Как мы с травматом на Киевскую в Макдоналдс съездили
Текст: Почтовая служба
/ 08 октября 2015

Наш читатель, назвавшийся Просто парнем, рассказывает историю своих злоключений в компании друга — гордого обладателя травматического пистолета. В уже далёком 2010 году, когда полиция ещё именовалась милицией, двое студентов решили скататься поужинать в Макдоналдс на Киевской, не считая такое обстоятельство, как травмат без кобуры, помехой. На сцене предсказуемо появляются доблестные сотрудники правоохранительных органов, а дальше начинается одиссея одного травмата. Спасибо вам, Просто парень! Передавайте привет Арсену и послушайте нашего совета: лучший способ самозащиты — не травмат и не кулаки, а умение быстро бегать, а девочки любят умных. Читатель, мы не впервые пишем о весёлых приключениях оружия и увлекательных встречах с сотрудниками правопорядка. Вот тут читатель рассказывает о том, как провозил через границу сувенирный пулемёт; здесь история Владислава Моисеева, директора отдела Мизантропии и Уныния, о похищении полицейскими в Арзамасе, а здесь — его же рассказ о том, как на него, четырнадцатилетнего, пытались повесить убийство, потому что у него с собой была балалайка. Читатель, мы собираем все самые абсурдные, невероятные, удивительные и необъяснимые истории, пришли же нам скорее свою!

Наверное, большей части читателей не очень понятна та страсть, которую некоторая часть населения нашей страны, с более южными корнями, испытывает к травматам. Я и сам, честно признаться, не до конца постиг это чувство, хотя и имею непосредственное отношение к этой самой некоторой части. Тем не менее, долгое время это орудие немассового поражения было неотъемлемым атрибутом модного столичного кавказца, подобно тому, как маленькие собачки были неизменным аксессуаром загламуренных блондинок, без которых их и сейчас довольно сложно представить. Эти две субкультуры, кстати, нередко соприкасались, что позволяло пронести в поклаже гордой обладательницы чихуахуа травмат даже в те места, где ему бывать не полагалось, например, в «Европейский».

Но история моя не совсем об этом. Одной из главных особенностей ношения травмата был отказ от кобуры, поскольку кобура была громоздкой и не позволяла провернуть ту самую фишку, ради которой, собственно, пистолет и приобретался, а именно – то, что называлось «невпаливо спалить». Это загадочное словосочетание обозначает опосредованное хвастовство, в ходе которого владелец вроде бы и прячет свой пистолет, но не до конца. Таким образом, с одной стороны, обладатель травмата показывал, что оружие ему нужно для самообороны, а с другой стороны — создавал вокруг себя ореол опасности и таинственности. Девочки это очень любят. Может, и не все, но многие.

Для самообороны травматы использовались, наверное, в двух случаях из десяти, поскольку там, где не хватало разговоров, обычно достаточно было рук и ног. Большинство же случаев применения травматов тут же попадали в поле зрения федеральных и местных СМИ, чем только увеличивали популярность этого аксессуара. Особо уникальные индивидуумы даже пытались косплеить ту самую сцену с добыванием номера телефончика у девушек из фильма «Не грози Южному Централу, попивая сок у себя в квартале». Некоторые умудрялись проворачивать это даже в стенах учебных заведений, за что отправлялись в бан руководством этих самых заведений.

Столь долгое вступление нужно для того, чтобы читатель понимал причины, побудившие моего друга (назовем его Арсеном) приобрести описанное выше чудо инженерной мысли.

История эта началась 18 декабря 2010 года, когда мы с Арсеном вечером после успешной сдачи экзамена решили поехать на Киевскую в макдак, дабы вознаградить себя за труды парочкой Биг Тейсти. На всякий случай — для тех, кто не помнит, что в то время происходило, — краткая хроника предшествующих событий:

1.
06.12.2010 — в драке с кавказцами убит футбольный фанат Егор Свиридов;
2.
12.12.2010 — массовый русский митинг на Манежной площади против бесчинства хачей и бездействия властей;
3.
15.12.2010 — массовый митинг кавказцев возле «Европейского» как ответ на русский митинг (империя наносит ответный удар!).

Так как ни в одном из перечисленных выше мероприятий мы с Арсеном не участвовали (ибо дружим с головами), мы легкомысленно решили, что страсти уже улеглись и поездка на Киевскую не повлечёт за собой никаких последствий.

Не успев сойти с эскалатора на Киевской, я был остановлен бдительным стражем правопорядка, что, кстати, довольно удивительно, так как я светловолосый, к тому же в тот день был гладко выбрит, в белой рубашке и выглядел самым обычным Иваном. Однако милиционер не зря ел свой хлеб. Едва заглянув в мой паспорт, он без труда выявил во мне лютого хача, в связи с чем я был сопровождён в отделение, которое находилось тут же — на станции. Арсена, прошу заметить, забрали исключительно за компанию.

Первым, кто нас встретил в этом замечательном месте, был ОМОНовец в полном боевой обмундировании (их ещё называют «космонавтами»), он поднял голову, бросил в нашу сторону угрюмое «ещё бойцов привели, мля!» и продолжил созерцать пол. Помимо нас в отделении находились следующие персонажи: шесть — семь ментов обыкновенных, около четырёх «космонавтов» и пятеро бородатых ингушей, которые утверждали, что приехали не драться, а на премьеру фильма «Ёлки» (sic!).

Следом за нами в отделение завели двух парней славянской внешности, которые жутко не вписывались в местный интерьер. Оба они, судя по манере одеваться, были рокерами, на вид им можно было дать лет по 18 — 19, один был длинноволосым, а другой рыжим с намёками на козлиную бородку, оба страшно нервничали. Причина их нервозности быстро прояснилась: милиционер, остановивший их, показывал своим коллегам трость, которая была благополучно изъята у рыжего и скрывала в себе нож длиной примерно сантиметров 30 — 35. На самом деле, это, конечно же, была декоративная фиговина, которая больше походила на шампур, чем на оружие, но ментов уже было не остановить, они начали куражиться. Рыжему парню весело сообщили, что изъятый шампур является не чем иным, как холодным оружием, и теперь ему, рыжему, светят нары, где его быстро «посадят на бутылку». Затем рыжий был сфотографирован на фоне российского триколора со злополучным шампуром в руке (ЗАЧЕМ?!), всем остальным тоже была предложена столь заманчивая перспектива, от которой, правда, все тактично отказались. Длинноволосый, желая разрядить обстановку и как-то поддержать своего друга, рассказал весьма уместный, по его мнению, анекдот: «В драке между фанатами ЦСКА и фанатами Спартака победили фанаты ОМОНа». Бедный парень… Каждый раз, когда я слышу где-то словосочетание «неловкий момент», я вспоминаю того длинноволосого, чей смех неуверенно раздавался в гробовой тишине, в то время как на лицах всех присутствовавших в тот момент в отделении отчётливо читалось: «Вот дебил».

После того как рыжий шашлычник и ингушские киноманы были отправлены в автобус для дальней доставки в Дорогомиловское ОВД, очередь дошла до нас с Арсеном. Личный досмотр содержимого моих карманов и сумки, равно как и пробивание моей персоны по базе ИЦ МВД, не выявили ничего интересного, в связи с чем я был отпущен на все четыре стороны. А вот у Арсена, как вы, наверное, уже догадались, нашли травмат, причём без кобуры, что является нарушением правил хранения подобных вещей и влечёт административную ответственность. Пистолет тут же был изъят, а сам Арсен был отправлен в пативэн ко всем остальным.

Я тоже попытался напроситься в автобус, поскольку мне всё равно теперь нужно было ждать, пока Арсена выпустят, однако мне сообщили, что в этом автобусе едут только крутые ребята, из-за чего мне пришлось добираться до ОВД своими силами.

Так как в ОВД меня также не пустили, не осталось другого выхода, кроме как приморозиться в ближайшем открытом заведении, коим оказался «Кофе Хауз» на Кутузовском. Там моё одиночество было скрашено бедно одетой женщиной со следами принадлежности к культу Бахуса на лице и тубусом за спиной, которая попросила её накормить. Я не видел ни одной причины отказать ей в её просьбе и оставшиеся три часа до освобождения Арсена слушал её рассказы о том, что она, будучи медсестрой, учится в консерватории и скоро будет давать концерт в составе оркестра. Она даже взяла у меня телефон, чтобы потом познакомить такого доброго и замечательного человека, как я, с Арамом Людвиговичем, гениальным армянским травматологом, и с высокодуховными девушками из консерватории (конечно же, она так и не перезвонила).

По окончании этого довольно бредового вечера травмат моего друга остался в чутких руках правоохранительных органов больше чем на год. Всё это время он кочевал из одного экспертного учреждения в другое с целью установления возможного участия в беспорядках. После упорной борьбы с бюрократической машиной пистолет Арсену всё-таки вернули.

Однако на этом история путешествий бедного травмата не закончилась. Так уж сложились звёзды (наверное, во всём опять виноват ретроградный Меркурий), что спустя месяц после возвращения к хозяину этот маленький, но гордый травмат вынужден был вновь отправиться навстречу приключениям.

Одному нашему другу предстояло ехать на свадьбу, и ему очень хотелось соблюсти самую обсуждаемую и осуждаемую свадебную традицию нашего народа — пострелять в воздух. Поскольку своего огнестрела у него не имелось, выбор пал на Арсеновский травмат. Перспектива пропутешествовать от севера до юга России с чужим пистолетом без разрешения нашего безголового друга не смутила. Арсен, будучи человеком щедрым и слегка легкомысленным, дал своё согласие, и травмат вновь отправился в путешествие.

Согласно закону Мёрфи, если говно должно произойти — оно произойдет. Этот принцип сработал и на сей раз. На одном из постов ДПС свадебный кутила был остановлен, при нём был обнаружен пистолет. Несостоявшийся Фёдор Конюхов сообщил об этом Арсену, и тот отправился сушить сухари, готовясь к пятнадцати суткам административного ареста.

Однако порочность представителей закона сыграла на руку нашим героям. Путешественнику было предложено разойтись миром за «пять рублей», после его возмущённых криков: «Пятьсот рублей, да вы *** (совесть потеряли)?!», ему было разъяснено, что «пять рублей» — это пять тысяч, и начался процесс деловых переговоров, результатом которых стала отступная размером в одну тысячу рублей. Больше путешественника нигде не останавливали, и он благополучно добрался до свадьбы, где в полной мере воплотил свои фантазии, отстреляв в воздух две обоймы во время танцев.

На этом приключения травмата закончились. Он остался на исторической Родине дожидаться своего хозяина, который, добравшись до него в каникулы, убрал травмат в сейф, прокомментировав это словами: «ну его *** (от греха подальше)».

Текст
Москва
ТА САМАЯ ИСТОРИЯ
Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *