«Убер»: сверхтакси против последнего человека
Иллюстрации: Ирина Вале
03 октября 2017

Почти у каждого жителя большого мегаполиса есть смартфон, и почти каждый пользовался им для вызова такси, но всего десять лет назад ничего этого не было: первый айфон вышел в 2007 году, а революционер в мире такси, компания «Убер», была основана в 2009-м. За эти восемь лет «Убер» успел насолить перевозчикам, пользователям, водителям, местным властям и правоохранительным органам, а также произвести в прессе сотни скандалов. Разбираемся, как служба такси превратилась в ещё одного Большого Брата.

Как работает «Убер»

В Штатах такси бывает двух видов: собственно, такси с шашечками, которые можно выловить на улице, и лимузины, которые можно вызвать по телефону. Чтобы стать «настоящим» таксистом, необходимо купить лицензию, постоянно проходить проверки, подчиняться миллиону федеральных и муниципальных правил, призванных защитить как таксиста, так и клиента. Бизнес-модель «Убера» проста: есть приложение для вызова такси и есть водитель-партнёр компании, который перевозит пассажира из точки А в точку Б. Таким образом, в силу особенностей законодательства США, да и многих других стран, Убер не является «настоящим» такси c юридической точки зрения, хотя и делит с ними рынок. Это обстоятельство позволило компании обойти все правила и ограничения, что вызывало и продолжает вызывать возмущение индустрии и общественных деятелей (известный экономист, профессор Ричард Вольф в своих выступлениях называет «Убер» аферой). «Убер» предлагает смотреть на водителя не как на наёмного работника, за которого нужно платить налоги, проводить медосмотр и прочие проверки, а как на подрядчика, который все риски несёт сам. На эту довольно популярную модель ухода от налогов как на Западе, так и на Востоке идёт наступление со стороны государства: в некоторых странах такой подрядчик может доказать, что на самом деле был сотрудником компании — и получить причитающиеся ему бонусы.

«Убер» захватил восемьдесят три страны, шестьсот семьдесят четыре города и осуществляет сорок миллионов поездок в месяц

Избавившись так от львиной доли ответственности и налогов, «Уберу» удалось выйти на взрывной рост по всему миру: по данным за 2017 год, компания захватила восемьдесят три страны, шестьсот семьдесят четыре города и осуществляет сорок миллионов поездок в месяц. «Убер» движется к монополизации рынка, выдавливая с него традиционные такси благодаря удешевлению поездок. Это удаётся компании за счёт низких выплат водителям (медианный доход водителя «Убера» — всего 155 долларов в месяц, больше 500 долларов зарабатывает только 17 % водителей) и спонсирования инвесторскими деньгами («Убер» получил 11 000 000 000 долларов инвестиций при оценке стоимости самой компании в 69 000 000 долларов).

Не все рынки сдались такому натиску: например, в Китае «Уберу» пришлось продать свой бизнес местному конкуренту — такой большой рынок невозможно залить деньгами, чтобы уничтожить местных перевозчиков. Есть основания полагать, что примерно то же самое произошло и в России: «Убер» и «Яндекс.Такси» собираются объединиться. В некоторых странах (Нидерландах, Южной Корее и Германии) и отдельных городах (Нью-Дели в Индии или Квинсленде в Австралии) «Убер» запрещён полностью или частично, но при этом продолжает работать нелегально.

В Европе «Убер» также запрещён в Италии, Болгарии, Дании и Венгрии. Частично прекращена деятельность в Финляндии, Франции, Испании и Нидерландах, в основном из-за сервиса UberPOP (который работает под видом разделения расходов за поездку, утверждая, что водители ничего не зарабатывают, а просто помогают своим клиентам и делят деньги на бензин; это связано с юридическими ограничениями некоторых стран).

В Америке «Убер» запрещён на Аляске, в столице Техаса Остине и в канадском Ванкувере.

Самая большая победа индустрии перевозок над «Убером» произошла в сентябре 2017 года: городская комиссия по транспорту отозвала у компании лицензию. Мэр Лондона Садик Хан выступил в защиту решения комиссии: отзыв лицензии означает, что компания должна соответствовать всем правилам безопаности, установленным транспортной комиссией, и что правила одинаковы для всех. «Водители и пользователи должны быть недовольны „Убером“, потому что они играли не по правилам, — добавил мэр. — Почему другие компании проводят все нужные проверки, медицинские тесты, дают полиции знать, если возникают какие-то сомнения в отношении водителей, а „Убер“ этого не делает?»

Сначала «Убер» рассылал возмущённые пресс-релизы, обвиняя транспортную комиссию в луддизме и противодействии прогрессу, призывая пользователей и водителей подписать петицию в свою защиту, но затем извинился и признал свои ошибки, так что, скорее всего, «Убер» всё-таки вернётся на улицы Лондона.

Каково быть водителем в «Убере»

Классификация «Убером» своих водителей как контракторов с целью не только избежать уплаты налогов, но и выплаты достойных зарплат давно возмущает общественность. Подрыв существующей индустрии такси вряд ли можно считать благом, потому что многие усложняющие ведение бизнеса ограничения (такие как процесс проверки биографии и медицинского состояния водителей или регулярный техосмотр) продиктованы требованиями техники безопасности. «Убер» эти требования в принципе игнорирует в погоне за экономией, в то время как потребители страдают от плохого сервиса и нарушения своих прав. Кроме того, «Убер» может себе позволить работать в убыток и с помощью ценовых войн выдавливать с рынка менее богатых конкурентов, чтобы стать монополистом, а затем задрать цены (при этом, разумеется, не повышая выплаты водителям). Неудивительно, что таксисты протестуют против существования «Убера». Самые крупные протесты прошли в Париже в 2015 году: примерно две тысячи восемьсот таксистов устраивали демонстрации, блокировали дороги и дрались с водителями «Убера», переворачивая машины.

Водителям «Убера» недоплачивают настолько, что после года работы увольняются 96 %

Борьба водителей «Убера» за свои права и более высокие зарплаты встречает яростное сопротивление компании: в Сиэттле сотрудники пытаются организовать профсоюз, но не могут начать работать, не прослушав специальный антипрофсоюзный подкаст, распространяемый через приложение. Весной 2017 года «Убер» признал, что полтора года недоплачивал нью-йоркским водителям миллионы долларов — как обычно, ошибка оказалась в пользу компании. «Убер» настолько не хочет платить водителям, что даже кнопку для чаевых компания отказывалась добавить в течение нескольких лет (на момент написания статьи кнопка должна появиться в трёх городах США).

Водителям недоплачивают настолько, что после года работы увольняются 96 %. В то же время «Убер» борется с тем, чтобы водители не уходили к конкурентам, иногда подкидывая им дополнительную работу. Когда водители перестают пользоваться приложениями конкурентов, «Убер» перестаёт посылать дополнительные заказы. Чтобы побить своего основного конкурента в США — Lyft — «Убер» не останавливается ни перед чем: был случай, когда водителям раздавали новые сим-карты и временные кредитки, чтобы они могли вызвать и отменить как можно больше чужих поездок.

Водители главного американского конкурента «Убера», Lyft, подали иск против компании, утверждая, что «Убер» нарушал их приватность и нелегально следил за ними. Согласно иску, с 2014 по 2016 год Убер использовал программу под названием «Ад», чтобы под видом клиентов автоматически отслеживать местоположение водителей Lyft и определять, кто из них работает на двух хозяев одновременно, с целью переманить их для работы исключительно на «Убер». В сентябре 2017 года агентство Reuters объявило о том, что ФБР подключилось к расследованию слежки за водителями конкурентов.

В конце августа Wall Street Journal сообщил ещё об одном расследовании: департамент юстиции США подозревает, что «Убер» нарушил закон о коррупции за рубежом (Foreign Corrupt Practices Act), запрещающий давать взятки за пределами США. В 2014 году жительница Техаса была изнасилована водитем «Убера» в Дели, после чего компании было временно запрещено работать в городе (позже водитель был приговорён к пожизненному заключению). Несмотря на то, что «Убер» в своём пресс-релизе обещал серьёзно разобраться с инцидентом, один из топ-менеджеров отправился в Индию и, возможно, с помощью подкупа получил результаты медицинского освидетельствования, чтобы бросить тень на жертву изнасилования, утверждая, что изнасилование было подстроено конкурентами компании (топ-менеджер был впоследствии уволен). В настоящий момент жертва подала против компании иск о нарушении приватности.

Как живётся сотрудникам «Убера»

Можно было бы предположить, что положение офисных работников «Убера» значительно лучше, однако в феврале 2017 года инженер Сюзан Фаулер написала блог-пост, послуживший триггером для новой череды скандалов. Она утверждала, что в «Убере» царит культура всепроникающего сексизма, нездоровой конкуренции между отделами и постоянного унижения сотрудников боссами и друг другом. Начальник Фаулер сексуально домогался её, но все жалобы в HR были проигнорированы, а просьба о переводе в другой отдел — отклонена. Фаулер утверждает, что количество женщин в её отделе сократилось с 25 % до 6 %.

Буллинг в «Убере» настолько распространён, что после самоубийства инженера Джозефа Томаса его вдова совершенно уверена, что причиной стал стресс, вызванный корпоративной культурой. Очевидно, ни о какой компенсации семье со стороны компании и речи не шло.

Сотрудников корпорации волнуют не только сексизм и унижения: Techcrunch сообщает о том, что значительное количество работников не может уйти из компании из-за опционов, которые они просто не смогут продать: юристы «Убера» приложили значительные усилия, чтобы этого не случилось. Опционы — право на выкуп акций компании в определённый момент (скажем, через год). Сотрудники соглашаются на зарплату ниже в расчёте на то, что акции впоследствии будут стоить дороже, но при увольнении опционы теряются.

Слежка за клиентами

«Убер» абьюзит не только своих работников, но и клиентов, собирая данные, часто незаконно. В ноябре 2014 года журналист Джош Морер прибыл в штаб-квартиру «Убера» в Нью-Йорке для проведения интервью. К его удивлению, один из топ-менеджеров компании уже ждал в фойе и сообщил, показывая на экран телефона: «А, вот вы где! Я за вами следил». Естественно, разрешения на это Джош никогда не давал.

Нет ничего удивительного, что «Убер» собирает данные о поездках — вопрос в том, кому эти данные доступны и для чего используются. Всё больше людей требуют более чётких правил приватности от всей индустрии, а европейские законодатели постоянно разрабатывают новые юридические меры защиты пользователей. «Убер» имеет долгую историю злоупотребления пользовательскими данными: в сентябре 2014 года один из известных венчурных капиталистов в своём блог-посте описал, как на вечеринке в честь открытия «Убера» в Чикаго в качестве шутки было показано местоположение его самого (и некоторых других известных людей), когда сам он находился в Нью-Йорке, о чём он узнал из смс своей знакомой.

Тогда же, в 2014 году, топ-менеджеру Эмилю Майклу пришлось извиняться за свои комментарии, сделанные за ужином с журналистами. По его словам, на журналистку Сару Лэйси, которая в своей статье предложила женщинам удалять приложение из-за сексистской рекламы и абсолютного равнодушия компании к безопасности женщин, должна быть объявлена охота с помощью частных детективов, а её персональная жизнь должна стать достоянием общественности. В частности, Майкл сообщил, что может доказать неназванную пикантную деталь из жизни журналистки.

Если «Убер» позволяет себе такое отношение к журналистам, то что уж говорить о простых пользователях? В марте 2012 года в блоге компании было опубликовано исследование поездок клиентов обратно после секса на одну ночь с игривым названием «rides of glory» («поездки славы») в противовес обычному названию «walk of shame» («прогулка стыда»). Очевидно, что пользователи слежки не оценили, и позже исследование было удалено. Мало кому приятно, когда его сексуальные похождения становятся предметом исследований частной компании — в особенности без его согласия.

В начале 2015 года генеральный директор «Убера» Трэвис Каланик посетил штаб-квартиру «Эпла» в Купертино. У него были все основания опасаться этой встречи: в течение многих месяцев «Убер» продолжал следить за пользователями айфонов — даже за теми, кто уже удалил приложение (якобы в качестве меры против мошенничества). Тим Кук, глава «Эпл», потребовал от Каланика немедленно прекратить нарушать правила, в противном случае приложение было бы удалено из AppStore. Это бы лишило компанию доступа к миллионам айфонов, и бизнес бы неизбежно рухнул. Каланику пришлось уступить.

Другие неприятности с законом

«Убер» — одна из самых скандальных компаний за всю историю Силиконовой долины: не так давно был опубликован список всех происшествий с «Убером», начиная с 2014 года, — ни месяца не прошло, чтобы не открылась ещё какая-нибудь неприятная подробность о методах работы компании. Достаётся всем: правительствам, муниципалитетам, сотрудникам «Убера» (как офисным, так и водителям), полиции, клиентам, журналистам, активистам и критикам.

В течение многих лет «Убер» использовал специальную программу, чтобы обмануть полицию в городах, где работа компании была признана незаконной. Полиция пыталась остановить нелегальные поездки с помощью выписывания штрафов. В марте 2017 года The New York Times сообщила, что полицейских идентифицировали по косвенным признакам: им приложение показывало ненастоящие машины, а если какой-нибудь водитель действительно принимал заказ, ему звонили из компании и требовали отменить поездку. «Убер» утверждает, что использование подобной программы вполне легитимно — потому что якобы защищает от мошенничества.

После 2016 года «Убер» прекратил использование этой программы, и теперь полицейские могут беспрепятственно проводить контрольные закупки, однако департамент юстиции США продолжает расследовать нарушения.

По итогам расследования были уволены двадцать человек, включая генерального директора и основателя Трэвиса Каланика, который сообщил, что ему нужен длинный отпуск, чтобы подумать над своим поведением

В результате череды скандалов «Убер» нанял бывшего генерального прокурора Эрика Холдера, чтобы составить подробный отчёт о возможных злоупотреблениях. Команда Холдера описала двести пятнадцать случаев, по итогам расследования были уволены двадцать человек, включая генерального директора и основателя Трэвиса Каланика, который сообщил команде, что ему нужен длинный отпуск, чтобы подумать над своим поведением и стать лидером, которого «Убер» достоин. Очевидно, что это решение было принято под давлением совета директоров, куда входят крупнейшие инвесторы компании, которые были очень обеспокоены очередной пиар-катастрофой.

Трэвис Каланик

Определяющим фактором внутренней корпоративной культуры являются убеждения основателей компании — для «Убера» это убеждения и стиль Трэвиса Каланика. Многие его знакомые и бизнес-партнёры отмечают: «Он просто помешан на достижении цели», «чрезвычайно умён», нередко при этом добавляя и другой эпитет — «мудак» (asshole).

Будущий основатель и генеральный директор «Убера» вырос в Лос-Анджелесе в семье рекламщицы и инженера. Он хорошо учился, бегал и играл в футбол. В школе его некоторое время травили старшеклассники, после чего он поклялся, что такого с ним больше никогда не произойдёт.

Каланик начал заниматься бизнесом ещё в юности. Однажды он целое лето продавал ножи соседям, обходя их дом за домом, а в восемнадцать лет открыл своё дело — вместе с партнёром они помогали школьникам готовиться к выпускным экзаменам. В 1998 году Каланик вылетел из Калифорнийского университета, чтобы начать работу в стартапе вместе с несколькими однокурсниками. Стартап Scour был чем-то вроде Napster — позволял делиться файлами и всячески нарушать копирайт. Он обанкротился в 2000 году после иска о защите авторских прав на 250 000 000 долларов. Каланика это не остановило, и он приступил к работе на Red Swoosh — программой, позволявшей обмениваться большими файлами. В числе инвесторов Red Swoosh был один из крупнейших венчурных капиталистов современности — Марк Кьюбан.

Полное пренебрежение к закону, которым славится «Убер», присуще и самому Каланику. New York Times в тексте о встрече Каланика и Тима Кука упоминает, как во время работы в Red Swoosh, испытывавшем финансовые сложности, он взял деньги своих сотрудников и реинвестировал их в компанию вместо того, чтобы передать их налоговой службе. Представьте себе последствия для сотрудников, если бы Каланику не удалось получить следующий раунд инвестиций и заплатить налоги своих работников.

Майкл Робертсон, глава MP3.com, как-то раз сказал Каланику: «Иногда в бизнесе приходится биться против устоявшегося порядка вещей, и эта борьба может оказаться жестокой и неприглядной»

После продажи Red Swoosh компании Akamai в 2007 году Каланик стал миллионером и задумал открыть очередное новое дело. Некоторые бывшие коллеги Каланика разлюбили. Например, Питер Йорк — бывший советник Red Swoosh и профессиональный менеджер — отзывался о нём так: «Трэвис Каланик, с которым я познакомился семнадцать лет назад, был неумолим в преследовании собственных целей за счёт тех, кто его поддерживал, заворожённый собственной приукрашенной историей. И постоянно лукавил». Другие его поддерживали. Майкл Робертсон, глава MP3.com, как-то раз сказал Каланику: «Иногда в бизнесе приходится биться против устоявшегося порядка вещей, и эта борьба может оказаться жестокой и неприглядной».

Характерный случай, показывающий отношение Каланика к пользователям, произошёл в 2013 году после снежной бури в Нью-Йорке. Во время большого наплыва пользователей «Убер» накручивает цену на поездки — именно это и случилось в тот раз. Клиенты были закономерно возмущены, что компания пыталась выдавить из них последние деньги во время стихийного бедствия. Каланик ответил: «В результате такой политики мы смогли сделать больше поездок, а не меньше, в этом весь чёртов смысл». Некоторые коллеги советовали ему хотя бы сделать вид, что компания заботится о пользователях, многие отозвались о нём как о человеке, «начисто лишённом эмоционального интеллекта». Тем не менее после долгих протестов в прессе во время следующих бурь в Нью-Йорке функция увеличения цены была несколько ограничена — но и это не остановило критику: «Приятно знать, что мы зависим от милости какой-то компании, а не от муниципальных предписаний», — саркастически заметил один из пользователей «Твиттера».

Рэндизм — философия «Убера»

Многие проблемы внутренней культуры и бизнес-практик «Убера» можно объяснить влиянием личной философии Каланика. Многие издания отмечали его восхищение книгами Айн Рэнд, особенно романом «Источник». Философия Рэнд, называемая объективизмом, очень популярна в американских бизнес-кругах, особенно в Силиконовой долине. Согласно ей, весь мир делится на капитанов индустрии, великих провидцев, которые двигают вперёд общество и технологии, — и ленивых паразитов, которые требуют «всё отнять и поделить». Государство и всевозможные «социалистические» улучшения капитализма вроде законов, защищающих права работников, — главные враги Рэнд и её последователей.

Рэнд эмигрировала из СССР в 1926 году и стала известной после выхода романа «Источник» в 1943-м. Философское сообщество её идеи не приняло — в отличие от тех, кто мечтал любой ценой стать тем самым капитаном индустрии и свысока смотреть на наёмных паразитов. Вокруг Рэнд сформировался круг последователей с элементами культа личности. Влияние её работ среди американских консерваторов и либертарианцев трудно переоценить. Vanity Fair назвали Айн Рэнд «самой пугающей одержимостью Силиконовой долины».

Business Insider даже сделал разбор, показывающий сходство между «Источником» и поведением «Убера». Наиболее интересные параллели:

1.
Нежелание считаться с регулированием индустрии;
2.
Отвращение к профсоюзам (Рэнд уважала работников, если они были трудоголиками, но ненавидела рабочие организации, считая, что они прокладывают путь к социализму);
3.
Приверженность «тактике выжженной земли» в попытке монополизовать рынок (как это происходит с Lyft, конкурентами «Убера», с которыми он борется не слишком законными средствами);
4.
Перекладывание ответственности с работодателя на работника («Убер» не нанимает водителей, а предлагает им сдельную работу с перекладыванием всех расходов на работников, включая такие права, как медстраховка, отпуск, обслуживание машины).

Некоторые надеются, что изгнание Каланика станет началом новой эпохи в Силиконовой долине, где культ предпринимателя, разрущающего существующие системы ради постройки чего-то нового и цифрового, возведён в абсолют. Подобный эгоистичный подход приводит к печальным последствиям в самом оплоте инноваций. Социальное расслоение в самой Долине растёт пугающими темпами, пока элита миллиардеров и верхнего среднего класса из технических работников продолжает игнорировать потребности остальных групп населения: средняя цена небольшого дома в Долине дошла до миллиона долларов, а съём квартиры в Сан-Франциско — до 4 500 долларов в месяц. Огромное количество людей оказываются выдавлены из города, в котором выросли и прожили большую часть своей жизни. Сотрудник кафетерия «Фейсбука» написал Марку Цукербергу, путешествующему по США в преддверии, как многие считают, будущей предвыборной кампании, открытое письмо, в котором жалуется, что ему вместе с семьёй приходится жить в гараже и иногда одалживать деньги до получки из-за невероятного роста цен, пришедшего в Долину вслед за успехом технологических компаний. Цукерберг писал, что хочет в этом году узнать, чем живут простые американцы. «Для этого даже из офиса выходить не надо», — парирует сотрудник.

Дивное новое будущее

В прошлом тексте мы уже писали, что согласно предсказаниям экспертов автоматизация должна принести величайшую безработицу, за которой придёт и политическая нестабильность. Успеет ли Долина измениться к лучшему или продолжит изобретать всё новые методы эксплуатации, делая вид, что более удобный способ вызова такси оправдывает все те социальные и экономические эффекты, которые сопутствуют такому стилю ведения дел? Может быть, достойные зарплаты для работников и забота о приватности и безопасности клиентов станут новой нормой?

Пока что не похоже: во время подготовки этого материала разразилось ещё два скандала. Во-первых, «Уберу» удалось отстоять в суде свои правила пользования сервисом, согласно которому пользователи не могут подавать на компанию в суд, а только прибегать к частному арбитражу. Понятно, что правила не читает никто, но всё равно с ними соглашаются — и компании вроде «Убера» используют это на полную катушку. Во-вторых, один из инвесторов обвинил Каланика в мошенничестве, заявив, что тот скрывал сомнительные бизнес-практики компании, а также продолжает саботировать назначение нового генерального директора.
Текст
Екатеринбург
Иллюстрации
Киев