Роман
Навескин
Музыкальный критик из Нагатино, тайный любитель человеческих патологий и халвы в зелёной упаковке за 34 рубля

Стерео-Иерусалим: заметки про ОST «Тесноты» Кантемира Балагова

Посмотрели фильм «Теснота» Кантемира Балагова — и послушали запрещённого в России чеченского барда

Внутри Чарльза Мэнсона: интервью с режиссёром Семёном Ступиным

Режиссёр Семён Ступин о своём новом спектакле о богатом внутреннем мире Чарльза Мэнсона — «СОНМ»

По ту сторону чёрной радуги

Фантастика Пафоса Косматоса «По ту сторону чёрной радуги»: дизайнерская антиутопия для глаз о принудительном личностном росте без истории

Death Grips: Звезда и смерть Гарри Гудини

Вышел новый альбом Death Grips «Bottomless Pit»: как звучит хип-хоп в эпоху Обамы, что нашёл Егор Летов в сети и что об этом сказал Фридрих Ницше

Блатная песня в СССР: по женскому бараку — отбой

Лагерные песни в исполнении прекрасных женщин, которые не имеют к блатной жизни никакого отношения

«Джус! Джус!»: карманный словарь покойника

Роман Навескин слушает белый шум и послания мёртвых на старых плёнках

Опиум для народа: новый альбом Tool уже в iTunes

Вышел пятый студийный альбом метал-группы Tool, который мы ждали десять лет

Джексон Си Фрэнк: юдоль скорби

О чём пели барды 60-х, как Ник Дрейк повлиял на Александра Башлачёва и почему Фрэнк умер к лучшему

Наталия Медведева: гладя, как любимую, автомат

Альбом певицы, писательницы и жены Лимонова Наталии Медведевой «Russian Trip» 1993 года: смерть, бандиты, Ельцин, война и фашисты

ANAL CUNT: СТАНОВИТСЯ ТОЛЬКО ХУЖЕ

Сет Путнам, человек, которого мы хотим повесить, и его группа «Анальная Пизда» c песнями вроде «Ты беременна, вот я и пнул тебя в живот»

Джек Кеворкян: добрый Доктор Смерть

Война в Югославии, сто тридцать эвтаназий Джека Доктор Смерть Кеворкяна, его единственный альбом, политтехнологии США и другие музыкальные перипетии

Поможем культурно похмелиться

Бесстрашные исследователи постинтоксикации, рискуя жизнью, пробуют концерты вместо опохмела — тут и «Звуки Му», и сибирская гиперсексуальность

Мишель Петруччиани: стеклянный мальчик джаза

Музыкант со «стеклянными» костями Мишель Петруччиани заставил джазменов от Парижа до Нью-Йорка носить себя на руках

Оргазм Нострадамуса: я теряю контроль

«Аудиошок» изучает космические смыслы и масштабную мифологию анархо-аморализма в творчестве (и смерти) группы из Улан-Удэ «Оргазм Нострадамуса»

Превращая акт некрофилии в музыку

Некрофилия предельно заостряет границу «трушности»: либо под тобой труп — либо ты не некрофил

Считалочка лорда смерти

«Аудиошок» изучил историю и музыку тоталитарной секты воинствующих буддистов «Аум Синрикё», которые собирались стереть жизнь с лица Земли