Родить двойню в Гане
Текст: Анна Попова
/ 10 октября 2018

Семь лет назад Наташа Кокина проснулась от кошмара. Ей приснилось, что она выходит замуж за одного своего знакомого — студента питерского медфака Франка Сакадо, родом из Ганы. «Я решила, что нужно держаться от этого парня подальше. Как видите, не получилось: 29 мая 2011 года я стала Натальей Сакадо», — пишет она в своём блоге. Вскоре после свадьбы Наташа вместе с их 11-месячным сыном Мартином уехала вслед за мужем в Гану. Теперь у неё свой интернет-магазин африканских товаров, популярный блог в Instagram и новая жизнь. С момента переезда у них с Франком родился ещё один сын, и сейчас на подходе двойня.

Автор самиздата записала монолог Наташи о том, как устроены семьи в Гане, что считается позором, а что благословением и почему местные дети носят с собой в школу розги и иногда не видят родителей годами.

В типичной ганской семье чаще всего царит патриархат. Мужчина — глава, женщина — хранительница очага. Хотя многие ганки работают, занимаются бизнесом, становятся пасторами, в доме главный всё равно мужчина. Обычно ганцы даже не заходят на кухню к своим жёнам. Если друзья узнают, что мужчина готовит, это позор.

Правда, это уклад традиционных ганских семей. У нас всё иначе, потому что Франк всегда любил готовить. В Санкт-Петербурге он кормил всё общежитие и мог отложить свидание, если некому больше было заняться обедом.

В традиционных семьях мужья редко занимаются детьми, но у женщин в этом деле обычно много помощников. Тут мать молодой мамы или свекровь должна, согласно традициям, приехать и жить с семьёй первые шесть месяцев жизни малыша. Плюс в доме могут жить дальние родственники или приглашённые помощники. На эту тему в Гане есть поговорка: чтобы воспитать ребёнка, нужна целая деревня.

Дети, розги, вода, старики

С работой по дому помогают подростки, которых отдают в обеспеченные семьи. Их полностью обеспечивают, они ходят в школу, а взамен играют роль бесплатной рабочей силы.

Эти дети могут не видеть своих родственников годами, для нас это странно: как можно отдать своего ребёнка в чужую семью? Или дальним родственникам? Но в Гане это нормальная практика. Ганцы считают, что если в другой семье у ребёнка будет больше возможностей для будущего, то можно отослать его к чужим людям.

Так случилось с младшей сестрой Франка. Родители жили небогато: отец — пастор в пресвитерианской церкви и одновременно с этим фермер, а мать — учительница. Они жили бедно и отправили дочь в другую семью. Она не только выросла с фактически приёмными родителями, но и уехала с ними в Ботсвану. Сейчас в семье Франка тоже живёт чужая девочка. Её зовут Комфорт, ей пятнадцать, и она больше четырёх лет не видела свою семью.

Я не могу назвать её помощницей: мы с ней давно дружим. Семья мужа привезла её из деревни в столицу, устроила в школу, кормит, поит, одевает. За это девочка после учёбы делает всю домашнюю работу. Я до сих пор отношусь к ней как к гостье, краснею за свой бардак, хотя она уже всё перемыла-перестирала. Наверное, непросто жить с чужим человеком, но без неё мне, однозначно, ещё сложнее.

Ганские дети взрослеют рано. Когда ребёнок начинает уверенно держаться на ногах, ему постепенно поручают дела по дому. К десяти-одиннадцати годам ганские дети обычно полностью берут на себя домашние заботы. Они готовят, убирают, моют посуду. Дети в Гане не центр вселенной родителей, к их мнению не прислушиваются. Они едят отдельно от взрослых на кухне, а лучшие куски достаются отцу или старшим родственникам.

В среде антропологов на этот счёт бытует пословица: в Европе, если будут тонуть старик и ребёнок, спасут ребенка. В Африке в аналогичной ситуации спасут старика. То есть если в нашем мире действует принцип «всё лучшее — детям», то в Гане — «всё лучшее — старикам». В нашей семье всё гораздо либеральнее: у Мартина и Давида есть право голоса и, главное, — детство без чересчур взрослых обязанностей.

Мода на празднование детских дней рождения пришла в Гану относительно недавно. Когда Франк был маленьким, вся семья пела ему «Happy Birthday to you» и молилась за него. Подарком было куриное яйцо — символ новой жизни. Сейчас всё изменилось. Когда малышу исполняется год, во дворе натягивают шатры, готовят много еды, включают громкую музыку, зовут фотографа. Гостей приходит много — детей и взрослых. Далеко не все приходят с подарками. В Гане подарки дарит именинник своим гостям.

Кстати, в Гане тоже дёргают именинника за уши, а ещё поливают водой. Мартина тоже поливали, и поливали долго, а когда я сказала, что хватит, дети ответили мне: «Тётя Наташа, не хватит: это благословение! Его много не бывает».

В Гане по-прежнему распространены физические наказания. Эта практика есть даже в некоторых школах. Недавно я была в магазине канцтоваров, и в отделе школьных принадлежностей стояла коробка с розгами. То есть ребёнок идёт в школу и берёт с собой розги, которыми его же будут бить.

АТТА МААМЕ

Однако отношение к новорождённым в Гане трепетное. Бездетность воспринимается как проклятье и достаточная причина для развода. Раньше после рождения ребёнка его не разрешалось никому показывать на протяжении недели, а родители обращались с ним как с гостем. Имя новорождённому давали только на седьмой день — до этого момента непонятно было, останется ли ребёнок с семьей или вернётся в мир предков.

Традиционно выбор имени ограничивается набором особых правил: ребёнка называют в зависимости от дня недели, каким по счёту он появился в семье, есть ли у него близнец. К близнецам, кстати, ганцы относятся с мистическим ужасом и интересом. Меня, например, после родов будут называть Атта Мааме — мать близнецов. По древним верованиям, двойня — это знак особого благоволения бога к женщине. А сами дети — избранные, приближенные к божеству.

Здесь существуют свои суеверия, связанные с беременностью. Считается, что женщина должна быть окружена только прекрасными вещами, иначе ребёнок родится некрасивым. Если будущая мама хочет что-то съесть, она должна это сделать, а то у малыша будет кривая шея. Нельзя носить обтягивающую одежду и завязывать пояс — считается, что это может повлиять на рост плода. Беременной нельзя падать, потому что, согласно поверьям, у ребёнка будут кривые руки.

Здесь считается, что белые жёны блёклые. Детей от смешанных браков называют белыми (а вот в России мои сыновья для всех — чёрные). Тут такие дети на особом счету, они как принцы и принцессы.

Всё я прекрасно вижу. И непокрашенные фасады, и неухоженные дворы, и сточные канавы, и дороги без асфальта. Всё вижу, но предпочитаю не замечать! Знаю, что всё у нас будет хорошо. И фасад покрасим, и двор облагородим. Без оптимизма трудно везде, а в Африке без него невозможно, иначе тебя сломает. Видеть вокруг плохое или хорошее — это мой личный выбор, который я совершаю каждый день. В Африке, России, Америке — мир будет такого цвета, в какой мы сами его покрасим.

Фотографии: instagram.com/natasakado

Текст
Москва