Они покупают часть моего мозга

Иллюстрации: Наташа Савинова
12 февраля 2019
Партнёрский материал
home-in-sign.png

Исследование

«Что такое дом»

Исследуя вместе с ПИК современную трансформацию понятия «дом», мы не могли обойти стороной офисы крупных технологических компаний и стартапов из Кремниевой долины. Каково это — работать в компании, где на работе есть вообще всё, что может пригодиться в жизни: бесплатная еда и кухни всего мира, мягкая мебель и возможность спать, гамаки, химчистка, оплата обучения, закупка любой нужной техники. Некоторые сотрудники IT-компаний и вовсе отказываются от необходимости тратить деньги и даже не снимают жильё. Рассказывают работники Facebook, WeWork и Google.

Когда 23-летний Брэндон Оксидайн переехал из штата Массачусетс в Кремниевую долину по приглашению Google, вместо того чтобы заехать в квартиру за две тысячи долларов, он поселился в грузовом авто. В треде на Quora несколько бывших гуглеров делились воспоминаниями о том, как жили в припаркованных машинах на кампусе, чтобы сэкономить на жилье. Большие корпорации уже давно превратились в целые города, предоставляющие сотрудникам не только бесплатную еду и рабочий стол, но и душ, круглосуточные кофейни, игровые приставки, массаж, парк для прогулок и много других бонусов. На кампусе можно провести весь день, домой приходить ночевать, а с ценами на аренду в Калифорнии, штат с самой дорогой арендой жилья в США, отдавать за это несколько тысяч долларов в месяц и вовсе обидно.

Офисные пространства превращаются в отдельные страны со своей культурой, правилами и условиями. Мы расспросили нескольких сотрудников технологических компаний о том, как изменился их стиль жизни и отношение к дому в связи с их работой.

Кира Сергачёва, WeWork

Благодаря развитию коворкингов и в первую очередь WeWork (самая большая компания офисных пространств; сегодня оценивается более чем в сорок восемь миллиардов долларов) сотрудникам не могут предлагать безликие офисы — это просто невыгодно. Многие нужды тоже уходят — например, нашим резидентам больше не нужна дома кофемашина, потому что мы предлагаем кофе целый день, как и разные сорта пива, так что им не нужно думать, куда пойти на корпоратив после работы.

WeWork создаёт красивое и удобное пространство (с компанией работает известный датский архитектор Бьярке Ингельс), где люди могут проводить время как во время работы, так и вне. У нас в офисе постоянно играет музыка — один резидент как-то сказал мне, что когда он хочет войти в рабочее состояние дома, то включает радиостанцию WeWork и думает, что он на работе.

Для объединения сообщества мы устраиваем специальные happy hours, куда приходят представители разных компаний и знакомятся друг с другом. Некоторые команды отмечают дни рождения и праздники здесь же. 

Иногда люди проводят ночь в офисах, но это скорее исключение. Поскольку у нас много локаций, офис выбирают поближе к дому. Причём выбирает обычно тот, кто платит: он принимает решения. Одна наша компания из двадцати человек недавно переехала из красивого офиса с видом на реку Гудзон в здание на Центральном вокзале. Мы не поняли такой выбор, но оказалось, что их босс перебрался в Коннектикут — и ему так стало удобнее. 

Главная ценность WeWork — это не офисы, а сообщество. Поэтому мы обрастаем другими проектами. Недавно мы открыли тренажёрный зал и спа в одном из офисных зданий. Те, кто там работают, иногда спускаются в зал прямо в обед, а потом возвращаются. Наш ко-коливинг (co-living — совместное жильё) WeLive меняет отношение к дому. WeWork и WeLive находятся в одном здании, так что многие люди там же живут и работают. WeLive снимает все заботы о доме: вся мебель и посуда уже там, а также в стоимость включена уборка раз в неделю. На каждом этаже есть большая кухня, которую жильцы делят между собой, а также спортзал и комната для просмотра кино. Там создаётся среда для того, чтобы заводить друзей. В WeLive есть даже маленький бар, где устраивают свои happy hours, вечера с пастой, йогу и другие мероприятия. 

Юлия Нечаева, Google

С тех пор как я устроилась в Google, мой стиль жизни изменился. Расскажу про мою дорогу. Я живу в Сан-Франциско, работаю в Маунтин-Вью (Кремниевая долина). Каждое утро сажусь на поезд и еду на работу. Все знают, что я работаю с семи утра и заканчиваю в пять дня, когда выхожу из поезда. С утра я хожу в кофейню в Google, вечером в спортзал там же. Если б я жила недалеко от кампуса, я бы и с утра там занималась спортом.

Когда находишься в Google, вокруг есть только кампус. Мне рассказывали, что Google создавал свой кампус по аналогии с университетом. Но даже в Беркли, где я училась, есть возможность пойти в город, а здесь её нет. Хотя они очень заботятся и создают домашний уют. У меня почти в каждой кофейне стоит моя чашка с именем Юля, так что я чувствую себя как дома на кухне.

Google — это целый город. От одной части кампуса до другой можно идти сорок минут. По сути, там есть всё, а домой ты приходишь, только чтоб общаться с семьёй. У нас порядка сорока кафе и ресторанов, только в моём комплексе американская, азиатская, европейская и мексиканская кухни. Днём приезжают ещё бесплатные фудтраки разных компаний.

Я сразу почувствовала, что денег уходит намного меньше. Я выхожу вечером куда-то не потому, что хочу есть, а потому, что это что-то прикольное. Но я не хочу проводить на работе времени больше, чем нужно. Более того — компании сами заморочены на балансе между работой и жизнью, так что никто не мотивирует тебя проводить там по десять часов. Никто не будет в выходные отвечать на звонок. Письма в выходные тоже почти не приходят.

Некоторые друзья из университета живут в том же режиме, что и жили: снимают дом на пять-шесть человек — и так экономят. Это довольно типично, пока у тебя нет семьи. Но я не вижу тут какого-то воркоголизма (workaholics — люди, которые очень много работают).

Для меня дом важен, моя квартира выглядит так, что мне не стыдно её повесить на Pinterest. Я не думаю, что отношение к дому сильно изменилось. Даже если снимаешь жильё на несколько человек, это всё равно твоё пространство.

Бонусы в Google всех уравнивают. Люди, которые сажают сотрудников в автобус, получают те же бонусы, что и программисты, и выглядят абсолютно счастливыми. 

Я отношусь к этому, как к дата-центру. Они покупают часть моего мозга как пространство в дата-центре, и не хотят, чтобы я расходовала его на ненужные вещи и рутину. Они всех уравнивают по уму: люди, которые попадают в Google, — уже умные. Неважно, как ты выглядишь, чем занимаешься и к какой принадлежишь расе: если тебя наняли в Google, значит, ты умный. Например, если ты сидишь на встрече и ничего не говоришь, теряет от этого Google — считается, что надо дать человеку больше свободы и сделать так, чтоб его услышали.

Георгий Буранов, Remerge

Я живу и работаю в Берлине, у технологических компаний здесь условия  и бонусы примерно одинаковые. У нас есть корпоративные обеды, пиво, снэки и другая еда. Раз в полгода мы выезжаем в путешествия по Европе. Раз в год оплачивают поездку в любой офис (например, в этом году я провёл месяц в нью-йоркском) и на конференции по всему миру. Мы можем работать из дома и брать безлимитный отпуск. Я лично провожу в офисе много времени, потому что мне там проще сосредоточиться. Но наш CTO, например, иногда любит поработать в час или два ночи из дома. В этом смысле можно сказать, что офис у нас перетекает в дом, а дом — в офис. Может, это просто стиль жизни программистов. Я, например, дома тоже в основном или работаю, или сплю.

При этом немцы очень ценят время. В Германии гордятся тем, что работают мало, но эффективно — экономика страны самая сильная в Европе. В противовес, скажем, Греции, где работают много, а экономика намного хуже.

В Берлине всё находится довольно близко, поэтому поселиться можно где угодно и работа будет в доступности получаса езды. Когда я жил в Москве и работал в Acronis, многие селились рядом с их офисом в Отрадном, откуда до центра добираться час.

Из-за низких цен в Берлине довольно просто накопить на квартиру. Начальный взнос составляет десять процентов, дальше можно взять ипотеку. Я откладывал по 1000 евро в месяц и накопил примерно за три года. Это ещё и выгодная инвестиция, потому что цены на недвижимость в Берлине всё время растут. Хотя в Германии считают, что покупка квартиры ограничивает мобильность, — я читал, что больше половины немцев снимают жильё, и это самый высокий процент в Европе. Из того, что есть в доме, для меня важнее всего балкон. Кстати, балкон — это тоже особенность Берлина. В отличие от московских балконов, которые часто используют для хранения хлама, здесь любят проводить тёплые вечера. Об этом даже есть популярный немецкий фильм — «Лето на балконе». На работе у нас тоже есть огромный балкон, где мы часто общаемся с коллегами.

Игорь Маханёк, Facebook

Офис Facebook в Нью-Йорке отличается от нашего офиса в Кремниевой долине. Здесь у меня всё под боком: тренажёрный зал, как и несколько банков, — всё в одном блоке. В Менло-Парке, кампусе Facebook в Кремниевой долине, всё находится рядом, потому что вокруг ничего нет.

До Facebook я работал в Google, а до этого — в маленькой компании в Минске. Там, конечно, подход совсем другой: даже базовые вещи для работы типа покупки нового монитора надо было выбивать. В Facebook мы можем подключиться к Amazon и купить всё что нужно для работы — всё автоматически оплачивается со счёта компании. Для Facebook важно, чтобы человеку было удобно работать и он не тратил время и мысли на всякую фигню. Поэтому в офисе есть рестораны — обед занимает пятнадцать минут, за это время можно ещё с коллегами поговорить, что тоже полезно для работы. Завтрак в десять утра и ужин с шести вечера располагают людей приезжать на работу раньше и уходить попозже. Хотя график у нас свободный — приходи когда хочешь.

Facebook инициирует много возможностей для общения с коллегами. Например, у нас есть внутренняя система, где нам оплачивают различные хобби. Я состою в клубе любителей футбола; наша команда заявляется в корпоративную лигу, и чтоб туда входить, нужен взнос — его платит Facebook.

Гости часто приходят к нам в офис и говорят: «О, у вас тут есть где поесть, где посидеть, — значит, тут можно жить». У меня есть ощущение домашности в офисе, потому что он предоставляет уют, но это не всё. Дом всё равно нужен — для ощущения своего пространства. Я слышал о людях, которые живут в трейлерах и экономят на жилье, но я бы никогда так не смог. Опять же, зарплаты в Facebook у всех такие, что можно позволить себе жильё рядом с работой.

Facebook поддерживает саморазвитие и оплачивает то, что касается курсов по лидерству, переговоров, изучения английского и другое. Нам в месяц выделяют бюджет для корпоративов команды. Также оплачивают страховку и стирку, иногда проезд, приглашают массажистов, устраивают фотосессии и другие вещи. Остаётся тратить деньги на жильё, одежду и путешествия. Хотя некоторые мои коллеги практически не тратят — копят, чтобы рано уйти на пенсию. Хотят заработать несколько миллионов долларов и с тридцати пяти — сорока лет жить на проценты.