Мгновение, когда человечество ещё может всё предотвратить
16 июня 2016

Преподаватель факультета экономики СПбГУ Константин Лещенко продолжает объяснять тонкости мира нефти и других энергоресурсов, которые управляют всей жизнью на планете. Вы уже знаете, что такое нефть, как она появилась и какие проблемы создаёт. Из сегодняшней оптимистичной заметки, наполненной верой в человечество, вы узнаете, какой Апокалипсис случается, если нефть разлить.

Перед тем как пуститься в описание потрясающих воображение историй, нужно сделать оговорку и объяснить, с какой целью это вообще имеет смысл делать. Я глубоко убеждён, что смысл в этом только один — привлечь внимание к тому, что где-то что-то могло бы быть лучше, а также попытаться понять, что для этого можно и нужно делать.

Во всех этих случаях едва ли можно найти простые ответы на вопрос «Как нам это всё поменять?», поэтому задача, прежде всего, не осудить, а задуматься, ведь такие происшествия могут произойти где и когда угодно.

История №1. Разлив нефти в Мексиканском заливе

Двадцатого апреля 2010 года в Мексиканском заливе взорвалась нефтедобывающая платформа Deepwater Horizon, принадлежавшая компании BP. Усилий, пожалуй, наиболее квалифицированных и технологически оснащённых специалистов в мире и ста пятидесяти двух дней не хватило, чтобы остановить утечку нефти из скважины на глубине полутора тысяч метров.

Взрыв произошёл несколько месяцев спустя после начала бурения скважины в феврале 2010 года. Сама платформа была относительно нова: её сконструировали в 2001 году. Компания BP успешно прошла все конкурсные процедуры в США и была допущена к бурению с подтверждением соблюдения всех технологических стандартов.

Последствия:

— Гибель одиннадцати человек при взрыве и ещё двоих при ликвидации катастрофы. Семнадцать человек пострадали.
— Разлив около пяти миллионов баррелей нефти, образовавшееся нефтяное пятно по площади составляло 75 000 квадратных километров. Это примерно площадь Чехии. Представьте себе всю территорию страны, покрытую тонким слоем нефти.
— Были загрязнены пляжи штатов Флорида, Миссисипи, Техас, Алабама, Луизиана. Был введён запрет на рыбную ловлю на трети акватории Мексиканского залива.
— Погибло около шести тысяч восьмисот животных.
— На момент аварии без работы остались сто пятьдесят тысяч человек — рыболовов и работников ресторанов. Также из-за моратория на бурение в Мексиканском заливе, введённом на полгода после аварии, без работы остались ещё тринадцать тысяч человек, занятых в нефтедобыче.
— Компания BP получила более четырёхсот исков, была признана виновной по четырнадцати уголовным обвинениям.
— Общие потери компании BP в результате катастрофы оцениваются в 36 500 000 000 долларов США, что на тот момент составляло около 20% рыночной стоимости компании. Во многом из-за последствий этой аварии рыночная стоимость компании к 2012 году также упала на 20%.

Сама компания назвала следующие причины аварии: технические неполадки, недостатки конструкции самой платформы и человеческий фактор — ошибки персонала. В частности, специалисты на платформе неверно толковали показания приборов, не заметили утечки газа при бурении, а система безопасности платформы не сработала.

Власти США назвали больше причин, главная из которых — желание BP сокращать расходы при разработке скважины и пренебрежение рядом норм безопасности. Недостаток информации, неудачная конструкция скважины, недостаточное цементирование, изменения в проекте, отказ специалиста BP проводить необходимый технический анализ, пренебрежение к возможности непредвиденных обстоятельств.

Здесь, конечно, есть большой соблазн закричать: «Вот они, страшные безответственные компании, нужно их наказать, и вообще мир должен образумиться и стать лучше!».

Но проблема лежит намного глубже: вся общественная система сработала таким образом, что катастрофа стала возможной и даже почти неизбежной. И тот факт, что это произошло в одной из наиболее развитых стран мира, говорит о том, что надо менять привычный способ того, как всё работает.

История №2. Разливы нефти в Нигерии

Разливы происходили в дельте реки Нигер в течение длительного времени. Кто-то утверждает, что с 1976 года, кто-то, что с 1989 года, кто-то, что в 2004, 2005 и 2006 годах, кто-то говорит про 2008 и 2009 годы. ПРООН заявляет о примерно шести тысячах восьмистах случаях разливов нефти в дельте реки Нигер с 1976 по 2001 год. Некоторые источники заявляют о разливах с 1960 года и оценивают общий объём от девяти до ста миллионов баррелей — это довольно трудно посчитать. В общей сложности, это от двух до двадцати раз больше, чем разлив в Мексиканском заливе, 70% этих разливов произошли на земле, остальные 30% — на воде.

Это означает, что разливы нефти в Нигерии — это почти такое же регулярное событие, как дождь в Дублине. Они приводят к тому, что рыболовство и фермерство в окружающих районах становится невозможным, а это едва ли не единственное, чем местное население занимается.

С точки зрения вреда для окружающий среды, эти события можно охарактеризовать как «экоцид». Уничтожено около 7 500 квадратных километров дождевых лесов и 800 квадратных километров мангровых лесов, река и её окрестности становятся непригодными для обитания животных. У людей начинаются проблемы со здоровьем, они теряют возможность прокормить себя, получать адекватные услуги здравоохранения, лишаются доступа к чистой воде. По оценкам Программы ООН по защите окружающей среды, полное восстановление экосистемы в пострадавших регионах может занять до тридцати лет.

В качестве основных причин разливов называют: техногенные катастрофы (50%) — разливы на трубопроводах и из танкеров; операции по добыче нефти (28%); случаи саботажа (21%). В отношении компании Royal Dutch Shell, которая добывает нефть в этом регионе, было подано в международные суды много исков, так как именно её считают основным виновником большинства разливов.

Население обвиняет Royal Dutch Shell в отсутствии систем безопасности на трубопроводах, которые сигнализировали бы об утечках и позволяли бы их остановить, а также в нежелании регулярно инспектировать и обслуживать сеть своих нефтепроводов. Ещё население говорит о сговоре правительства и компании, о намеренном поддержании слабого уровня экологического законодательства и возможностей его эффективного применения.

Royal Dutch Shell обвиняет местных «пиратов» в том, что они незаконно подсоединяются к трубопроводам, сливают нефть и устраивают кустарную нефтепереработку с последующей нелегальной продажей нефтепродуктов. Тем не менее, компания признаёт, что большая часть инфраструктуры была построена в 1960 — 1980 годах, в соответствии с теми технологиями и стандартами, которые превалировали тогда, и что сегодня компания уже строила бы всё иначе.

Суд против Royal Dutch Shell был впервые выигран в Нидерландах в 2013 году. С тех пор идут разбирательства в отношении ещё нескольких исков.

На фоне этих событий в Нигерии с начала 1990-х годов орудуют вооружённые группировки, которые совершают регулярные теракты на инфраструктуре разных компаний, что вызывает новые разливы нефти. Последней из угроз 2016 года было свести до нуля нефтедобычу в Нигерии.

Основная причина появления таких формирований — это потеря населением экономических перспектив во многом из-за невозможности заниматься сельским хозяйством на загрязнённых территориях. При этом Нигерия — крупный мировой производитель нефти и член организации ОПЕК, что делает эту проблему международной.

Думаю, что уже этих двух зарисовок достаточно, чтобы понять масштабность последствий нефтеразливов.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Итак, в чём же, собственно, проблема? Формально можно было бы пытаться искать виновных, говорить о коррупции, «плохих» отдельных людях, но, на мой взгляд, всё это довольно предсказуемо и результат таких поисков тоже предсказуем.

Ведь если мы начнём копаться и вдаваться в детали, с 99,99% вероятностью выяснится вот что: никто не хотел катастрофы, но просто один человек принял «немножко неверное решение», другой человек не посчитал нужным его проверить, третий человек решил, что ничего страшного не случится, четвёртый просто знал, что это не входит в сферу его ответственности, и так далее. В итоге все просто делали свою работу — как в случае с финансовым кризисом 2007 — 2008 годов.

Когда целая страна пятьдесят лет страдает от разливов нефти и ничего не может с этим поделать, довольно странным кажется обвинять кого-то одного. Вопрос адресуется ко всем людям, живущим там: как это возможно, и как вы это допустили? Кажется, что вся социальная система в этой стране функционирует так, что это становится неизбежным.

Очевидно также, что и классические приемы апеллирования к нравственности и ответственности не сработают — мир так не меняется. Работает другое — находится человек, который говорит: «Отныне я буду делать всё иначе». И делает, и у него получается, и все видят его пример. Этот пример становится заразительным, и спустя какое-то время меняется то, как люди живут.

Что должно произойти с нефтяной промышленностью, чтобы нефтеразливы прекратились? Наверное, должен найтись человек, который скажет: «Отныне я произвожу нефть без разливов», или другой, который скажет: «Я знаю, как сделать так, чтобы вероятность разлива была 0%». Или кто-то, кто скажет: «Смотрите, мне вообще не нужна нефть, давайте я научу вас, как». Твёрдая нацеленность на конкретную цель всегда способна привести к успеху. Если бы это было не так, мы бы никогда не выбрались бы из джунглей.

Примеры реализации «нереальных целей» уже есть. Один из них — Джереми Гилли, который добился куда более «нереальной» цели: учредить такой день, в который на Земле прекращаются все вооружённые конфликты и войны. У него была мечта — чтобы хотя бы на один день ежегодно люди прекращали воевать. У него получилось: этот день — 21 сентября. Гилли довольно долго говорили, что из его затеи ничего не выйдет, что она бессмысленна. Но когда Талибан заявил, что он присоединится к этой инициативе, и благодаря этому миллион шестьсот тысяч детей получили необходимые прививки и медикаменты, вышло, что он сделал что-то такое, чего мир не знал до сих пор.

Есть разные взгляды на этот вопрос. Некоторые историки говорят, что с 1945 года мир видел только двадцать шесть дней без войны, другие говорят, что периода без войн вообще не было со времён древних шумеров. Я же считаю, что проблему с разливами нефти можно решить, вопрос только, кто и когда сочтёт её достаточно важной, чтобы за неё взяться и в технологическом, и в социальном, и в предпринимательском смыслах.

В следующей статье мы рассмотрим технологические особенности добычи нефти, которые — возможно — прольют свет на решение этой проблемы.

Текст
Санкт-Петербург
Иллюстрация
Прага