Ваши личные одиннадцать с половиной литров нефти в день: анатомия мировой энергетики
17 мая 2016

Энергетика, со всеми безумствами и войнами, на которые идут люди ради обладания ею, — главная артерия и основа жизни на нашей планете. Специально для вашего любимого самиздата Константин Лещенко, кандидат экономических наук, преподаватель кафедры мировой экономики экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, будет вести еженедельную колонку, чтобы изучить этот ослепительный ритм и объяснить, что такое нефть, газ, уголь и другие энергоносители и что нам с ними делать.

«Во всей Вселенной пахнет нефтью»
© Бертран Рассел, английский философ, математик, общественный деятель

В жизни мы жжём не останавливаясь: организм человека — своего рода производитель и потребитель энергии. Мы получаем непереработанную энергию в виде пищи и жжём калории, чтобы жить. Для того чтобы жить «как обычно», нужно жечь без перерыва. В обществе мы тоже жжём. Жжём топливо — нефть, газ, уголь, торф, дрова и так далее; 65% электроэнергии в мире производят с помощью сжигания этих энергоносителей. Мы не привыкли так думать, но каждый звонок по телефону, каждое нажатие на клавишу клавиатуры, каждое электронное письмо — это микропотребление электричества. Потребление нефти, газа и угля настолько проникло в наш быт, что мы даже не замечаем, как каждый раз, когда мы, например, выпиваем чашку чая, где-то прямо в этот момент жгут газ/уголья/нефть (иногда даже у нас в квартире). Мы жжём, даже когда спим: работающее ночью центральное отопление или кондиционер означают, что где-то рядом или не очень рядом горят углеводороды. Энергетика пронизывает каждое мгновение нашей жизни на Земле.

Согласно статистике за 2014 год, если вы житель России, в день в среднем вы потребляете два с половиной литра нефти. Два с половиной литра — это много или мало? По меркам Индии — очень много, ведь средний индус в день потребляет всего лишь 0,33 литра нефти. А что американцы? Вот кто настоящие нефтеголики: шесть с половиной литров в день на человека! И даже экономы-прагматики немцы тоже жгут со страшной силой: 3,35 литра в день. За сегодня вы, скорее всего, употребите нефти больше, чем выпьете воды.

Но и это ещё не всё! Если добавить в ежедневный коктейль другие энергоносители, ёмкость понадобится побольше. Чтобы представить себе общий объём, выразим его тоже в литрах нефти. Тогда получится, что россияне в среднем потребляют одиннадцать с половиной литров в день. Немцы — 9,3 литра, американцы уходят в отрыв с семнадцатью с половиной литрами (это ёмкость бутылки воды для кулера в офисах), и только индусы довольствуются скромными 1,2 литрами на человека.

Кто-нибудь скажет: ну, это средние цифры, я-то столько не потребляю, это всё промышленники! А я, поехав на природу, легко откажусь от нефти, угля и газа. Но если вы это читаете, то скорее всего попадаете в 75% россиян, живущих в городах, а городские жители пользуются центральным электро- и теплоснабжением, общественным транспортом, освещением на улицах, асфальтированными дорогами. Предположу, что вы не согласитесь надолго от всего этого отказаться. К тому же, даже не будучи промышленниками, мы всё равно потребляем то, что они произвели. А значит, косвенно включены в цепочку масштабного потребления энергоносителей.

Но, допустим, мы решили, что такое положение дел никуда не годится, и принялись сокращать потребление. Чем нам придётся жертвовать? Если речь о нефти, то главный враг — двигатель внутреннего сгорания. Сокращать нужно поездки на автомобилях, автобусах. Но пассажирский городской транспорт — это только верхушка айсберга: главный потребитель — грузовой транспорт, обслуживающий международную торговлю. Две трети международной торговли обслуживаются морским транспортом, потому что это самый дешёвый способ перевозки, а корабли потребляют дизель; крупнейшие контейнеровозы сжигают до 80 000 литров в сутки. Самолёты, хоть и не перевозят так много грузов, тоже летают на нефтяном топливе. Грузовики, перевозящие грузы между городами и странами, заправляются продуктами переработки нефти. Поэтому, если мы решим, что надо поменьше жечь нефти, речь надо вести не столько о личном или общественном транспорте, сколько о сокращении грузовых перевозок. В результате кто-то из нас недополучит компьютер, айфон, немецкое пиво, французское вино, японский автомобиль и так далее. В этом списке окажутся и продукты, и любые товары и услуги, которые вы не производите у себя в квартире, то есть почти всё, к чему вы привыкли. В международных масштабах ситуация выглядит ещё интереснее: тот же айфон в готовом виде получается после того, как отдельные его компоненты побывают в трёх-четырёх странах. Многие товары производят в нескольких странах, а значит, перевозят комплектующие и детали, что опять же ведёт к сжиганию нефти.

Где ещё мы видим нефтяной след? Например, на асфальте, ведь битум для производства асфальтобетонной смеси тоже получают из нефти. Некоторые котельные в микрорайонах топятся нефтепродуктами. Тепловая энергетика приводит нас и к другим энергоносителям: природному газу и углю. Эти штуки главным образом используются для производства тепла и электричества.

Если у вас дома есть хотя бы одна лампочка или электроприбор, вы уже вносите вклад в сжигание углеводородов.

Попробуйте представить мир без электроэнергии: нет фонарей на дорогах, вывесок на торговых улицах, света в помещениях. Нет к тому же станков, работающих от розетки, поэтому для производства приходится использовать живую силу — животных и людей.

Природный газ используют в основном для производства электрической и тепловой энергии. Для этих же целей подходит и уголь в различных его разновидностях. А ещё уголь используется для производства стали; сталь же идёт на строительство железных дорог, кораблей и много чего ещё.

Поэтому те самые одиннадцать с половиной литров в день — это то, что нам нужно, чтобы жить «как обычно», не делая ничего особенного. За год весь мир потребляет около семи с половиной тысяч танкеров нефти размера Knock Nevis. Природного газа — 39 201 905,9 воздушных шаров в день. А угля — шестьсот двадцать одну пирамиду Хеопса.

oil-1-3

Поэтому каждый без лишнего смущения вправе сказать, что он по жизни жжёт. А если остановится и перестанет, то останется без своих любимых штук, товаров и услуг. Нужно постоянно добывать, транспортировать, перерабатывать, опять транспортировать и продавать энергоносители, чтобы мы могли в любое время заехать на заправку и залить бак бензина, в любой момент включить в квартире свет.

Плохо это или хорошо? С одной стороны, благодаря углеводородам мы наслаждаемся достижениями научно-технического прогресса: живём в уютных квартирах и домах, пользуемся телефонами, компьютерами, быстро добираемся из одного места в другое — до появления железной дороги путь из Санкт-Петербурга в Москву занимал неделю с остановками на ночлег и перемену лошадей. Промышленное производство требует углеводородов. Поэтому страны так стремятся обладать достаточным количеством этих ресурсов.

С другой стороны, добывая и сжигая углеводороды, мы сильно загрязняем окружающую среду вредными газами и отходами при добыче и переработке. К тому же, несть числа конфликтам, когда люди готовы воевать за то, чтобы получать эти ископаемые по низким ценам. Наконец, считается, что углеводородные ресурсы рано или поздно закончатся, что добавляет остроты международным отношениям.

Обо всём этом читайте в следующих выпусках.

P.S.: При написании этой статьи мой мозг сжёг примерно 540 килокалорий, что в нефтяном эквиваленте равняется шестидесяти миллилитрам — чуть больше стопки.

ДОБАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

comments powered by HyperComments

Больше?