Рабство в кредит
Иллюстрации: Полина Кузнецова
10 октября 2017

freedom

Исследование
«Рабство»

Более пяти миллионов россиян в 2017 году не могут расплатиться со своими кредиторами. При этом каждый третий займ выдан микрофинансовой организацией (МФО). Эти организации одалживают деньги на небольшой срок и под очень высокие проценты. Часто россияне занимают деньги в МФО, потом не могут их вернуть, и вся их жизнь превращается в бесконечные попытки расплатиться с долгами. Специально для самиздата Ирина Козлова поговорила с женщиной, которая задолжала МФО полмиллиона рублей и теперь отбивается от коллекторов, и взяла комментарий у бывшего коллектора, которому было жалко должников.

Как растут долги

Полина Яковлева — таролог: она консультирует людей по картам и обучает других тарологов. В месяц она зарабатывает от 10 до 100 тысяч рублей — в зависимости от количества клиентов. В 2016 году Яковлевой пришлось занять деньги в МФО.

— Проблемы с деньгами у нас в семье появились, когда понадобилось собрать дочку в первый класс. Форма, тетради, канцелярские товары, обувь — всё это дорого. Мы не смогли накопить нужную сумму за лето, чтобы не пришлось ни у кого занимать. И вот тогда я пошла по микрофинансовым организациям. Первой, кажется, была «Займ-Экспресс», — рассказывает Полина. — Я заняла у трёх МФО. Это около 20-25 тысяч рублей в сумме. Условия были разные: где-то нужно было делать выплаты раз в две недели, а где-то — отдать сразу весь долг через две недели или месяц. Проценты были серьёзные — около 800 % годовых, то есть по 2 % в день.

Проблемы с деньгами совпали со сложностями на работе: и Полина, и её муж не могли покрыть долги. Тогда она снова заняла деньги в МФО, чтобы перекрыть предыдущие кредиты. Ситуация стала ещё хуже.

В одной из МФО она взяла 60 тысяч, платить нужно было раз в две недели. Когда у женщины возникли трудности с платежами, она попросила организацию пересмотреть договор, чтобы отдавать деньги раз в месяц. Ей отказали. Полине удалось выплатить часть долга — до 38 тысяч рублей. Но когда она в очередной раз зашла в электронный личный кабинет, на экране высветилась сумма задолженности в 400 тысяч рублей. Столько набежало не за год и даже не за полгода, а всего за несколько месяцев. Вскоре начались звонки и угрозы коллекторов.

Читайте приключенческий сериал «На „Волге“ по Африке»: 70-е, смерть, жара, диктаторы, секс и малярия
Читать
В 2015 году коллекторы из Ярославля прислали должнику верёвку и мыло с намёком

— По словам юристов, оспорить это можно. Если МФО не захочет пойти на мировую, будем решать этот вопрос в судебном порядке, — говорит Полина. — Я посмотрю, как они у меня с 38 тысяч попытаются выбить полмиллиона — это попадает под закон о кабальности сделки (сделку признают недействительной, если она заключена на крайне невыгодных для человека условиях в тяжёлых обстоятельствах и если есть свидетельства, что другая сторона этими сложностями воспользовалась — примечание редактора). Понятно, что есть процент, но МФО явно не имеет права взимать 400 тысяч с такой суммы.

Полинина ситуация с высокими процентами по кредиту — не редкость. Например, в феврале 2017 года Банк России проверял микрофинансовую организацию в Кировской области по факту выдачи займа под 2 379 % годовых. Прокуратура признала действия МФО незаконными, потому что с января 2017 года проценты по микрозаймам могут превышать сумму долга максимум в три раза. То есть, если человек занял 10 тысяч рублей, по закону с него можно требовать 40 тысяч, но не больше. Сейчас в Госдуме разрабатывают закон, согласно которому установят потолок ставки по займам в 150 %.

Как МФО выбивают кредиты

— Я решила для себя: плачу по возможности. Большая часть заработка в нашей семье уходит на всё необходимое для дома. У меня дочь. Нужна еда, одежда, средства личной гигиены. После этих трат платежи по долгам у меня в приоритете. С некоторыми кредиторами пытаюсь договориться: в одной из микрофинансовых организаций мне снизили процент выплаты, убрали все штрафы, и после этого нужно было заплатить 15 тысяч. Мне на это дали месяц, оплату разделили на три платежа. Этот долг удалось закрыть. Очень разные бывают компании: кто-то идёт навстречу — им важно, чтобы я им хотя бы 2 тысячи заплатила, а кто-то занят выбиванием денег.

Сейчас Полина оформила кредитку в Тинькофф Банке, потому что денег на текущие расходы не всегда хватает. Ей ещё нужно погасить пять-семь задолженностей. Особенно плачевная ситуация там, где с неё требуют 400 тысяч. Остальным микрофинансовым организациям женщина должна около 30-50 тысяч суммарно.

Через три месяца после просрочки выплат Полине начали звонить коллекторы. Сначала они были из службы безопасности МФО, но потом звонки пошли уже от коллекторов, которые утверждали, что женщина должна денег лично им. Они угрожали.

— Часто звонят с неофициальных номеров, а делать этого они не имеют права. Поэтому я перестала отвечать на звонки от незнакомых людей, какие-то номера добавила в чёрный список.

Обычно коллекторы звонили самой Полине, иногда — её мужу. Остальных родственников не трогали. Но был как-то случай, когда они позвонили другу семьи, чей номер Полина нигде не указывала. Ему никто не угрожал, просто просили связаться и передать информацию.

— Основные проблемы были с «РосДеньгами»: мне звонили какие-то ребята, угрожали, обещали прокатить в багажнике. Они играли в доброго-злого коллектора, присылали матерные смски. В одной из них угрожали насилием сексуального характера, если не верну деньги.

В 2016 году в Красноярске заказывали должникам такси до кладбища

Коллекторы говорили Полине, что приедут, развесят по подъезду и улицам её фотографии, пойдут по родственникам и знакомым. Они обещали прийти в школу к её дочери, а ещё — в органы опеки. Угрожали, что лишат Полину родительских прав.

— Встретиться тоже предлагали. Вообще в тёмное время суток я на улице не бываю, равно как и вся моя семья. Двери я просто так не открываю, если мне не звонили заранее. Тем более у меня на площадке ещё две двери: если что, я увижу, кто за ней, и не открою. Но я коллекторам говорила: «Приезжайте, если хотите, я вызову полицию, разговаривать будем в присутствии её сотрудников».

Полина заскринила все смски с угрозами, записала несколько разговоров на диктофон, а потом позвонила в «РосДеньги». Она рассказала о давлении на неё, пригрозила прокуратурой, и звонки прекратились на три месяца. Потом позвонили опять, разговор был предельно вежливый. Сейчас коллекторы не беспокоят Полину: она ждёт момента, когда у неё будут деньги на руках, тогда она поедет в офис, всё отдаст и потребует справку о закрытии долга.

— Главное — звонить перестали: наверное, я им своими разговорами о прокуратуре не нравлюсь.

Угрозы жизни и здоровью должника — распространённая история о коллекторах. Так, в 2015 году коллекторы из Ярославля прислали должнику верёвку и мыло с недвусмысленным намёком, в 2016 году в Красноярске микрофинансовые организации заказывали должникам такси до кладбища, а в сентябре 2017 года в Петербурге МВД завело дело на коллекторов, приславших должнице «похоронные» фото её внучки.

C 1 января 2017 года вступил в силу закон, ограничивающий действия коллектора по отношению к должнику. Согласно этому документу, коллектору нельзя звонить должнику чаще двух раз в неделю и четырёх раз в месяц. В рабочие дни разрешены звонки с 8:00 до 22:00. Запрещено оказывать психологическое давление на должника, угрожать ему и распространять личную информацию, которую должник передал кредитору. Полина столкнулась с большей частью этих нарушений.

Как работают коллекторы

Антон Смирнов работал коллектором три месяца в 2010 году. Он каждый день обзванивал должников и узнавал, когда ему вернут деньги. Его должники были наркоманами, алкоголиками, бывшими заключёнными. Антон говорит, что никому не угрожал, но его коллеги этим грешили.

Банки продавали фирме, где работал Антон, свои долги, и коллекторы получали право на все эти деньги (видимо, такая же история произошла и с одним из кредитов Полины — примечание редактора). Зарплата зависела от того, сколько выплатят должники, и коллектор мог получить от 12 до 50 тысяч в месяц.

Рабочее место было устроено просто: на столах стояли компьютеры с базами на всех должников. У Антона постоянно звонил телефон, его соединяли с должником. Когда коллектор поднимает трубку, у него высвечивается на экране вся информация о человеке: адрес, сумма долга, данные о займе, кредитная история, рассказ о родственниках, предыдущие разговоры. Если разговор прошёл успешно, должник попадает в базу коллектора, и дальше с ним общается только он.

— Должника нужно было унижать, а относиться к нему — с агрессией, — вспоминает Антон. — У всех разные методы были: кто-то просто оскорблял, крыл матом, кто-то разговаривал за жизнь часами. Был один парень, он частенько говорил: «Гроб заказывай!» У многих коллекторов тогда были случаи, когда из-за них совершали самоубийства. Однажды к нам в агентство пришли родственники такого должника с милицией, но дело не открыли — не нашли состава преступления.

— Вообще было как: если звонишь своему должнику, вы уже друг друга знаете, и ты в курсе, на каком моменте он в прошлый раз повесил трубку. И можно продолжить разговор ровно с этого места.

Если должник из общей базы, коллектор представляется, рассказывает, из какой он компании, и спрашивает, почему человек не выплатил долг и когда это сделает. Всё это он говорит на автомате и параллельно с этим читает историю должника: если есть к чему придраться, придирается. А дальше у каждого свой метод. Антон говорит, что не давил на слабые места, больше сверлил мозг: монотонно повторял одно и то же. Правда, и он однажды предложил своему должнику продать почки, чтобы всё погасить.

— Самое сложное в работе коллектором — то, что тебе приходится выслушивать от должников совершенно дикие истории. Ты разговариваешь с несчастными людьми, они плачут тебе в трубку. Многие меня сразу посылали, мой номер добавляли в чёрный список. После этого звонишь родственникам, дальше соседям, а потом на работу. Бывали иногда и смешные истории — чаще всего о том, почему должник не может отдать 100 рублей. Тебе говорят, что денег нет, дома — труп дохлой кошки, и что поговорить никак не получается.

Если коллекторы не дозванивались, подключался выездной отдел. Там работали люди, которые пугали одним своим видом.

Через три месяца Антон уволился, потому что больше не выдержал. Должников он жалел — истории у них были тяжёлые. Он чувствовал, что сам себе противен из-за своей работы. Уверял себя в том, что должники заслужили все эти звонки и угрозы, потому что они алкоголики или наркоманы. Но долго обманывать себя не смог.

ДОБАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

comments powered by HyperComments

Больше?