Я, Дмитрий Энтео
Иллюстрация: Мария Масютина
04 октября 2016

Жизнь православных активистов полна приключений и чудес: они требуют, чтобы «Первый канал» уволил Сергея Шнурова, служат молебны в пользу российских спортсменов, один за другим срывают концерты и громят выставки. В общем, ведут себя, как панки, только делают всё это во имя духовных скреп и святого духа. Сегодня основатель движения «Божья воля» и один из самых одиозных православных активистов всея Руси Дмитрий Энтео рассказывает самиздату, как он пришёл к такой жизни и почему она ему нравится.

Быть православным активистом — это круче, чем секс.

Каждому человеку хочется искать правду и смысл жизни. И, если твоё сердце готово к этому, бог открывает тебе себя. Как-то я гулял по осеннему лесу, смотрел на звёзды и вдруг увидел его. Тогда я понял, что у нашего мира есть разумный создатель и что он меня слышит. Когда встречаешь бога, осознаёшь, что он — творец и господин. А ещё понимаешь, что все события не случайны. Когда ты узнаёшь эту тайну, вся твоя жизнь кардинально меняется.

Когда-то я был довольно глубоко погружён в мир восточного мистицизма. Я принадлежал к большой группе молодых идеалистов: мы скупали литературу на книжных развалах, зачитывались Пелевиным и Кастанедой, играли на разных музыкальных инструментах и были очень далеки от христианства. Какое тут могло быть христианство, когда мы чуть ли не в оригинале Ригведу читали и вечерами пили виски с Шивой? Но потом бог ясно показал мне, что не все представления о нём истинны. 

Когда я был в армии, я однажды попросил его: «Покажи мне, куда идти». А потом начал читать Библию с мобильного телефона и понял, что призыв быть православным и посвятить этому жизнь адресован мне. Подобное произошло и с моими друзьями. Один как-то пил текилу, упал головой на барную стойку, а когда открыл глаза, увидел на баре большой крест. После этого он прочёл Новый Завет и всё понял. Вот уже десять лет он живёт строгой духовной жизнью. Ещё один друг килограммами продавал не-скажу-что. Он и сам употреблял, и у него вроде как открылся третий глаз: он видел Шиву и прочих духов, которые давали ему всякие советы. И вот он как-то просыпается и видит, что духи эти — на самом деле черти. Он ко мне прибегает с криками: «Дима, что мне делать!? Мне духи только что сказали, что я должен бросить под поезд человека. Очень плохого, прямо антихриста». Ну, я ему и говорю: «Сашенька, дорогой, в Лавру надо, на читку к батюшке Герману». Саша съездил, и теперь всё хорошо (о том, кто такой «батюшка Герман», можно подробно прочитать тут — примечание редакции).

Как и любой христианин, я каждый день взаимодействую и борюсь с бесами. Они порабощают человека, делая его марионеткой. Один из таких примеров — сонный паралич. Это такое состояние, когда человек, находясь между сном и бодрствованием, парализован и испытывает ужас. Однажды в паблике MDK выложили изображение, посвящённое этому медицинскому феномену, и под постом было двенадцать тысяч комментариев с рассказами подростков о том, как бесы приходят и насилуют их чуть ли не каждый день. 

Есть очень чувствительные люди, когда они закрывают глаза, на них обрушивается поток расчленёнки и секса.

Но в противовес этим кошмарам есть христианская аскетика. Она приносит отрезвление. Я два года работал в проекте «Просветление.ру» — оказывал помощь пострадавшим от оккультизма. Мне звонили ребята и рассказывали: «Я просвещённый гуру, и у меня группа ВКонтакте из ста тысяч человек». И этим «гуру» люди ботинки целовали. Я объяснял им, что всё это не от бога. И сначала они смеялись, а потом начинали спрашивать у меня, что делать. 

Я вижу, как наш мир планомерно разрушается, и пытаюсь остановить этот процесс. Всё, что я пишу и говорю, — это не мои домыслы. Я лишь облекаю в актуальные сегодня формы то, что издавна было частью христианского предания, базисом христианской патриархальной цивилизации. Моя задача — переводить смыслы на язык сегодняшнего поколения, чтобы информация не проходила мимо молодёжи. Знаете, у меня около восемнадцати тысяч постов в Твиттере, и там достаточно много интересного, что может привлечь внимание, вызвать резонанс и даже шокировать. Вообще, в интернете часто распространяют фальшивые твиты от моего имени, например, как-то раз я якобы написал пост, где предложил заразить меня ВИЧ. Но было бы наивно думать, что это писал я, это, безусловно, фейк, и мне было бы любопытно посмотреть на тех, кто повёлся на такое. Я часто угораю над интернет-пользователями, но угораю со смыслом. Мне нравится смотреть, какие у них бывают истерики и смешные политические реакции, как их легко ввести в состояние аффекта. Это хреновое поколение.

Идеальное государство — это то государство, которое построено на законе бога. Оно называется теократией. Полномочия правительства должны быть ограничены — только оборона и правосудие. Но у нас государство поработило социальную жизнь, экономику, культуру, во многом и религию. Сейчас мы видим глобальную экспансию, когда государство пожирает новые и новые пласты гражданского общества. Всё началось с контркультурной революции 60-х годов, после которой многие представители левого современного истеблишмента готовы залезть в клетку, лишь бы им там разрешили заниматься оральным сексом и курить травку. Это очень сильный удар по моему миру. По миру белого, если хотите, европейского патриархального мужчины. Само собой, с помощью насилия нельзя загнать людей в храм, но сегодня мы живём в антихристианском государстве, и это не предвещает ничего хорошего. 

Смысл нашего существования не ограничивается этой жизнью. Человек проживает на Земле свои семьдесят-восемьдесят лет, чтобы пережить максимум физических ощущений. Но смысл жизни раскрывается после смерти. Перед ней все равны — и Стив Джобс, и Иван Петрович. Когда они умирают, уже всё равно, сколько у кого было денег, хайпа и насколько красивы те женщины, которые им отдавались. Христианин оценивает свою жизнь не по тому, как он круто потусил, а по состоянию души в момент перехода. И лучше умереть в младенчестве с чистой душой, чем прожить долго и погубить свою душу. 

И лучше умереть в младенчестве с чистой душой, чем прожить долго и погубить свою душу.

И болезни, такие, как ВИЧ и рак, нужны для того, чтобы люди через страдания причащались и чтобы их участь в вечности не была страшной. Это очень мудро.

Буду с вами откровенен. Я никогда не строил из себя праведника, и мне бы не хотелось сейчас умереть, потому что тогда я сразу попаду в ад. Я живу не так, как должен жить христианин. Бывают моменты, когда твоё сердце превращается в камень, и тогда духовные радости становятся недоступны. Душа тщетно пытается насытить себя прахом греховных наслаждений, чтобы как-то забыться. Я осознаю немощь и ограниченность своего ума, свою страстность, не могу жить полностью так, как мне бы хотелось, так, как я призываю жить других. Я причащаюсь раз в неделю, но у меня бывают периоды, когда я месяц могу не ходить в храм. Но всё-таки христианин — это не тот, кто не падает, а тот, кто каждый раз поднимается. И я надеюсь, что, когда я умру, я не буду просто лежать в этой грязи, а хотя бы приподниму голову оттуда. Я буду надеяться на милость божью.

ДОБАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

comments powered by HyperComments

Больше?