Лжец
10 сентября 2018

Продолжаем публиковать цикл зарисовок о настоящей России «Записки автослесаря» от писателя Алексея Понедельченко. В новой серии автослесарь Женя испытывает классовую ненависть, пытается обмануть начальника и лжесвидетельствует на штрудель по акции.

По рабочим дням в жизни автослесаря Жени случался счастливый час.

Так называлась акция в столовой «Лопухи», когда в последний час работы (с 21:00 до 22:00) на все оставшиеся блюда действовала скидка 50 процентов. Заведение находилось рядом с автосервисом, где Женя как раз работал до 21:00, но всегда стремился сбежать оттуда чуть раньше.

Уже в половине девятого вечера в «Лопухах» собиралась толпа таких же Жень, Петь и Вась, которые хотели поесть за половину стоимости. Они приходили, занимали очередь и все вместе ждали счастливого часа. Качество получаемого ужина находилось в прямой зависимости от места человека в очереди.

Первые успевали к оставшимся малочисленным котлетам. Вторым удавалось ухватить сосисок. Третьим из мясного доставалась разве что подливка. Последние в очереди могли рассчитывать лишь на какой-нибудь бигос, а то и вовсе уходили ни с чем.

Женя всегда был в средних рядах, и меню его попеременно содержало гречку, макароны, рис и что-нибудь со вкусом животного. Например, печень.

Иногда, когда вечером не было работы, Женя прибегал в «Лопухи» первым из счастливчиков и уже в 21:04 лакомился куриной ножкой и рисом с овощами. Бывало, ему даже везло на пиццу. В один из таких дней, когда Женя занял очередь первым, на раздаче остался несъеденным мясной штрудель. Женька приметил его сразу.

Штрудель! Не яблочный — мясной. Со свининкой! Неслыханное счастье! В животе у Жени заурчало. Люди совсем зажрались, если в столовой к девяти вечера остаётся мясной штрудель! Но до штруделя было ещё почти полчаса. 

К девяти в «Лопухи» стягивались местные пролетарии, пенсионерки, неопрятные выпивающие женщины, школьники и учащиеся местного училища.

— Кто крайний на счастливый час? — спрашивали они.
— Не крайний, а последний! — поправлял пэтэушников бомжеватого вида дед.
— Последним бывает только путь! — парировали пэтэушники.
— Да вы дохуя грамотные, как я погляжу! — обижался дед.

Женя смотрел на штрудель, как кот на птицу за окошком. Штрудель! Мням-ням-ням! Без пяти минут девять в столовую вместе с супругой зашёл Александр Павлович — управляющий автосервисом, где работал Женя

«Сан Палыч!» — Женя спрятал голову в капюшон и отвернулся в сторону.

Рабочий день на станции пока не кончился, поэтому Женя ещё должен был находиться на своём месте. Александр Павлович с супругой взяли по подносу, положили салфетки с вилками и ложками и пошли по раздаче. Женя старался смотреть в сторону, чтобы не быть замеченным.

— Акция ещё не началась! — сказала девушка на раздаче.
— Какая ещё акция? — спросил Женин начальник.
— Счастливый час. Последний час всё меню со скидкой.
— Ой, да Господи, считайте так. Будем мы ещё ждать тут, это самое. Бог с ней, со скидкой, мы так поедим. Считайте-считайте!

«Нет, вы только посмотрите на него! За полную стоимость жрёт, сука!» — внутри автослесаря Жени закипала классовая ненависть.

— Счастливый час! — крикнули с раздачи. Женя метнулся к подносам. Он взял салат «Цезарь», порцию гречки, компот, три кусочка хлеба и... Штруделя не было. Погрустневший Женя взял хвостик жареной рыбы и пошёл искать свободный стол.
— Женёк, привет! — раздался знакомый голос. Женя повернулся. За большим столом сидел его начальник со своей женой.
— Здравствуйте, Александр Павлович. Приятного аппетита!
— Спасибо, Жень. Да ты садись к нам. Лена, познакомься: это Евгений. Очень хороший слесарь. Только ленивый иногда. Да шучу! Женя, познакомься: это Лена, моя жена. 

Женя сел напротив. Он боялся, что Сан Палыч спросит его, почему он уже здесь, ведь рабочий день кончился всего лишь пять минут назад. Но тут внимание Жени упало на поднос. В тарелке Сан Палыча лежал мясной штрудель. Тот самый.

— А ты чего тут? Пораньше с работы навалил?
— Да я это... Ну да. Машин нет, и нас мастер пораньше отпустил. 
— Это да... Машин нет. Я вот тоже только что оттуда. В кассе ветер гуляет. Ну, на следующую неделю зато записей много. Шиномонтаж начинается. Ты работаешь завтра?
— Да! — Женя не сводил взгляда со штруделя. 
— Ты чего такими глазами в мою тарелку смотришь?
— Да это... Не знаю, говорить или нет… — Палыч с женой переглянулись. 
— Говори, конечно.
— Да это самое... Короче, я видел, как вот этот штрудель на раздаче случайно на пол упал, а повариха его подняла такая, беспалева обдула так — «пффу-пффу-пффу» — и обратно такая хоп и положила. Я ещё подумал, что вот кто-то с пола поест. В общем, не советую вам его кушать. А то мало ли…

Александр Павлович удивлённо поднял брови.
— Чё, серьёзно?

Женя ничего не ответил. Сан Палыч встал, взял тарелочку со штруделем и пошёл на кассу столовой. «Блин! Вот я дурак! Вот это я погнал!» — думал Женя. Со стороны кассы послышались крики, которые, приближаясь, становились всё громче.

— В нашей столовой уважают людей! То, что вы говорите, — невозможно! — ругался женский голос.
— Да вот человек видел! Вот! Я ему доверяю, как себе.

К столу подошла женщина с раздачи.

— Вот. Жентос, скажи, как было? — попросил начальник Женю. Женя потупил взгляд и покраснел. 
— Ну, я видел, как кто-то уронил вот этот, как его, и потом поднял...
— Да он же врёт! Я же вижу. Вы врёте! Зачем? — женщина упёрла кулаки в свои бока. Женя опустил глаза в тарелку. Хотелось провалиться под землю. И правда, зачем?

— Вы — обманщик. Лжец. А я ведь вас уже запомнила. Вы тут каждый день голодными глазами моргаете. Я вам, между прочим, один раз всё мясо из плова положила. Выбрала и положила — одному вам, потому что видела, как вы на этот плов смотрели. А вы такое! Ах... Вот точно, не делай добра — не получишь зла.

С тех пор счастливых часов в жизни автослесаря Евгения стало куда меньше. Точнее, не стало совсем. Во-первых, ему было стыдно показываться в «Лопухах». А во-вторых, на станции начался сезон шиномонтажа. Но однажды, получив зарплату, Женя пришёл в столовую в свой выходной день. В обеденном зале было пусто, по телевизору показывали фильм «Мимино». На раздаче стояла та самая женщина, которая пару недель назад отчитала Женю. Было видно, что она узнала его, но ничего не сказала. Решила, видимо, что с него уже хватит. Женя взял солянку, жареную картошку и робко спросил:

— А штрудель, который мясной, есть?
— А штрудели мы больше не готовим. Берут их плохо. Уж и не знаю почему.
— Тогда котлету.

В конце раздачи Женя налил кофе из кофемашины.
— Карта на скидку есть? — Нет. И не надо скидку. Я и так уже... — Женя замешкался, потом набрал полную грудь воздуха: — Простите меня, я сам не знаю, как я тогда… Я пошутить хотел и, в общем... Не знаю, как так вышло. Извините.

Женя запутался в словах, замолчал, оплатил еду и пошёл за стол.
— Приходите послезавтра на ужин к нам! — крикнули ему вслед. — Будет вам штрудель.

Женя сел за стол, протёр салфеткой столовые приборы и начал кушать. По телевизору, висящему в обеденном зале столовой, начался фильм «Москва слезам не верит».

Как стать продавцом воздуха

Текст
Новосибирск
Иллюстрации
Санкт-Петербург