Как я стал сталинистом
Иллюстрации: Катя Симачёва
13 июля 2018

Смерть социалистического государства и его правителей не останавливает российских сторонников Ленина и Сталина, которые до сих пор продолжают политическую борьбу и обещают восстание. По данным «Левада-центра» на 2018-й год, чуть меньше половины россиян положительно относится к Иосифу Сталину. Исследования фонда «Общественное мнение» 2017-го года показывают, что треть населения уверена в пользе революции для русской культуры. По просьбе «Батеньки» новосибирский журналист Артём Васильев устроился пропагандистом в большевистскую газету, чтобы узнать, чем сегодня занимаются ортодоксальные сталинисты, кто готовит социалистическую революцию и каким образом призрак коммунизма гуляет по улицам незабвенной России.

Собеседование

Научно-технический парк «Новосибирск» построили на улице Объединения в 1996 году по указу Бориса Ельцина. Десятиэтажный, кирпичный и с множеством окон, «Новосибирск» выглядит как цитадель. В конце длинного правого крыла технопарка ютится отдел МВД, вдоль левой части здания проложена железная дорога.

Первый этаж технопарка отделан мрамором, в углу отдельная каморка, где охранники смотрят телевизор. На третьем — темно и тихо. В коридоре ряд люминесцентных светильников, но лампа горит только у двери офиса юридического центра «Правовая защита». Директор этой конторы, Алексей, ждёт меня. Я опаздываю.

Алексей Денисюк — секретарь Центрального комитета Всесоюзной коммунистической партии большевиков (ВКПБ), учредитель и главный редактор газеты «Большевистский Серп и Молот». На нём белая рубашка в голубую крапинку, бежевый узорчатый джемпер, темные брюки и кожаные туфли.

— Артём, да? — Денисюк с улыбкой встречает меня в центре кабинета, — Проходите. Я уже думал, что вы не приедете.

Большевику около сорока, у него русые короткостриженые волосы, пухлые щёки и крупный нос. Он садится за рабочий стол и закидывает ногу на ногу. На столе у Денисюка, помимо офисной канцелярии, мышки и клавиатуры, лежит большевистская газета и смартфон.

Главный редактор спрашивает отчество и кратко рассказывает о себе. Алексей — выпускник кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Новосибирского государственного университета экономики и управления. Закончил обучение в 2005 году, в 2011 зарегистрировал юридический центр.

Помимо партийной, редакционной и правовой деятельности Денисюк руководит группой «ВКонтакте», которая называется «Сталин — знамя наших побед!». Сообщество с пятитысячной аудиторией публикует фотографии и цитаты революционеров, просвещает народ в исторических вопросах и делится новостями, которые касаются бывшего лидера СССР.

Как я понимаю, вы симпатизируете марксистско-ленинской идеологии?

— В каких-то организациях состоите, или состояли? — спрашивает Алексей.

— Нет, не состою и не состоял, — отвечаю я.

— Так. Просто из письма, которое прислал мне товарищ Серпов… Как я понимаю, вы симпатизируете марксистско-ленинской идеологии?

Неделю назад я написал главному редактору газеты «Революция» с предложением устроить меня на практику. «Революция» — газета, которую выпускает Всесоюзная молодая гвардия большевиков (ВМГБ).

В ответном письме главред Павел поинтересовался, откуда я узнал о партии и газете, и собираюсь ли присоединиться к борьбе большевиков. Серпов был бы рад посотрудничать, но посоветовал пройти практику в «Большевистском Серпе и Молоте», так как «Революция» не зарегистрирована как СМИ.

Инфоповодом к материалу необольшевиков чаще всего служит памятная дата, и богатая история социализма позволяет писать ежемесячно. У «Революции» три рубрики — «Политучёба», «Политликбез» и «Наша борьба», где освещаются забастовки, митинги и стачки. Преобладают публицистические тексты, к примеру, в свежем апрельском номере автор М. Исаев пишет о современном государственном воспитании молодежи: «Повсюду коррупция, бедность, бандитизм, пропаганда алкоголя, бизнеса или по-другому — красивой жизни, фильмы и сериалы про быдло, которые не учат ничему хорошему» ... «Молодежь курит, спивается к двадцати годам, попадает в тюрьму, становится жадной, становится насквозь обманчивой и фальшивой».

В качестве положительного примера автор приводит политику СССР: «Советский союз, который все чаще пытаются осквернить, был единственным государством, который смог избавить народ от пороков бедности, страха, неизвестности. Люди, жившие в нем, были проще, отзывчивее и умнее. Еда натуральнее и качественней, образование и наука занимали первые места во всем мире, которые позволили человечеству выйти на просторы космоса».

Необольшевистские пропагандисты унаследовали у оригинальных революционеров страсть к псевдонимам: в редколлегию «Революции» входят такие персоны, как «И. Инсургент», «А. Голдин», «И. Котран» и «Товарищ Мэлс».

На задней полосе молодые большевики приглашают читателя посетить уроки марксизма-ленинизма и вступить в организацию. Чтобы пройти испытательный срок в ВМГБ, новоиспечённый боец с капитализмом обязан ознакомиться с уставом молодой гвардии и программой ВКПБ, прочитать конкретные сочинения Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, впитать сборники председателя ВКПБ Нины Андреевой, романы Островского «Как закалялась сталь» и Фадеева «Молодая гвардия». Это политический и теоретический минимум юного революционера.

— Какие-то работы читали? Классиков не читали. Почему вы решили пойти на стажировку именно к нам? — Алексей всё расспрашивал, и я занервничал. Рассказал, как год назад нашел газету на шествии в честь столетия Октябрьской революции и заинтересовался работой.

— Так, ну смотрите… Пройдёте стажировку, да… А как к этому будет относится руководство вашего университета? У нас, всё-таки, газета революционного направления.

В «Большевистском Серпе и Молоте» главный редактор публикует заявления партии, расшифровки выступлений членов ЦК, заметки об акциях протеста, календари памятных дат, и, конечно, пламенную публицистику.

Например, в феврале член ЦК ВКПБ написал текст о криптовалюте, где назвал биткойн «индексом отмывания денег». По словам автора, действия цифровых денег на рынке продиктованы американским военным ведомством и нацелены на подрыв денежных систем других государств. Член ЦК считает, что только сталинская модель экономики, основанная на ленинской электрификации, может спасти человечество от «банковского концлагеря со всеми «прелестями» геофашизма».

Алексей говорит, что в газете есть несколько разделов: об истории, о политике, о странах социализма, об антиимпериалистической борьбе, о состоянии рабочих профсоюзов и активизме ВКПБ.


— Когда мы готовим исторический материал, то смотрим, какие у нас есть знаменательные события, и по этому готовим материал. Июнь мы уже проехали, как говорится. Посмотрите, какие темы можете взять, — Денисюк достаёт из тумбочки стопку листов и мультицветной ручкой ставит минус рядом с событием, о котором мне не стоит писать, и галочку — о котором стоит, — Вот, например, июль. Что у нас тут самое важное? 7 июля выступил Сталин по радио, это не надо брать… Сначала Битва под Курском, 5 июля. Но это у нас будет готовить другой товарищ, специалист по военным вопросам, он подготовит текст. Поэтому я здесь минус поставлю.

В итоге главред одобряет тексты про публикацию книги Ленина, про Дзержинского, Феликса Энгельса, Фиделя Кастро, про День национального восстания на Кубе, оборону Одессы, открытие второго и шестого съезда РСДРП. Напротив строчки «23 августа 1939 г. — Подписан договор о ненападении между Германией и Советским Союзом» Денисюк рисует вопрос, отмечая, что это сложная тема.

В рассказе о расколе внутри мирового коммунистического движения Денисюк упоминает одного восточного политика, и спрашивает, знаю ли я, кто он такой. Не знаю. Главный редактор держит себя очень сдержанно, но сейчас неожиданно смеётся от моей необразованности и говорит, что мне стоит подучиться в этих вопросах.

Напоследок Алексей даёт мне несколько экземпляров «Большевистского Серпа и Молота» и сборник статей основателя ВКПБ Нины Андреевой, чтобы я почитал на досуге.

В газете указан адрес редакции, однако Денисюк говорит, что члены редакции живут в разных городах и проводят планёрки в скайпе. С новосибирскими коллегами Алексей встречается здесь, в офисе, который можно считать штабом новосибирского отделения ВКПБ.

— И как мы с вами будем работать тогда?

— Вы мне скажите, как мы будем работать, — ухмыляется Алексей.

ПИКЕТ

Я позвонил Денисюку двадцатого июня, за день до еженедельного пикета, на котором РКРП (Российская коммунистическая рабочая партия) и ВКПБ собирают деньги на установку памятника Сталину в Новосибирске. Руслан Лаптев, школьник, рыбак, певец, блогер, коллекционер советского антиквариата и член ВЛКСМ (Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи) опросил новосибирцев, почему они вносят деньги на памятник Сталину, и выложил ролик на своём Youtube-канале «Rusia RULIT 54».

Коммунисты уже два года пытаются установить бюст в центре Новосибирска. Художественный совет мэрии, который решает вопросы монументального и декоративного облика города, сопротивляется установке и пытается убрать памятник подальше от центральной площади. Сам бюст уже готов, осталось собрать деньги на установку. Конфликт коммунистов и худсовета освещала местная пресса, однако актуальных новостей об установке памятника в СМИ нет.

Я снова опаздываю, теперь уже на начало пикета. Большевики располагаются на площади Ленина прямо перед выходом из метро, справа от бронзовых фигур героев революции — рабочего, солдата и крестьянина.

За раскладным столом, на котором чёрные резинки, книги Нины Андреевой и бутылки с водой удерживают от порывов ветра партийные газеты, дежурит Всеволод Никифорович. Пожилой мужчина с седой бородой, в светлой плетёной шляпе, черных солнцезащитных очках, полосатой хлопковой сорочке и кожаных туфлях, поправляет партийную периодику. Стол, как и железный каркас палатки, покрыт красным полотном. У входа в палатку большевики растянули баннер с портретом Сталина.

Алексея Денисюка я встречаю в нескольких метрах от пикета. Нахмуренный, он докуривает сигарету, опираясь локтями на каменный парапет, который окружает театральный сквер.

Около палатки он знакомит меня с активистом ВКПБ Ильёй. У него короткая прическа и худое лицо; одет в жёлто-розовое поло, чёрные широкие штаны и кроссовки. Когда он улыбается, видны его загибающиеся внутрь передние зубы. Илья говорит, что вступил в партию «из-за политических взглядов» — все его родственники коммунисты.

На пикете я фотографирую и от скуки раздаю листовки, которые призывают прийти на митинг против роста пенсионного возраста. Место для пикета людное: впятером мы распределяемся вокруг палатки и донимаем листовками случайных прохожих. Как ни странно, молодёжь берёт прокламации чаще. Я протянул одну мимо проходящей молодой паре:

— Америка рулит. Не бери это, — говорит ухажёр, пытаясь забрать листовку из рук спутницы.

— Да отстань, — сопротивляется девушка, читая прокламацию вслух, — Всероссийский протест…

Социалистическая революция не может пройти ненасильственно

Первый час за нами наблюдает скучающая сотрудница полиции в форменном платье, пилотке и собранными в хвост волосами. Держа в одной руке небольшой кожаный портфель, другой она снимает нас на видеокамеру. Ей на смену приходят двое коллег, которые просто стоят в стороне и даже берут листовку у Сергея Ивановича.

Когда я пытаюсь познакомиться с Сергеем, он говорит, что не стоит — он уже старый и скоро умрёт. Илья рассказывает, что Сергею Ивановичу стреляли в голову.

— Бам! Бам! — Илья хихикает и показывает рукой пистолет, — Ну ты прикинь, пуля в голове! Сергей Иванович, а пулю-то достали?

Пожилой мужчина показывает шрам на голове, но не говорит, кто пустил пулю — «тёмная история». За пикет активист несколько раз роняет листовки и поднимает с асфальта. Всеволод Никифорович говорит, что от Сергея Ивановича шарахаются прохожие. Штука это или нет, я так и не понял.

Для агитационной работы нас, шестерых активистов, достаточно. Юрий, невысокий мужчина средних лет с широким подбородком, в очках, красной майке, бомбере и джинсах, рьяно вступает в дискуссии с прохожими и с энтузиазмом вручает большевистские газеты. Он говорит, что социалистическая революция не может пройти ненасильственно, так как в государстве всегда есть господствующий класс, который не отдаст власть без боя. У Юрия есть собственный метод, как привлечь внимание к агитматериалу — он оповещает прохожих, что газеты бесплатные.

К палатке часто подходят заинтересованные и сочувствующие Сталину, но мы не остаёмся и без внимания негативно настроенных по отношению к советскому вождю граждан. К примеру, Всеволод Никифорович вступает в спор с прохожим, который на вид его ровесник — седая борода, полиэтиленовый пакет в руках и светлая рубашка с коротким рукавом:

— Да пошёл ты нахер!

— Сам пошёл нахер!

Примерно так заканчивается дискуссия стариков о реформе повышения пенсионного возраста, против которой будут протестовать митингующие двадцать восьмого июня. Это уже третий митинг против реформы, и на него один из организаторов и секретарь ЦК ВКПБ Алексей возлагает большие надежды.

Через полчаса к палатке, вальяжно попивая разливное пиво, подходит смуглый небритый мужчина в красной кепке сотрудника KFC, джинсах и расстёгнутой грубой военной куртке на голое тело. Он молча останавливается перед баннером с изображением Сталина, неторопливо осматривает стол с агитматериалом, оголяет живот движением руки, достаёт из пакета несколько чипсов и суёт в рот. Никто не обращает на мужчину внимания, он медленно жует и проходит мимо Юрия.

— Возьмите, возьмите листовку! — Юрий настойчиво обращается к реальному воплощению Змея Плискина из фильма «Побег из Нью-Йорка».

— Эта [чёртова] тварь мою семью репрессировала, — отмахивается мужчина.

— А кто, а кто тогда!? — кричит вдогонку Юрий, имея в виду «Кто нам нужен, если не Сталин», но брутальный «сотрудник KFC» уходит, не оборачиваясь.

«Конченный» — комментирует Юрий выходку «Змея Плискина».

Когда прохожие не обращают внимание на пикетирующих, большевики просто общаются. Всеволод Никифорович недоволен религиозностью России: «Церквей уже больше, чем заводов. Они мстят за то время, когда их разрушали. Бабки говорят, что Путин в церковь ходит. Космолёты, [чёрт], бороздят просторы Вселенной, а они, [чёрт], ходят молиться».

Денисюк во время пикета делает перерывы и отходит курить. Всеволод Никифорович ворчит:

— Когда ты уже курить бросишь?

— Когда на пенсию уйду, — отшучивается Алексей.

За день на установку бюста Сталину мы собрали тысячу двести рублей

В один из таких перерывов главный редактор стреляет у меня сигарету. Денисюк рассказывает, что начал заниматься политикой в восемнадцать лет:

— Мой отец был членом КПРФ. Он брал меня на митинги, там я познакомился с Носовой, членом ВКПБ. Отец уже тогда знал, что верхушка партии прогнила, и вышел из неё. Так я заинтересовался альтернативой — познакомился с уставом и программой ВКПБ.

ВКПБ создана в 1991 году после роспуска КПСС. Партию возглавила преподаватель Ленинградского технологического института Нина Андреева, её программная статья называлась «Не могу поступаться принципами». Незарегистрированная ВКПБ стала противником перестройки и по сей день соперничает с членами КПРФ, которых считает наследниками партократии — тех, кто поддержал Горбачёва в либеральных реформах.

С Российской коммунистической рабочей партией большевики разошлись из-за разных взглядов на Конституцию 1936 года. Сторонники РКРП считают, что сталинский закон ограничил диктатуру пролетариата, что не соответствует истории, уверены большевики. Члены ВКПБ считают себя единственными настоящими коммунистами на постсоветском пространстве. Главная цель ВКПБ — социалистическая революция.

Секретарь ЦК ВКПБ Алексей с сожалением говорит, что в нынешнее время революция невозможна. Восстание совершает народ, причин для этого у них нет — революция совершается во время кризиса, который толкает людей на перемены. В нынешнее стабильное время, в годы вялотекущего упадка, Денисюк не знает, как «раскачать» народ.

Профиль Алексея Денисюка «ВКонтакте» полностью посвящён его партийной деятельности и коммунистическим взглядам. Стена состоит из репостов его группы, отчётов с политических акций, цитат и отрывков сочинений Сталина и других коммунистических политиков и философов. Любимая музыка — советские и революционные песни, любимые фильмы — тоже советские (в видеозаписях их около двухсот, не считая самостоятельно загруженных роликов Алексея). Интересы — социалистическая революция.

Пикет длился два часа. Под конец акции Сергей Иванович рассказывает, что какой-то парень грубо выразился в нашу сторону, говоря что-то «антисталинское и антисоветское». Это очень обидело пожилого активиста. Нам он говорит, что такого не потерпит, и для такого случая обучен боевым искусствам: «Я и [тумаков] могу дать». По словам Сергея Ивановича, он догнал провокатора, но тот оказался школьником. Девятиклассник сказал, что он потомок белого офицера, и его предки отдавали жизнь ради контрреволюции. Сергей Иванович позвал полицейских и сдал подростка в участок.

Я помогаю активистам разобрать палатку и раскидать агитацию по сумкам. Алексей складывает стол, и я несу его до штаба РКРП, где Денисюк временно хранит агитматериалы и прочее. Штаб находится недалеко от центральной площади, и мы сворачиваем во дворы.

Алексей дважды бьёт кулаком в дверь подъезда пятиэтажки, нам открывает Всеволод Никифорович. Спускаемся в подвал. Вдоль ступеней подъезда лежит что-то длинное, напоминающее бруски, на стене красной краской неразборчиво написаны стихи.

Мы вносим сумки в зал, на стенах которого развешаны красные знамёна и плакаты с коммунистической агитацией, окна завешаны черно-зеленой тканью, в углу рядом с компьютером висит большой портрет Ленина. Илья садится на диван и зачем-то держит в руках листовки, которые он будет нести до тех пор, пока мы не попрощаемся. Алексей встаёт рядом с книжным шкафом, заставленным книгами, и открывает «копилку» — коробку, в которую жертвовали деньги прохожие. За день на установку бюста Сталину мы собрали тысячу двести рублей.

Большевики положительно оценивают состоявшуюся акцию — раздали почти все листовки. Алексей отдаёт стопки прокламаций Сергею Ивановичу и Илье, чтобы они дальше распространяли агитацию, вскрывает новую упаковку листовок и перекладывает в желтую сумку-пакет.

— Зачем ты вскрыл упаковку, если тебе её нести в пакете? — резонно спрашивает Всеволод Никифорович.

Алексей на минуту останавливается:

— Не надо было, значит?

— Тьфу ты, [чёрт]… — сердится Всеволод.

Вечером я отправлю фотографии с пикета главному редактору на почту, и он опубликует фотоотчёт в группе «Сталин — знамя наших побед!», мою первую и последнюю работу в качестве практиканта в газете «Большевистский Серп и Молот».

Вечная русская весна байкера Хирурга

Текст
Новосибирск
Иллюстрации