Почему мужчина в декрете — это нормально

Иллюстрация: Вика Шибаева
30 октября 2017

Вы наверняка читали историю о том, как отцу, уходившему в декретный отпуск, отказали в должности в банке да еще и посмеялись над ним: мол, странно, что мужчина сидит дома, а жена работает. В отпуск по уходу за ребёнком уже не в первый раз уходит Марк Цукерберг, в Чехии парламент одобряет отпуска для отцов после рождения ребёнка. В России с законодательной базой в этом смысле не хуже, но те, кто решит ею воспользоваться, всё еще рискуют быть непонятыми обществом. Самиздат решил разобраться, что происходит с темой отцовских декретов у нас и у них, как это влияет на экономику и почему мужчина, ухаживающий за ребенком, — это нормально.

Молодой мужчина просыпается рано утром, чтобы успеть приготовить завтрак: кашу, смесь или любимую ребёнком яичницу, в которую можно помакать хлеб. Одев после завтрака малыша, он идёт с ним на прогулку, где рассказывает о том, как устроен автомобиль, откуда берётся ветер и почему не падает Луна. В течение дня их ждёт еще множество игр, переодеваний, пряток, ссадин и ушибов. Нет, мужчина не сошёл с ума, как может показаться среднестатистическому россиянину, у него не выходной. Просто он — папа в декрете.

Такие истории об отцах, разделивших ответственность за воспитание с мамами, появляются всё чаще.  Как и новостные поводы, связанные с ними. Вот папу после декрета отказались брать на работу в банк. А в Чехии, наоборот, парламент одобрил инициативу отпуска для отцов после рождения ребёнка. Высказывания пап, находящихся в отпуске после рождения сына или дочери, привлекают всё больше внимания. Сам Марк Цукерберг уже во второй раз отправляется в декрет.

«Батенька» решил пойти дальше новостных заголовков и разобраться: что вообще происходит в загадочном мире отцовского декрета?

Надо сказать, что Россия в плане законодательной базы в данном вопросе заметно опережает многие развитые страны. В отпуск по уходу за ребёнком может пойти любой член семьи: мама, папа, бабушка, дедушка, даже дядя или тётя. При этом вы получаете выплаты в течение трёх лет, за вами сохраняется рабочее место, вы можете продолжить работу (если выживете) на полставки, удалённо либо по удобному для вас индивидуальному графику. В то время как среднеевропейский показатель оплачиваемого декрета — один год. А в США, например, такое понятие вообще отсутствует, женщины вынуждены экономить дни больничного и отпуска, чтобы использовать их при родах. Всего 10 % американок берут отпуск по уходу за ребёнком.

Формально в нашей стране всё неплохо и с мнением мужчин относительно разделения обязанностей по воспитанию детей. Согласно опросу, проведённому Исследовательским центром портала «SuperJob», теоретически уйти в декрет готовы 39 % отцов.

Проблемы начинаются при переходе от теории к практике. Чтобы реализовать своё законное право на отпуск после рождения ребёнка, отцу предстоит нешуточное сражение с работодателем и его предрассудками. А от декрета в мыслях и опросах к настоящему отпуску по уходу за ребенком добираются всего 2 % пап.

Чтобы понять особенности отцовства в российских реалиях, обратимся к позднесоветскому периоду и сравним взгляды общества на родительство в СССР и странах Скандинавии того же времени.

Уже с середины 80-х годов в Швеции на уровне правительства стал применяться ряд мер с целью вовлечь отцов в воспитание и уход за детьми. Из 480 дней оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком 60 дней выделены только папам — так называемая «отцовская квота». Передать ее никому нельзя, а если уклониться и не брать декрет — потеряешь выплаты. Более того, если вы делите декрет пополам с мамой, то получаете дополнительные деньги. Итог: в Швеции каждый четвёртый человек, пользующийся отпуском после рождения ребёнка, — мужчина. Такие же меры в 90-х годах были приняты в Норвегии и Исландии.

В СССР в то же время дискуссия о роли мужчины в воспитании только зарождалась и проходила под флагом «кризиса маскулинности». Отношение к мужчине и женщине как к классам, общностям, без признаков индивидуальности, а также отсутствие возможности реализовать свои права и свободы привели к изменению социальных ролей. Эксперты сразу поспешили  заявить о «феминизации женщин» и «женоподобии мужчин». Это отражалось и на воспитании. Проявлять свои отцовские чувства публично при общении с ребенком до сих пор было не принято. Ученые уже тогда начали осознавать важную роль отца в развитии ребенка — вот, например, что пишут в 1979 году советские педагоги В. Каган и Д. Исаев:

«Воспитывающиеся без участия отца мальчики усваивают искажённое представление о мужском поведении как агрессивном, грубом, резком и жестоком, а мужественности — в сугубо кулачном смысле».

Но до принятия важнейшей роли отца обществом было ещё далеко.

Со временем скандинавский опыт нашёл своё отражение во многих странах Европы, а с изменением государственного строя и общественных взглядов медленно, но верно добрался и до России. Однако представления о мужчине как о добытчике мамонта (теперь уже в финансовом эквиваленте) и женщине, занятой исключительно детьми, всё ещё сильно. В обществе назрел вопрос: разделение родительских обязанностей, декретного отпуска между отцом и мамой — это угроза национальной безопасности или более эффективное использование человеческого капитала?

Оставим тот факт, что декретный отпуск для мужчин и их более полное вовлечение в воспитание детей стали модным трендом во многих развитых странах мира. И обратимся к объективному мнению экспертов.

В Швеции каждый четвёртый человек, пользующийся отпуском после рождения ребёнка, — мужчина

Директор по развитию фонда «Отцовство», занимающегося интеграцией мужчин в процесс воспитания, в интервью изданию «Мел» объяснял:

«В послевоенное время всю заботу о семье и воспитании детей на себя взяли матери. Мужчины занимались восстановлением страны. Это привело к тому, что авторитет отца в семье стал снижаться, по сравнению с материнским… Женщины берут на себя воспитание детей, и получается замкнутый круг: следующее поколение вырастает воспитанным с минимальным участием отца. И не имея положительного мужского примера, они не могут реализовать себя в воспитании уже своих детей».

Вместе с тем, многочисленные мировые исследования показывают, что если отец участвует в воспитании детей, проводит с ними время, то дети лучше развиваются, например, оказываются более успешными в тестах на уровень развития познавательной деятельности.

Новейшие исследования показали, что в этом есть и польза для здоровья самого папы. Профессор антропологии, экологии и эволюционной биологии Йельского университета Ричард Брибискас приводит данные, согласно которым мужчины увеличивают вклад отца в воспитание детей, а их организм, реагируя на это, снижает уровень тестостерона и минимизирует агрессивное поведение, что в длительной перспективе может привести к увеличению продолжительности жизни мужчин.

Итак, раскрыть заговор не удалось. Вовлечение мужчин в процесс воспитания детей – объективный и необходимый для здоровья ребёнка (и отца, как мы выяснили) процесс. Более того, он имеет ещё и глобальную экономическую выгоду. Для роста экономики страны, такого долгожданного и почти мифического, пробовали многое. Инновации, модернизации, реструктуризации, деофшоризации. Может быть, рецепт намного проще: более рациональное использование экономического потенциала семьи? Ведь в некоторых сферах экономики, например в инвестировании финансов, женщины успешнее. Только за 2012—2017 годы рост внутреннего валового продукта по паритету покупательной способности в Швеции составил 26 %. В России — 8 %. Получается, что отцы, выходящие в декрет, помогают экономике. А предрассудки — нет.