Армия теней: досье Aginter Press
Иллюстрации: Ника Рогушина
15 июня 2017

Вскоре после окончания Второй мировой стало ясно, что дружбы между западными «буржуазными демократиями» и СССР не получится. Специалисты западных разведок стали готовить команды, которые должны были в случае советского вторжения в Европу действовать «в тылу врага». По утверждениям швейцарского историка Даниэля Генсера, «секретные армии» формировались во всех странах-участницах НАТО.


Тайная операция носила кодовое название «Гладио» — в честь меча римских легионеров. Директор ЦРУ Уильям Колби не скупился и тратил на «Гладио» серьёзные людские и финансовые ресурсы. Первые следы деятельности ЦРУ и МИ-6 обнаружились в Италии в 1990 году в ходе расследования деятельности ультраправых террористических организаций. Чтобы гарантировать твёрдую антикоммунистическую позицию рекрутов, ЦРУ искало людей среди ультраправых активистов, неонацистских боевиков и бывших солдат Третьего рейха. Эти люди несли ответственность за попытку неофашистского переворота князя Боргезе в Италии, способствовали диктатуре греческих «чёрных полковников», ликвидировали ряд левых политиков и активистов, а также занимались шпионажем и вели мировую войну против коммунизма. К 1990 году многие из участников операции «Гладио» были мертвы, исчезли, ничего не знали или боялись говорить слишком много. Тем не менее о некоторых вещах известно наверняка.

Плакат «чёрных полковников»

«Ажинтер пресс»

Самым опасным подразделением во всей «секретной армии» ЦРУ стало новостное агентство «Ажинтер пресс», базировавшееся в Португалии и начавшее свою деятельность в сентябре 1996 года. Основатели «Ажинтер пресс» — до сих пор живущий в Италии лидер неофашистского движения Стефано Делле Кьяйе и офицер французской разведки Ив Герен-Серак. Последний служил во французской армии, участвовал в войнах в Индокитае и Алжире, был членом ультраправой подпольной террористической организации ОАС (Organisation de l'armée secrète — «Секретная вооружённая организация»), пытавшейся свергнуть де Голля. Удостоверения журналистов и фотографов позволяли «корреспондентам» с лёгкостью путешествовать по всему миру, не вызывая подозрений. Подобная мобильность сделала «Ажинтер пресс» крайне эффективной и опасной организацией и позволяла оперативникам совершать преступления в одной стране и в тот же день бежать на другой конец света, скрываясь от правосудия. Одно из наиболее могущественных отделений «Ажинтер пресс» действовало в Италии под руководством военного журналиста Гвидо Джаннеттини, члена ОАС и идеолога деятельности ультраправых. Джаннеттини руководил внедрением правых «агентов влияния» в левацкую среду, среди наиболее успешных — компрометация анархистского «кружка 22 марта», который при помощи неофашиста Марио Мерлино переметнулся на сторону «правых». Также Джаннеттини поддерживал давние связи с ОАС, в частности — с Пьером Лагайярдом, видным политическим деятелем Французского Алжира.

«Ажинтер пресс» была организацией более эффективной, опасной и изящной, чем отряды костоломов. Эти люди были профессиональными убийцами-наёмниками, которые умело использовали своё журналистское прикрытие для проникновения на интересовавшие их объекты. Вместе с тем сотрудники агентства действительно были преданы идеям правого радикализма. Покровительство «Ажинтер пресс» оказывали как минимум несколько мировых спецслужб: португальская тайная полиция PIDE, Служба внешней документации и контрразведки Франции SDECE (Service de documentation extérieure et de contre-espionnage), испанские спецслужбы и, возможно, ЦРУ. 

Пожалуй, лучше всего синтез между профессионалами и фанатиками заметен, если взглянуть на две ключевые фигуры в работе агентства: Стефано Делле Кьяйе и Ива Герен-Серака.

Стефано Делле Кьяйе

Стефано Делле Кьяйе как будто бы родился в ультраправой организации: уже в четырнадцать лет он стал активистом неофашистской партии ИСД (Итальянское социальное движение). С тех пор к нему прилепилась непрезентабельная кличка Caccola, «Прилипала», «Слизь». ИСД была партией вполне легальной, участвовала в выборах и старалась избегать неприятностей. Делле Кьяйе же рвался на улицы и в 1960 году основал «Национальный авангард». В эту группу входили молодые сорвиголовы, которые принимали участие в уличных боях с прокоммунистически настроенными активистами. Где-то в середине шестидесятых Делле Кьяйе, а также его верный соратник Марио Мерлино сблизились с уже упомянутым Джаннеттини.

Ив Герен-Серак

Ив Герен-Серак, чьё настоящее имя Ив Жюлио, совершенно не похож на Делле Кьяйе. Он на десять лет старше: родился в 1926 году в Бретани. Служил в армии, был несколько раз награждён за храбрость. По некоторым сведениям, он кавалер ордена Почётного Легиона, получил военный крест и ещё несколько медалей, в том числе от ООН и США.

«Прочие сложили оружие, а я — нет. После ОАС я бежал в Португалию, чтобы продолжать драться и распространить борьбу на всю планету».

 Он служил в рядах парашютистов второй пехотной дивизии и в армию вступил в марте 1947 года, как и Делле Кьяйе, пропустив Вторую Мировую войну. В 1948 году будущий Сен-Герак стал сержантом; в пятьдесят первом, в Корее — командиром взвода. Сохранились документы, подтверждающие, что несколько раз он проявил себя настоящим героем. В пятьдесят втором Жюлио стал лейтенантом. Дальше — недолго — была служба в Индокитае. В Алжире, где шла кровавая борьба французов с восставшим местным населением, он впервые познакомился с офицерами французской разведки SDECE. Совместно с представителями разведки уже капитан Жюлио занимался борьбой с партизанами, проявив себя храбрым и хладнокровным человеком. В шестьдесят втором Жюлио стал членом ОАС и участвовал в мятеже против де Голля. Приблизительно в это время он сменил имя на «Ив Герен-Серак». После разгрома мятежа француз бежал в Португалию, где у власти находилось крайне правое правительство Салазара. Контактом Герен-Серака в Португалии был французский журналист Жак Плонкар д’Ассак, экс-вишист и бывший член ОАС.

Ив Герен-Серак

Жак Плонкар

Плонкар жил в Португалии с 1944 года, вёл радиопрограмму «Голос Запада», писал биографию Антониу ди Салазара и эссе о необходимости борьбы с коммунизмом. Вполне вероятно, что Плонкар и Герен-Серак были знакомы ещё по ОАС или, по крайней мере, у них были общие знакомые. После окончания эпопеи с «Ажинтер пресс» имя Плонкара всплывёт среди основателей французского политического журнала ультраправой направленности Present. Издание было тесно связано с «Национальным фронтом» Жана-Мари Ле Пена — в состав этой партии входило немало бывших вишистов и членов ОАС. Сын Жака, Филипп Плонкар, также был видным членом «Национального фронта», журналистом и эссеистом.

Жак Плонкар д’Ассак представил Герен-Серака офицерам португальской тайной полиции, и тот стал инструктором в «Португальском легионе» — элитной воинской части, чьей специализацией была борьба с партизанами в африканских колониях, которые Салазар отчаянно и небезуспешно пытался удержать. Как признался сам Герен-Серак в интервью журналу Paris Match: «Прочие сложили оружие, а я — нет. После ОАС я бежал в Португалию, чтобы продолжать драться и распространить борьбу на всю планету».

Выслужившийся из рядовых в офицеры и известный своей храбростью, Ив стал ультраправым террористом, которому суждено было десятилетия спать с одним открытым глазом: смена фамилии с «Жюлио» на «Герен-Серак» похожа на рождение нового альтер эго.

Убийство генерала Умберто Дельгаду

В 1965 году произошла одна из первых акций «Ажинтер пресс»: члены организации устроили убийство генерала Умберто Делгаду, лидера «Португальского Национального Освободительного Фронта», готовившего свергнуть режим Салазара. Генерала с секретарём тайком заманил в Португалию один из журналистов «Ажинтер пресс», пообещавший устроить ему встречу с недовольными правлением Салазара офицерами. На границе сотрудники PIDE захватили Делгаду и его спутника, оба были казнены на месте задержания. Это стало своеобразной «благодарностью» правых руководству Португалии.

Салазар осматривает проект моста в Коимбре, Португалия

«Стратегия напряжённости»

В том же году агентством «Ажинтер пресс» под руководством Делле Кьяйе и Джаннеттини в Риме, в отеле «Парко ди Принсипи», была организована историческая конференция правых радикалов, где почти что формально была объявлена война государственной бюрократии и коммунистическим группировкам. Именно там Джаннеттини была выведена так называемая «стратегия напряжённости». Корни этой доктрины лежат в книге фон Клаузевица «О войне». Прусский автор XIX века рассуждал о психологическом и социологическом воздействии страха и его взаимосвязи с военными действиями. Если верить Клаузевицу, напряжённость в обществе ведёт к тому, что в игре повышаются ставки и для изменения положения бывает достаточно одного хорошо рассчитанного удара. Джаннеттини намеревался использовать идеи Клаузевица, чтобы очернить в прессе коммунистов, а правительство выставить слабым и неспособным решить проблему терроризма. Считается, что «стратегия напряжённости» была направлена на подготовку государственного переворота как цели-максимум или, как минимум, для создания антикоммунистических настроений в Западной Европе.

Семидесятые годы в Италии были действительно напряжёнными: в дальнейшем эту эпоху прозвали «свинцовыми семидесятыми» — хотя уже в шестидесятых обстановка была накалена, и в стране шла почти что гражданская война между ультраправыми (ИСД, «Новый порядок» и «Национальный авангард»), коммунистами («Красные бригады») и государством.

В 1968 Гвидо Джаннеттини устроил поездку для итальянских студентов в Грецию, где годом ранее захватили власть печально известные «чёрные полковники» — греческие националисты, близкие неонацистским идеалам «Ажинтер пресс». Греческие военные тренировали правых в лагере в северной Греции, готовя к боям с полицией и армейскими подразделениями. Итальянские ультраправые приобрели важные боевые навыки, которые помогли им успешно вести войну с правительством Италии в семидесятых годах. «Ажинтер пресс» в известном роде заложило бомбу с часовым механизмом под основание итальянского государства.

Гвидо Джаннеттини (cлева)

Африка

Между 1966 и 1969 годами «Ажинтер пресс» было крайне активно в Африке, в особенности в Анголе, где действовало против антиколониальных движений. «Ажинтер пресс» также внедрили своего агента, Робера Леруа, в газету швейцарской коммунистической партии, L’Étincelle, действовавшей в китайских интересах. В рамках своей работы Леруа сумел внедриться в марксистские кружки в Швейцарии и Франции, а также выявить несколько антипортугальски настроенных членов международных организаций. Любопытно, что как и многие французы, связанные с «Ажинтер пресс», он в начале шестидесятых был членом ОАС (по другим сведениям — вишистом).

Жертвами агентов «Ажинтер пресс» стали Амилкар Кабрал — генеральный секретарь ПАИГК (Африканской партии независимости Гвинеи и Кабо-Верде) и Эдуарду Мондлане — один из основателей ФРЕЛИМО (Фронт национального освобождения Мозамбика). В Африке оперативники «Ажинтер пресс» активно внедрялись в коммунистические организации, следили за ходом военных действий и занимались распространением дезинформации.

Группа «Паладин»

При агентстве существовал центр по вербовке и тренировке наёмников и «стратегический центр», занимавшийся координацией операций по внедрению и предотвращению левацкой активности в Европе и Африке. В лиссабонском офисе находилась контора, занимавшаяся изготовлением поддельных документов. Вооружённое подразделение «Ажинтер пресс» носило кодовое имя «группа Паладин» и официально занималось консультационной деятельностью по безопасности. Центр «Паладина» располагался в Аликанте, некоторые отделения — во Франции и Швейцарии. Во главе организации стоял легендарный диверсант, полковник СС Отто Скорцени.

Отто Скорцени

После войны Скорцени жил в Испании под покровительством Франко и собрал под своим крылом множество бывших офицеров СС и представителей националистических организаций. Его правой рукой был доктор Герхард Хармут фон Шуберт, экс-чиновник министерства пропаганды Йозефа Геббельса. Точно неизвестно, кто именно предложил Скорцени возглавить «Паладин», однако друг знаменитого разведчика Дэвид Стерлинг в письме историку коммандос Чарльзу Фоули утверждал, что Скорцени ещё с начала пятидесятых мечтал создать подобную организацию.

Среди клиентов «Паладина»: правительство Салазара, «Аргентинский антикоммунистический альянс» — организация, занимавшаяся уничтожением коммунистов в Латинской Америке. Главой ААА был Хосе Лопес Рега, генеральный комиссар Федеральной полиции Аргентины. Боевики ААА хорошо усвоили уроки офицеров СС и 20 июня 1973 года на «отлично» сдали экзамен по терроризму, устроив бойню в аэропорту «Эссейса», где погибли по меньшей мере тринадцать левых активистов. Конфликт произошёл между перонистскими группировками левой и правой политической направленности.

«Мы верим, что первой фазой политического активизма должно быть создание условий, выгодных распространению хаоса в структурах режима».

Бойня в аэропорту «Эссейса»

Члены группы «Паладин» работали на Южно-Африканское Бюро государственной безопасности и греческую хунту. Они тренировали «эскадроны смерти», провозили оружие, вербовали наёмников и уничтожали нежелательных лиц. «Платой» испанскому правительству за покровительство стало ведение войны против баскских сепаратистов: несколько влиятельных лидеров этого движения были убиты. Ослаблению ЕТА (Euskadi Ta Askatasuna — «Страна басков и свобода») порадовались как в Испании, так и во Франции: баски доставляли последним слишком много проблем и вели к дипломатическим затруднениям в отношениях с Франко.

Бывший член ОАС, экс-солдат французского «Иностранного легиона» Ян Саблонски (с которого, по слухам, Фредерик Форсайт списал своего Ковальски в «Дне шакала»), тренировал эскадроны смерти «Белая рука» в Гватемале.

Советский ТАСС упорно утверждал, что Скорцени принимал участие в подготовке американских «зелёных беретов» к войне во Вьетнаме, однако это утверждение крайне сомнительно. Даже если бы Скорцени поборол свою ненависть к американцам, его методы сильно устарели и были направлены скорее на ведение террора, а не военных действий.

Второй вооружённой рукой «Ажинтер пресс» была OACI («Организация международного вооружённого противодействия коммунизму»), однако об их деятельности данных нет вовсе.

Заговор Чёрного Князя

В 1968-1970 годах «Ажинтер пресс» находилось на пике своего могущества. Агентство стало центром паутины всех участников операции «Гладио». 1 марта в Риме состоялась знаменитая «битва Валле Джулия» — столкновение студентов-демонстрантов правого толка с полицией из-за правительственной реформы университетов. Агитаторы «Национального авангарда» подбивали молодёжь на мятеж, а «Ажинтер пресс» отвечало за подготовку ультраправых бойцов и информационную поддержку бунта. Делле Кьяйе и его верный сторонник Марио Мерлино сыграли ключевую роль в тех событиях. Ультраправые осуществили теракт в помещении сельскохозяйственного банка на пьяцца Фонтана в Милане 12 декабря 1969 года. Судья Гвидо Сальвини, которому поручили расследовать теракт, заявил сенату Италии следующее: «В ходе расследования подтвердились связи „Ажинтер Пресс“ с итальянскими неонацистскими организациями: „Национальным авангардом“ и „Новым Порядком“. Всё началось со знакомства Гвидо Джаннеттини и Герен-Серака в Португалии в 1964 году. Обнаружилось, что инструкторы „Ажинтер пресс“ приезжали в Рим между 1967 и 1968 годами и обучали воинствующих националистов из „Национального авангарда“ обращению со взрывчаткой». Взрывы и нападения на структуры власти «Ажинтер пресс» приписывало левацким группировкам, используя своё медийное влияние. Агентство стремилось создать у публики негативный образ коммунистов и предотвратить их возможный приход к власти в Италии.

Сельскохозяйственный банк на пьяцца Фонтана, Милан

Популяризировалось политическое ответвление «Ажинтер пресс» — «Порядок и традиция».

Самой крупной акцией «Ажинтер пресс» и главной авантюрой людей, дёргавших за ниточки участников операции «Гладио», стала попытка государственного переворота в Италии. Главным агентом, связавшим западные спецслужбы и участников путча, стал Стефано Делле Кьяйе. Корреспонденция проводилась через каналы «Ажинтер пресс». Само агентство должно было обеспечить медийную поддержку, снабдить путчистов документами и оружием, установить контакт между заинтересованными в перевороте группами. Главой мятежников — будущей главой Италии — стал дворянин Юнио Валерио Боргезе, ветеран Второй мировой войны по прозвищу «Чёрный Князь».

Линкор «Новороссийск»

Юнио Валерио Боргезе

Боргезе был, наверное, одним из немногих итальянцев, который имел основания гордиться своей службой во время Второй мировой войны. Он руководил диверсионной десятой флотилией МАС, итальянским военно-морским спецназом и несёт ответственность за уничтожение двух линкоров британского флота. После войны Боргезе преимущественно занимался политикой, поддерживая ультраправых националистов. В шестидесятых он создал организацию «Национальный фронт», направленную на возрождение сильной Италии. Боргезе, однако, намеревался не выигрывать выборы, а осуществить переворот.

Одно из самых знаменитых событий в жизни князя Боргезе связано с СССР. 29 октября 1955 года в северной бухте Севастополя затонул флагман черноморской эскадры линкор «Новороссийск», ранее носивший название «Джулио Чезаре» и плававший под знаменем Италии. Причина уничтожения до сих пор неизвестна, но одна из версия утверждает, что Боргезе и его ветераны подорвали линкор из мести за унижение своей страны. Боевых навыков ветеранам десятой флотилии безусловно хватало. В июле 2013 года Уго д’Эспозито, один из сослуживцев Боргезе, рассказал изданию 4Arts о деятельности десятой флотилии во время войны и сделал заявление, что подрыв «Новороссийска» осуществили восемь диверсантов — бывшие члены «десятой» — по заданию НАТО.

Юнио Валерио Боргезе (1970)
Газетная вырезка о заговоре Боргезе

При посредстве «Ажинтер пресс» к Чёрному Князю примкнули ИСД, «Национальный авангард» Делле Кьяйе, ряд ветеранских организаций, а также, по некоторым данным, ЦРУ. Восьмого декабря 1970 года сторонники Боргезе и их соратники в рядах итальянской армии и полиции намеревались начать действовать. По плану необходимо было похитить президента Джузеппе Сарагата, ликвидировать начальника полиции Анжело Викари, захватить здания МВД, МИДа и офис общественного телевидения Италии, RAI. План носил кодовое название «Операция Тора-Тора».

В последний момент по до сих пор неизвестной причине переворот был отменён, а Боргезе, Делле Кьяйе и их сподвижники бежали в Испанию. Некоторые поговаривают, что в ЦРУ решили, будто бы настоящий неофашистский переворот — это слишком и что одних слухов о заговоре хватит, чтобы «раскачать лодку». Лишь меньшинство в рядах ЦРУ считало, что приход Боргезе к власти будет выгоден. Другие утверждают, что в окружении Чёрного Князя находился информатор итальянского правительства. Третьи — что Боргезе не решился действовать, так как ему отказали в поддержке некоторые представители христианских демократов. Так или иначе, сам Боргезе позднее всё отрицал и говорил лишь, что готовил демонстрацию в знак протеста против визита Тито в Италию. Однако достоверно известно, что правительство Италии готовилось к введению военного положения и битве против путчистов. Союзники Боргезе — мафиози, согласно показаниям Бушетты, колебались.

Лично Боргезе и его сторонники, скорее всего, вдохновлялись переворотом «чёрных полковников». Даже в качестве лозунга Боргезе использовал фразу: «Вслед за Афинами — Рим!»

Именно заговор «Чёрного Князя» толкнул Италию к почти что гражданской войне. В июле семидесятого года, опять-таки при содействии «Ажинтер пресс», случилось неофашистское восстание в Реджо-ди-Калабрия. При поддержке Ндрангеты — калабрийской мафии — мятеж продолжался до февраля 1971 года. Активное участие в заговоре принимал и «крёстный отец» сицилийской мафии дон Томмазо Бушетта, которому были обещаны послабления в обмен на политическую поддержку и вооружённое выступление в Италии. Сицилийская мафия раскололась, однако часть преступников заговор поддержала. Позже Бушетта стал первым доном мафии, нарушившим кодекс молчания. Согласно показаниям Бушетты, Боргезе и его правая рука, Гульельмо д’Агостино, ездили в Нью-Йорк в ноябре 1970 года на «согласование плана».

США

Италия находилась на южном фланге НАТО, поэтому США серьёзно беспокоила вероятность прихода к власти в стране коммунистов. Базы в Италии были значимой частью цепочки, по которой в Израиль шла военная помощь. По некоторым данным, Генри Киссинджер в 1969-1970 годах и американский посол в Италии Грэм Мартин передали Боргезе через ватиканские банки около 800 000 долларов. Всего на помощь итальянским правым в 1969-1973 годах Мартин истратил 8 000 000 долларов. Посол являлся бывшим военным американской армии и убеждённым антикоммунистом.

Грэм Мартин и президент Джеральд Форд на встрече в Овальном кабинете

Португальская «революция гвоздик»

В 1970-1974 годах «Ажинтер пресс» продолжало функционировать. Делле Кьяйе стал представителем агентства в Испании. В семьдесят третьем году Боргезе и его приближённые готовили очередной переворот, однако столкнулись с нехваткой денег. «Ажинтер пресс» сотрудничали с рядом других ультраправых медиа: радиопрограммой Плонкара, газетой «Voce dell’Occidente», которой руководил бывший пресс-атташе «Итальянской социалистической республики» Лео Негрелли. Оперативники «Ажинтер пресс» участвовали в свержении президента Альенде в Чили в 1973 году.

В 1974 году в Португалии произошла левацкая «революция гвоздик». Революция стала почти бескровной: вооружённое сопротивление восставшим оказали лишь сотрудники PIDE, однако их было слишком мало. Штаб-квартира «Ажинтер пресс» была захвачена португальскими войсками. Репортёр журнала L’Europeo Барбачетто позже вспоминал, что документация агентства была уничтожена португальскими военными, поскольку они боялись, что архив может попасть не в те руки и привести к осложнениям в отношениях с Италией, Францией и Германией. Португальская военная разведка пришла к выводу, что «Ажинтер пресс» представляло собой высокоорганизованное шпионское бюро, сотрудничавшее со спецслужбами Португалии, Испании, Греции, Италии, США и Западной Германии. Обнаружился и своеобразный «манифест» агентства, носивший название «наша политическая акция». Его автором являлся Ив Герен-Серак:

«Мы верим, что первой фазой политического активизма должно быть создание условий, выгодных распространению хаоса в структурах режима… Согласно нашим взглядам, первым делом мы должны уничтожить структуру демократического государства, которая помогает маскироваться коммунистическим и прокитайски настроенным политикам. Более того, у нас есть люди, которые внедрились в эти группы. Очевидно, мы должны будем приспособить нашу работу к этике, которая царит в обстановке подполья… Пропаганда и действия, подобные тем, которые используют наши враги-коммунисты. Эти операции создадут чувство враждебности между коммунистами, которые угрожают миру каждого народа на Земле».

Агентство после этих событий прекратило своё формальное существование, однако организация Герен-Серака продолжала существовать.

Вилла Альграве, офис PIDE в Мозамбике

После «Ажинтер Пресс»

Вместе с тем большинство оперативников «Ажинтер пресс» остались живы и в дальнейшем ещё не раз проявили себя на фронтах «тайной войны». В 1975 году итальянский судья Сальвини, расследовавший дело о взрыве на пьяцца Фонтана и деятельность «Национального авангарда», раскрыл планировавшуюся террористическую атаку под руководством Герен-Серака. Француз планировал проникнуть в алжирские посольства во Франции, Германии, Италии и Великобритании и осуществить там четыре взрыва. Бомбы изготовили оперативники «Паладина», который после смерти Скорцени возглавил фон Шуберт.

«„Ажинтер пресс“ было информационным центром, связанным с ЦРУ и португальской секретной службой. Агентство специализировалось на провокациях».

В 1975 году умер генерал Франко, и структуры «Ажинтер Пресс», итак пострадавшие в результате падения португальского «Нового государства», почти рухнули. В 1977 году штаб-квартира «Ажинтер Пресс» в Мадриде была разгромлена, но никто из оперативников агентства так и не был арестован. Герен-Серак и большинство его соратников бежали в Латинскую Америку.

Чили и Мозамбик

В том же 1975 году Делле Кьяйе отбыл в Чили, где работал на генерала Пиночета. Ряд бойцов «Ажинтер пресс» уехали в Анголу, где боролись против коммунистических группировок УНИТА и ФНЛА, действуя как шпионы, диверсанты и специалисты по ликвидации. Интересно, что несколько ранее, осенью 1974 года, в Лоренсу-Маркише (ныне — Мапуту, Мозамбик) произошёл мятеж белых португальцев, лояльных правительству Каэтану. Восстание быстро подавили, и ситуация вокруг него осталась достаточно тёмная, но к нему как будто бы приложили руки агенты спецслужб ЮАР. По чистой логике, там могли быть и оперативники «Ажинтер пресс», но достоверных сведений об этом нет.

Португалия

Помимо бывших португальских колоний, бывшие оперативники «Ажинтер пресс» были активны и в метрополии. Положение режима, пришедшего к власти после «революции гвоздик», было крайне нестабильно. На аграрном севере, где всегда было сильно влияние католической церкви, начались волнения. Внутри нового правительства царил раскол. Перед Португалией всерьёз маячила перспектива советизации, поэтому в критический момент ультраправые сплотились, а Франко напряг последние силы, чтобы их поддержать. Несколько участников сопротивления были замечены в контактах с «Ажинтер пресс»: журналист Вальдемар Парадела ди Абреу работал в сфере португальских медиа при Салазаре, многие из которых были связаны с агентством, помогая тому поддерживать «легенду» информационного бюро. Бывшие оперативники «Ажинтер пресс» тренировали активистов «Армии Освобождения Португалии» и, возможно, участвовали в ряде политических убийств. Разведчик, политик и бизнесмен Жорже Жардин, ведущий деятель правой реакции, являлся официальным представителем Салазара в Южной Родезии, где у агентства были свои интересы. Более того, Жардин подозревался в организации убийств Мондлане и Кабрала, в чём оперативники «Ажинтер пресс» участвовали наверняка.  

Маоист Максимилиано Барбоза ди Соуза был взорван в своей машине 2 апреля 1976 года: подобным способом члены «Ажинтер пресс» ликвидировали многих своих политических противников.

В июле-ноябре 1975 года по Португалии прокатился ряд демонстраций, актов террора и вооружённых выступлений. Страна выходила из под контроля нового правительства очень быстро. В марте 1975 года умеренно националистически настроенная группировка военных во главе с генералом Антониу ди Спинолой попыталась осуществить военный переворот. Путч провалился, а Спинола и его приближённые бежали в Испанию. Ситуация в стране стала окончательно запутанной: с одной стороны — правое подполье, с другой — коммунистически настроенные офицеры, а посередине — левацкое правительство, отчаянно цепляющееся за власть.

Несколькими месяцами позже, в ноябре 1975 года, произошла невнятная попытка переворота со стороны левонастроенных португальских офицеров, которые намеревались установить в стране социалистическую диктатуру. Мятежники не сумели сломить сопротивление элитного подразделения коммандос во главе с полковником Невишем. Баланс сил сместился вправо. В 1976 году социалисты отказались от попыток установить в стране диктатуру и сформировали демократическое правительство, а уже в 1980 году на выборах победили правоцентристы. Ультраправое подполье в Португалии быстро сошло на нет, однако скорость, с которой она появилась и беспощадная эффективность «Армии освобождения» наводит на мысли о том, что в состав группировки входили хорошо подготовленные профессионалы.

США

В 1976 году Стефано Делле Кьяйе посетил США, где, по некоторым данным, участвовал в убийстве чилийского диссидента Орландо Летельера в Вашингтоне, округ Колумбия, взорвав бомбу в его машине. Вместе с ним в подготовке операции участвовали пятеро кубинцев, политических противников Фиделя Кастро. Его напарником был агент чилийской разведки американец Майкл Таунли. Позже он дал в американском суде показания, позволившие выяснить, что именно Пиночет организовал убийство Летельера. Примерно тогда же Делле Кьяйе завербовала аргентинская военная разведка SIDE, отправившая итальянца в Боливию.

Боливия

Боевики Делле Кьяйе продолжали вести террористическую деятельность в Италии, а он сам бежал в Боливию, где примкнул к генералу Луису Гарсиа Меса Техаде. Эти двое, плюс Клаус Барби — экс-офицер СС, известный по прозвищу «Лионский мясник», около года (июль 1980 – август 1981) правили Боливией. Троица была более чем колоритной: Барби (также известный как Клаус Альтманн) прошёл путь из гестапо в ЦРУ и «Организацию Гелена», ловил Че Гевару, а потом отошёл на пенсию в Боливию, где всегда были сильны прогерманские настроения, и занялся торговлей оружием. По слухам, Делле Кьяйе устанавливал дружеские отношения режима генерала Техады с Гватемалой и Аргентиной, где итальянец имел контакты через старых друзей по «Ажинтер пресс». Вслед за Делле Кьяйе в Боливию потянулись и другие неонацисты, наёмники и вояки — поговаривали о старых эсэсовцах, бывших оперативниках «Ажинтер пресс» и даже о знаменитом командире наёмников Жане Шрамме.

В период правления генерала Техады правительство Боливии почти что срослось с национальными картелями, которые выращивали и экспортировали кокаин. Музыка, впрочем, играла недолго: непопулярный Техада вынужден был покинуть пост президента и ушёл в отставку. Барби выдали французским властям, от которых он получил пожизненное заключение. Делле Кьяйе после попытки похитить его также бежал и целых пять лет оставался в бегах, будучи одним из самых разыскиваемых людей на планете.

Клаус Барби (1930)

Неонацисты сегодня

Стефано делле Кьяйе

Делле Кьяйе поймали в 1987 году в Венесуэле и экстрадировали в Италию. Тем не менее ни одно выдвинутое против него обвинение не было доказано в суде. Делле Кьяйе и по сей день занимается политической деятельностью, считается авторитетом в среде неонацистских организаций и даже засветился в расследовании канала «Лайф» об ультраправых наёмниках в Украине. Он и Марио Мерлино по-прежнему сотрудничают друг с другом. Делле Кьяйе является единственным напрямую связанным с «Ажинтер пресс» человеком, который жив до сих пор.

Ив Герен-Серак

Герен-Серак исчез из поля зрения полиции и спецслужб после сорвавшейся атаки на алжирские посольства. Он до сих пор разыскивается по обвинениям в организации взрыва на пьяцца Фонтана. В последний раз его видели в Барселоне в 1997 году. Жив он или нет, и если да, то где прячется — неизвестно.

Гвидо Джаннеттини

Джаннеттини, используя свои связи в итальянской военной разведке, избежал серьёзного наказания. Он провел два года в тюрьме в связи со своей деятельностью в «Ажинтер пресс». Он почти всю оставшуюся жизнь работал в итальянском медиаконгломерате, принадлежавшем Джузеппе Чиярапикко (бывшему члену ИСД, члену партии «Народ свободы» и сенатору при Берлускони) и умер от диабета в 2002 году. Его статус как агента военной разведки был подтверждён на слушаниях в парламентской комиссии.

Некоторые оперативники «Ажинтер пресс» засветились в структурах испанской и французской разведок BVE (Баскский Испанский Батальон) и GAL, направленных на борьбу с баскскими сепаратистами. Два бывших оперативника Герен-Серака — экс-парашютист французской армии и член ОАС Жан-Пьер Шери и член «Национального Авангарда» Марко Риччи участвовали в убийстве одного из лидеров ЕТА, Хосе Мигеля Беньярана. Убийство было местью за ликвидацию басками адмирала Луиса Карреро Бланко, премьер-министра Испании и потенциального наследника генерала Франко.

Деятельность «Ажинтер пресс» и других структур, созданных в рамках операции «Гладио», по сей день остаётся засекреченной и малоизученной. Наибольших успехов в расследовании деятельности международного ультраправого подполья добились в Италии, хотя приговоров вынесено было немного.

Джованни Пеллегрино, отчитываясь перед сенатом Италии о деятельности «Ажинтер пресс», произнёс слова, которые были бы подходящей эпитафией для этой организации:

«„Ажинтер пресс“ на самом деле являлась, согласно недавно добытым документам, обнаруженным в ходе расследования, информационным центром, связанным с ЦРУ и португальской секретной службой. Агентство специализировалось на провокациях».

P.S. Автор снимает шляпу перед Сергеем Карамаевым за потрясающий блог «Малютка-родезиец», статью на «Ленте.ру» о подрыве линкора «Новороссийск», за перевод интервью Уго д’Эспозито и материал о Франсиско Рошу. Последние три материала использовались при написании данной статьи.