Кто и как строит боевых роботов в России
Текст: Константин Валякин
/ 11 сентября 2018

Первое соревнование боевых роботов называлось Critter Crunch, то есть что-то вроде «Раздави тварь». Турнир придумала организация под названием «Общество сумасшедших учёных Денвера», он прошёл в 1987 году на одном из сай-фай-конвентов. С тех пор бои роботов выросли в небольшую, но самостоятельную индустрию, обзавелись парочкой профильных телешоу и профессиональной ассоциацией, но по сути изменились мало: как и тридцать лет назад, здесь соревнуются не боевые человекоподобные машины с искусственным интеллектом, а инженерные решения энтузиастов-робототехников.

В середине нулевых бои роботов пришли в Россию и быстро стали важной частью научно-развлекательных фестивалей. Члены нескольких российских команд, участвующих в боях роботов, и преподаватели «Лиги роботов», участвовавшие в недавнем фестивале Skolkovo Jazz Science, рассказали самиздату, как они увлеклись этим необычным хобби и почему девочка-гуманитарий может добиться в нём таких же успехов, как мальчик-технарь.

Пётр Кравченко,
капитан команды Energy (Санкт-Петербург)

Не могу сказать, что раньше я увлекался роботами, но мы с товарищем всегда были «с руками». Мой друг постоянно возился с техникой, а я ещё со школьных кружков разбирался в электронике. Однажды мы увидели объявления о том, что «Бронебот» — это такая лига роботов — устраивает соревнования в России.

Подумали: почему бы и нет? Подали заявку, её одобрили, мы построили нашего первого робота. И вот уже два с половиной года этим занимаемся.

Многие не понимают, что такое битвы роботов. Думают, у нас там какие-то маленькие машинки на радиоуправлении. А потом видят вживую махину из металла метр на метр, которая весит 110 килограммов, и у них совершенно меняется отношение: никто уже не говорит, что это детские игрушки.

Любимый робот: костюм железного человека. Он был сделан во благо, чтобы защищать людей.

Дмитрий Мелькин,
капитан команды Solarbot (Москва)

Я с детства любил заниматься чем-то связанным с электроникой и механикой, смотрел по ТВ шоу «Битва роботов». В 2015 году мы с девушкой сходили в Москве на «Бронебота». Там участвовали три русские команды, они показали себя не очень хорошо. Я подумал, что мог бы лучше, а в следующем январе увидел на улице плакат с анонсом новых соревнований. Я подал заявку, и за месяц до начала мы с друзьями начали строить робота. Вообще без опыта, раньше ни разу подобным не занимаясь. Сначала работали дома, а затем перебрались в гараж.

На первых соревнованиях нас впечатлило, как были собраны роботы иностранных команд, особенно английские. Англия вообще эталон битвы роботов, они там почти тридцать лет этим занимаются. Англичане, кстати, удивились тому, что мы смогли собрать робота из обычного листового металла. На первых же соревнованиях мы сразу заняли второе место, вдохновились и решили продолжить. А всего через несколько месяцев уже победили в Перми.

У меня технический склад ума, я могу и машину перебрать, и сотовый телефон перепаять. Я бы с удовольствием собрал робота для пожарных, спецслужб или даже для полицейских, но сейчас это совсем не востребовано.

Любимый робот: Грендайзер из японского мультика. Это такой небольшой прототип роботов из фильма «Тихоокеанский рубеж». Впечатлил меня ещё в детстве, до сих пор вспоминаю.

НЕСМЕРТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ

ПЁТР

Первый робот оказался пробой пера. Мы его напичкали всем что было возможно. Главным оружием был «флиппер»,  или, если по-русски, — «подкидыватель». Главная задача такого робота — высоко подбросить противника, чтобы он сам себя разрушил, когда упадёт или ударится. К тому же можно выкинуть соперника за пределы ринга. Ещё мы приделали к роботу пневматический молот — это такая кувалда со штырём, которой можно бить сверху. А ещё у нашего первого робота были клещи! Правда, корректно из всего работали только флиппер и молот.

Ничего не выиграв, мы сконцентрировали внимание на одном оружии — флиппере. И заняли второе место на соревнованиях в Перми. А уже потом были поездки на битвы в Индию и Китай.

Для каждого соревнования мы создаём нового робота. Доделывать всегда сложнее, да и регламенты на соревнованиях часто отличаются. В боях есть правила, по которым нужно строить роботов. В основном, везде указывают, что они должны весить до 110 килограммов. До недавнего времени в России было запрещено использовать какую-либо броню — только пластиковые листы. Сейчас же можно вешать сталь толщиной до 5 миллиметров.

Каждый робот получает своё имя. Так сложилось, что мы всех называем «Барракудой», это такая хищная рыба. Меняем только номер версии: 2.0, 3.0, 4.0.

Дмитрий

Наш первый робот, Шелби, был просто стодесятикилограммовым коробом из металла: четыре колеса, полный привод, двигатели по 2,2 киловатта каждый. Нам казалось, что это будет мощно, но в бою выяснилось, что он слабый и медленный. В ночь между поединками мы разрезали робота пополам и оставили ему только два колеса. Так стало проще ездить. Из оружия был только таран, зато мы быстро передвигались.

С этим роботом мы много где успели покататься, побывали даже в Китае, так что Шелби — настоящий ветеран. Он провёл порядка 60 боев, мы несколько раз переваривали его корпус.

Со временем к роботам привязываешься. У нас даже первый корпус робота стоит в гараже, мы его не выкидываем. Почти питомец.

КАК ПРОХОДЯТ БОИ

Пётр

Бои отборочного тура могут проходить вообще без зрителей, на этом этапе отсеиваются совсем слабые команды. Дальше бывает жеребьёвка, но чаще всего организаторы ставят сильных роботов со слабыми, чтобы было красивое месиво. Их можно понять: они хотят, чтобы людям было интересно смотреть, а в финале встретились два сильных робота. Не могу сказать, что это плохо, — мне самому намного интереснее сражаться с сильным противником. После нашего первого опыта, когда англичане надавали нам под зад, мы всё переосмыслили. Набрались у них опыта, посмотрели их технологические решения и сделали нечто конкурентоспособное.

После составления сетки участников начинаются бои. Поединок длится три минуты. Проигрывает робот, которого обездвижили. Если истекает время, но оба робота всё ещё могут двигаться, результат определяют судьи. Они решают, кто нанёс больше ударов, кто был маневреннее, чья конструкция более продуманная и кто в итоге победил.

Между боями даётся минимум час, чтобы починить роботов. Доходит и до пяти часов: роботы бывают сильно побиты. Иногда мы их сутками ремонтируем и совсем не спим. Хорошо, если это последний поединок за день, но бывало и так, что некоторые узлы мы с ноля паяли, резали и варили прямо на месте. Электроника горит, всё ломается. Это постоянная борьба: ты вышел на ринг, тебя сломали, ты чинишь. И так снова и снова.

Даже когда ты побеждаешь в бою, робот редко остаётся целым. Поначалу к этому было тяжело привыкнуть. Трудно было выпускать робота на ринг, понимая, что выстоять против противника, скорее всего, не удастся. Но со временем ты начинаешь понимать, что робот — это инструмент, а к инструменту нельзя привязываться: им нужно работать. Сейчас, строя робота, мы понимаем, что он не будет служить нам годами. Очевидно, после соревнований он будет уже неработоспособен. Да, после боя из него можно достать запчасти, но корпус почти всегда отправляется на металлолом.

Дмитрий

Бои роботов — это в первую очередь инженерное соревнование. Есть регламент по весу — 110 килограммов. Можно сделать чугунную бронированную ванну, которая не нанесёт сопернику вреда. А можно — хорошее крепкое оружие, но от любого удара робот рассыпется. И это очень сложная техническая задача: уместить и мощный двигатель, и крепкую броню, и достойное оружие. На ринге мы постоянно проверяем свои конструкторские решения.

СКОЛЬКО ТЫ ЗАРАБАТЫВАЕШЬ

Пётр

Бои роботов — удовольствие не из дешёвых, но всегда можно найти выход. Отыскать что-то в гараже, что-то у знакомых — и построить своего робота.

Иногда в роботов вкладываются спонсоры. Бывает, говорят: «Через месяц соревнования, вот вам деньги, нужно построить робота». И ты начинаешь с пеной у рта искать какие-то запчасти, которых, как правило, нет в твоём городе, а иногда и вообще в стране. Всегда не хватает времени, иногда строительство робота и вовсе начинается за неделю до начала битв. Трудишься круглосуточно, не бывая дома, ночуя в гараже. Это работа на износ.

Денег она не приносит. Всё, что ты можешь заработать с призовых, вкладываешь в следующего робота. Это бесконечное совершенствование.

Дмитрий

Денег бои не приносят, на этом не заработаешь. Когда мы выиграли в Перми, мы только отбили затраты. Ну как отбили: раздали накопившиеся долги. Я с января 2016 года не могу закончить (дома. — Прим. ред.) ремонт, потому что все деньги вкладываю в роботов. Но сейчас мы нашли спонсора, который дал нам средства и сварочный аппарат.

В России мероприятий с призовыми почти нет, вяло с турнирами и командами, а вот за рубежом сфера сильно развивается. Сейчас мы готовимся к соревнованиям в Индии, несколько раз нас приглашали в Китай. Мы почти поехали на американские «Робогеймз», но не успели вовремя сделать визу.

Для меня это такое хобби, что я готов на неделю закрыться в гараже и работать.

Немногие могут себе позволить бросить работу и личную жизнь и заниматься роботами.

Но мне это всё дико в кайф, я люблю что-то делать своими руками.

Сколько стоит робот

дмитрий

Это зависит от типа оружия и от того, будешь ли ты заказывать комплектующие на заводе или решишь сам точить. В среднем по комплектующим робот обходится в 50 тысяч и выше. Наш робот стоит в районе 150–200 тысяч.

Люба Фролова,
преподавательница «Лиги роботов»

На самом деле я театрал и сама не до конца понимаю, как меня занесло в робототехнику. Подруга зарегистрировала меня (в «Лиге роботов». — Прим. ред.) и назвала только дату и место собеседования. Я ничего про это не знала, мне просто нужна была студенческая подработка. Думала, что задержусь в этой сфере от силы на месяц, а в итоге проработала уже почти полтора года. Скоро стану преподавателем. Робототехника — это несложно, просто нужно думать и выстраивать логические последовательности.

Сама я девочка-девочка. Люблю мультфильмы и девчачьи сериалы. При этом в робототехнике есть пренебрежительное отношение к девушкам. Многие считают, что это мужская профессия. Нам приходится объяснять, что это не так. У нас есть девочка, которая хорошо разбирается в Arduino (это платформа, на которой создали «умный дом»), сейчас она ходит и помогает преподавателям объяснять материал.  

Я думаю, очень скоро роботы заменят множество профессий. Робот, в отличие от человека, точно выполнит то, что ему поручили. Я общалась с различными инженерами, и большинство из них уверены, что скоро люди будут только наблюдать и контролировать. Да, кто-то явно потеряет рабочие места, но меня это не коснётся. Машина никогда не сможет заменить преподавателя и работать с детьми. Детям нужна душевность, приятное общение, особый взгляд. Роботы не смогут этого дать.

Любимый робот: Бамблби из трансформеров — он добрый, всегда спешит на помощь. Это не просто железка — у него есть душа. Да и выглядит стильно.

Иван Гирин,
преподаватель «Лиги роботов»

Раньше я занимался языком и гуманитарными науками. Но в школе, после девятого класса, увлёкся математикой и физикой. Потом поступил в Бауманку. Я давно подумывал о преподавании, и теперь преподаю деткам робототехнику.

Возможно ли, чтобы машина стала равна человеку? Первая мысль — это было бы круто. Но это страшно, когда ты не можешь понять, где человек, а где робот. Наверное, это обязательно будет регулироваться законом. Равенство будут ограничивать, робота и человека будут пытаться отделить друг от друга. Я тоже вряд ли стал бы, например, встречаться с андроидом. Потому что есть в людях что-то такое, что всегда будет отличать их от машины.

Я всегда любил фантастику, особенно вселенную Warhammer про далёкое и тёмное 41-е тысячелетие. Там, кстати, тоже сильно развита робототехника. Настолько развита, что эту проблему решили полным запретом искусственного интеллекта, и человечество стало жить в условиях, когда всё контролируется людьми. Но это, наверное, не очень вероятно.

Любимый робот: робот «Атом» из фильма «Живая сталь». Он был нацелен на успех и преодолел все свои трудности, победил неуязвимых противников и остался собой.