Похороны вагона-ресторана

Лиза Сивец
Как вагон-ресторан из аристократического салона трансформировался в похоронный дом

На дне России: приключения датчан в Горном Алтае

Алексей Лоскутов
Холод, остовы машин в ущелье и дудочка из кости шестнадцатилетней девственницы

Рейв моей души. Почему важно страдать на концертах

Наталья Гредина
Лужа мочи, сломанные рёбра и истукан, охраняющий свою девушку в танц-партере

Погружение в самые лютые секты

Авторы раздела

Выпускающий редактор самиздата, редактор раздела «Сплочение», литредактор ордена. Человек-катастрофа. Выпускница Литинститута, в институте носила прозвище Бультерьер. Бывший хикки, ассоциирует себя с пандами и поддерживает всех прогрессивных панд мира
Журналист, любит Теодора Глаголева
Учится на журналиста, любит книги, кино и современное искусство
Редактор. Любит свою лысую кошку и недолюбливает людей. Это взаимно

Хаос и космос Невады

Александр Столетов
Адские машины, горящий человек и островки цивилизации на Burning Man

Исход. Мать, которая включила стиральную машину в шаббат

Алина Фукс
Почему нужно бежать из ультраортодоксальной еврейской общины

Исход. Бармен, который ничего не знал о мастурбации

Алина Фукс
Как выйти из общины ортодоксальных евреев и остаться в живых

Стоя спиной к «Моне Лизе»

Соня Коршенбойм
Наш художник отправляется на концерт Земфиры в Тель-Авиве и хочет написать эссе про «Мону Лизу», но пишет поэму про боль, гниль, обиду и любовь

Долой оковы: как раздеться и не сгореть со стыда

Наталья Гредина
Путешествие в общественную баню в маленьком немецком городке

Личный ЧОП из духов мёртвых. Монолог адепта сантерии

Александра Баева
Бабалао, сантеро, санто, кумплеаньос — если вы ничего не знали о сантерии, пришло время узнать. Кубинская религия про счастье здесь и сейчас

Как туризм окончательно уничтожит нашу планету

Александра Карасик
Как места тысячелетней истории превращаются в аттракционы с батутами и почему каждый из вас виноват в гибели Венеции. А у вас есть кусочек Стоунхенджа?

Ваш верный проводник Василий

Василий Пономарёв
Ваш личный путеводитель по аду российских поездов: дети плачут, потому им не дали пиво, лом в унитазе, в вагоне без форточек +62, мы несёмся в инферно

Не порвалась — не постаралась: Внутри секты естественных родов

Дарья Назаркина
Какие жертвы позволяют роженице считать себя настоящей матерью, а каких недостаточно? Двадцать часов боли, треснувшие соски и пятнадцать лишних килограммов