самых верхних ступенях образования, а женщин — на средних и относительно высоких. Почему так получается?

Из-за гендерного разрыва в оплате труда.

Уровень доходов мужчин со средним и средним техническим образованием зачастую превышает уровень доходов даже женщин с высшим образованием.

Чтобы претендовать на стабильный и относительно достойный заработок, женщинам приходится преодолевать более высокие ступени образования, чем мужчинам. Экономическая эффективность образования у женщин относительно невысокая, но именно образование — единственный социальный лифт, позволяющий сокращать разрыв в оплате труда.

ЗДОРОВЬЕ

• Продолжительность жизни •

Один из показателей гендерного неравенства в уровне здоровья и доступа к системе здравоохранения — это разрыв в ожидаемой продолжительности жизни женщин и мужчин при рождении. В России с 2000-х годов он составлял двенадцать-тринадцать лет — на такой срок женщины в среднем жили дольше, чем мужчины. Это самый большой разрыв в мире. В последние годы наблюдается рост ожидаемой продолжительности жизни: для мужчин — с 59 лет  в 2000 году до 65,9 лет в 2015 году, для женщин — с 72,3 до 76,7. То, что растёт продолжительность жизни женщин и мужчин, — хорошо, но ещё лучше то, что сокращается разрыв в продолжительности жизни. К 2015 году разрыв сократился до 10,8 года. Тем не менее это всё ещё очень большая разница, которая негативно влияет на возрастно-половую структуру российского общества. Так, женщин у нас примерно на десять миллионов больше, чем мужчин, в основном за счёт старших возрастных групп.

В возрасте до пятнадцати и старше шестидесяти лет мужчины умирают в полтора раза чаще, чем женщины, а в трудоспособном возрасте — примерно в три раза. Сверхсмертность российских мужчин связана с их низким уровнем самосохранительного поведения: они в большей степени злоупотребляют алкоголем и табаком, пренебрегают медицинскими услугами, а ко всему прочему склонны к насильственным способам разрешения конфликтов. Эти различия в поведении, влияющие на состояние здоровья, связаны с гендерными стереотипами и представлениями общества о поведении «настоящих мужчин». Их пересмотр может положительно повлиять на продолжительность жизни мужчин.

• Желаемый пол •

Другой показатель гендерного неравенства в подындексе здоровья — это соотношение полов при рождении. В среднем в мире на сто девочек рождается примерно сто шесть мальчиков, при этом в развитых странах — сто пять, а в развивающихся — сто семь. В России в 1995-2015 годах на сто девочек рождалось сто пять–сто шесть мальчиков, то есть показатель равен естественному. Это означает, что для российских родителей пол ребёнка не настолько социально важен, чтобы прерывать беременность, когда пол плода не соответствует желаемому. Однако не все страны могут похвастаться гендерным равенством в этом аспекте. Например, в Армении в 2000-2010 годы на сто девочек в возрасте до года приходилось от ста восемнадцати до ста двадцати девяти мальчиков. В эти же годы повышенная численность мальчиков в возрасте до года была характерна для Азербайджана и Грузии — правда, не в таких масштабах. Хрестоматийный пример подобной «избирательности» — Китай, в котором демографическая политика «одна семья — один ребёнок» привела к дискриминации девочек. В 2010 году в Китае на сто девочек-младенцев приходилось сто семнадцать мальчиков. Сложившийся перекос в соотношении полов при рождении привёл к сильному перевесу мужского населения: в 2015 году мужчин в Китае оказалось больше женщин почти на сорок два миллиона человек.

ЭКОНОМИКА

Гендерное неравенство в экономической сфере — это крайне острая проблема для российских женщин, особенно это ощущается в сфере занятости. На российском рынке труда действительно существует комплексная дискриминация женщин: при трудоустройстве и увольнении, при оплате равнозначного труда, в ограничении доступа к ряду профессий и должностей, в продвижении по карьерной лестнице. Наиболее уязвимы, конечно, беременные и женщины с малолетними детьми.

В России женщины — это половина численности всего экономически активного и занятого населения, их уровень экономической активности очень высок. Это обусловлено как существующими с советского периода общественными традициями, так и высоким уровнем образования женщин. В России участие женщин в приносящей доход деятельности — неоспоримая норма поведения (правда, это не только право, но и необходимость: без этого трудно содержать семейный бюджет на необходимом уровне). Мужскую и женскую экономическую активность определяют разные факторы: на женщин большее влияние оказывают социально-демографические факторы (семейный статус, количество детей, уровень образования и другие), а не экономические, как на мужчин.

• Неравная оплата труда •

Самым устойчивым показателем гендерного неравенства в России остаётся разрыв в оплате труда. Вне зависимости от социально-экономической и политической ситуации в стране он стабильно высок, хотя и колеблется в интервале 35-40 %.

Как правило, на разрыв в оплате труда влияют три фактора: уровень человеческого капитала, профессиональная сегрегация и гендерная дискриминация. В среднем у российских женщин более высокий уровень накопленного человеческого капитала — то есть образования и профессиональных навыков — чем у мужчин, и это едва ли не единственный механизм, сокращающий разрыва в оплате труда на 10-15 %.

До 40 % в разницу оплаты труда вносит профессиональная сегрегация: женщины больше мужчин заняты в малооплачиваемых видах экономической деятельности.

Профессиональная сегрегация — асимметрия распределения мужчин и женщин по профессиям и видам деятельности. Профессии и отрасли условно можно разделить на «мужские» и «женские». Так, женщин мало в строительстве, в добыче полезных ископаемых, в обрабатывающей промышленности, в производстве и распределении энергии, на транспорте, в лесном хозяйстве и так далее. В основном женщины заняты в сфере услуг: здравоохранении, образовании, социальном обеспечении, торговле, общественном питании и так далее. «Мужские» и «женские» виды занятости зачастую различаются по среднему уровню оплаты труда. И несложно догадаться, что «мужские» профессии более высокодоходны. Для этого есть как естественные причины, например, тяжёлые и опасные условия труда, так и конъюнктурные. Если отрасль или профессия (даже условно «женская») становится высокодоходной, то в ней возрастает предложение мужской рабочей силы и повышается концентрация мужчин. И наоборот, если профессия или отрасль становится малодоходной, то происходит отток мужчин и возникает спрос на женскую рабочую силу. В итоге получается так, что женщины больше мужчин заняты в малодоходных видах экономической деятельности.

На третью причину — гендерную дискриминацию — приходится около половины общего разрыва в оплате труда.

То есть если исключить прямую дискриминацию женщин в оплате труда, которая противоречит законодательству, то разрыв в уровне зарплаты составлял бы не 35-40 %, а всего лишь 17-20 %.

ПОЛИТИКА

Согласно индексу гендерного неравенства самая очевидная проблема для России — представительство женщин в политике. С юридической точки зрения у нас существует правовая база, которая обеспечивает равный доступ мужчин и женщин к выборам всех уровней, к государственной службе и к занятию государственных должностей. Но в реальности участие женщин в политике определяется не тем, сколько из них участвуют в выборах (женщины — наиболее активные избиратели) и состоят на госслужбе (71 % от общей численности госслужащих — женщины), а представительством на должностях, связанных с принятием решений (на высших должностях мужчин более 75 %).

В законодательной власти на федеральном уровне женщин немного. В период деятельности Госдумы в 1993-2016 годах доля женщин среди депутатов составляла всего лишь от 7,7 % (ГД третьего созыва) до 13,8 % (ГД пятого и шестого созывов).

Ныне действующая Дума седьмого созыва отличается рекордным представительством женщин — семьдесят два депутата (всё равно это мизерные 16 %).

Более половины женщин-депутатов были избраны от одномандатных избирательных округов. Возросла доля женщин-сенаторов в Совете Федерации — в действующем составе тридцать женщин из ста семидесяти сенаторов (17,6 %), а например, в 2014 году женщин-сенаторов было только 7,9 %.

На высших должностях исполнительной власти женщины представлены в меньшей степени, чем в законодательной. Всего лишь три женщины входят в состав Правительства РФ: два федеральных министра (Ольга Васильева и Вероника Скворцова) и один заместитель Председателя Правительства (Ольга Голодец).

• Власть меньшинства •

В России сложилась парадоксальная ситуация: женщин больше на десять миллионов, они живут дольше, чем мужчины, имеют равный доступ к образованию и в среднем достигают более высокого уровня человеческого капитала, широко вовлечены в экономическую деятельность, составляют половину всех занятых и занимают львиную долю государственных должностей. Но при этом женщины почти не представлены в сфере принятия политических решений.

В России принятие решений — это всё ещё мужская прерогатива.

ГЕНДЕРНЫЙ ПЕРЕХОД

Рассмотренные показатели гендерного равенства в основном касаются положения женщин в общественных институтах — и очень мало говорят о ситуации неравенства в семье. А ведь именно в сфере семьи и домохозяйства равенство достигается с наибольшим трудом. Именно на идее противоречия между становлением равенства в общественных  институтах и домохозяйством, основана концепция «гендерного перехода», предложенная экономистом И. Е. Калабихиной.

Гендерный переход — это поэтапное движение к гендерному равенству. Стадии перехода определяются как раз по возникающим противоречиям между развитием равенства в общественных институтах и домохозяйстве. Основной показатель равенства — система распределения ресурсов между мужчинами и женщинами (дохода, времени и прочих). Существует три стадии гендерного перехода.

I

На первой стадии начинается становление равенства в общественных институтах. Женщины получают доступ к первым ступеням образования и избирательные права, вовлекаются в сферу оплачиваемой занятости, на женщин распространяется действие пенсионных и сберегательных схем. Участие женщин в образовании и экономической деятельности приводит к снижению рождаемости до уровня простого воспроизводства или несколько выше. Меньшая репродуктивная нагрузка на организм и развитие медицины сказываются на продолжительности жизни женщин: она начинает расти. С сокращением размера семьи снижается объём домашнего труда — но всё ещё сохраняется его асимметричное распределение по полу. Государство становится заинтересованным в эмансипации женщин: у него появляются новые рабочие руки и налогоплательщики.

II

Вторая стадия гендерного перехода начинается, когда возникает конфликт эгалитарных общественных институтов и патриархального домохозяйства. На этой стадии продолжается дальнейшее вовлечение женщин в образование, растёт женская экономическая активность, но всё ещё продолжает сохраняться традиционное распределение труда и ресурсов в домохозяйствах. Становление равенства в сфере домохозяйства отстает от развития равенства в общественной жизни. Такое отставание приводит к росту нагрузки: женщины вынуждены жить в условиях «двойного рабочего дня», то есть выполнять профессиональные и родительские обязанности одновременно — у них становится всё меньше свободного времени. В России женщины, с одной стороны, имеют в два раза меньше свободного времени, чем мужчины, — а с другой, тратят в три раза больше времени на домашние заботы.

Возрастающая нагрузка вызывает ряд демографических изменений: женщины начинают позже вступать в брак и откладывают рождение детей, возникает феномен «child free», рождаемость падает ниже уровня простого воспроизводства.  

Вложения в человеческий капитал обоих полов выравниваются, но всё равно сохраняется неравная отдача от этих вложений. Это проявляется в гендерном разрыве оплаты труда и профессиональной сегрегации.

Усиление противоречий между формальным равенством в правах и практическим гендерным неравенством делает очевидным необходимость распространения равенства на домохозяйственную сферу.

III

На третьей стадии гендерного перехода растёт уровень равенства в семье и домашнем хозяйстве. Более равномерное распределение родительских обязанностей между супругами и рост технологий, облегчающих быт, снижает нагрузку на женщин. Женщины получают равный доступ к временным ресурсам. Освободившееся время и сокращающаяся нагрузка позволяют женщинам в более полной мере реализовать свой потенциал в разных сферах, в том числе репродуктивной. Конфликт между родительскими и профессиональными интересами становится менее острым. Это способствует росту рождаемости, которая может достигать уровня простого воспроизводства.

Разные страны находятся на различных этапах гендерного перехода. Россия сейчас проходит вторую стадию гендерного перехода. При заметном прогрессе равенства в общественных институтах у нас сильно отстаёт становление равенства в распределении семейных и домашних нагрузок. В экономической науке есть две теоретические модели, объясняющие такую пробуксовку: модель экономического обмена и модель гендерного дисплея.

Согласно модели экономического обмена, домашний труд предлагается и выполняется в качестве компенсации за материальную поддержку. Поэтому рост экономической независимости одного из супругов даёт ей/ему возможность отказаться от части домашних обязанностей и переложить их на партнёра. Эмпирически эта модель характеризует поведение женщин: чем больше женщина зависит от мужа, тем больше она выполняет домашней работы.

Однако модель обмена не работает по отношению к мужчинам: на практике чем больше мужчина зависим от женщины в финансовом плане, тем меньше домашних обязанностей он выполняет.

Такое поведение мужчин объясняет модель гендерного дисплея. Гендерный дисплей — это многообразие представлений и проявлений «мужского» и «женского» в межличностном взаимодействии. Представления о «мужском» и «женском» конвенциональны: они не имеют универсальной природы и в значительной степени определяются культурой, традициями и властными отношениями. Гендерные отношения требуют символического проявления «мужского» и «женского» и закрепляют эти проявления посредством жёсткого разделения ролей, в том числе в домохозяйстве. Рост экономической независимости женщин ведёт к размыванию традиционных семейных ролей. Мужчина перестаёт быть единственным добытчиком и кормильцем. Но существующие представления о маскулинности не допускают, чтобы мужчина выполнял женские обязанности. Мужчины, находящиеся в зависимом от женщины положении, сокращают участие в домашнем хозяйстве, чтобы компенсировать несоответствие мужской роли.

Жизнь общества пронизана гендерным неравенством. Конечно, хотелось бы точно знать, где оно действительно определяется физиологическими особенностями, а где — только гендерными стереотипами. Но даже не это важно. Важно понимать, какие негативные последствия возникают из неравенства для человека, семьи, общества, государства и человечества в целом. Некоторые из них мы сегодня рассмотрели. Если бы они были более очевидны, то сторонников гендерного равенства стало бы больше.

Поскольку любое неравенство связано с ограниченностью ресурсов и их распределением, а одним из самых ценных ресурсов является время — дарите женщинам время! Они сами сообразят, как им распорядиться.


ДОБАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

comments powered by HyperComments

Больше?