«Я думала, что сейчас мной поужинают»
Иллюстрации: Надежда Яковлева
19 января 2018

Неустрашимая Ника Репенко продолжает вести для «Батеньки» энциклопедию фобий. И если раньше мы рассказывали о редких фобиях — таких, как боязнь рвоты, страх зеркал, иррациональный ужас перед транспортными средствами, — то на этот раз мы выбрали вполне объяснимую и многим близкую тему. Кинофобия — расстройство, которое заставляет человека панически бояться собак. Этот страх входит в топ-10 самых сильных фобий, по версии журнала «Живая наука», и может превратить жизнь в настоящий ад. Поговорили с кинофобами о том, как они с этим справляются.

«От собаки меня отбила беременная мама»

Сейчас Полине двадцать два года, а её фобии — восемнадцать лет. «Мне было где-то четыре года, я пошла к подруге, которая жила по соседству. В её дворе жила большая собака. Пёс был на привязи, но почти доставал до той стены, вдоль которой проходят люди. Когда мы вошли во двор, животное начало злобно рычать, и я предложила обойти дом вокруг, это не заняло бы много времени. Но подруга махнула рукой и сказала мне идти, потому что ничего не случится: это ведь её собака, которую она знает много лет», — вспоминает девушка.

При виде рычащей собаки Полина очень испугалась и взяла в руки палку — для надёжности. Однако эта предусмотрительность и подвела девушку. «Когда я проходила мимо, собака бросилась вперёд и попыталась меня достать. Потом — не знаю, как так вышло, — она ухватила зубами ту самую палку и рванула на себя, я полетела следом. Дальше ничего не помню. Мама говорит, это был болевой шок». Полина рассказывает, что после того похода к подруге у неё осталось тринадцать шрамов: некоторые из них — царапины от когтей, некоторые — следы от клыков, а на бедрах — укусы с вырванными кусками мышц.

Как девушка узнала потом, её спасла мама. «Она всё увидела с крыльца нашего дома и полезла через забор меня спасать. Мама была на поздних сроках беременности, с огромным животом, и при всём этом отбила меня у животного. В больницу меня вёз на мотоцикле отец моей подруги. Оказалось, они не кормили собаку несколько дней. После случившегося её усыпили».

Раны девушки заживали очень долго, некоторые нельзя было зашивать. Самый большой шрам остался на бедре — овальный след от вырванного куска мяса. Полина говорит: «Своих шрамов я не стесняюсь, сейчас их у меня уже двадцать два — последствия активного образа жизни».

Именно после того случая с голодной собакой девушка стала бояться нового нападения. Неважно, какого размера пёс, пусть это даже маленький шпиц: ведь и он может вцепиться. «От этой мысли у меня ноги становятся ватными, — признаётся Полина. — Я всегда обхожу собак на улице, не хожу в гости к друзьям, у которых есть собаки. Я не езжу на мероприятия, если знаю, что там будет хотя бы одна собака. За помощью к психологу я не обращалась. Не думаю, что страх, который так глубоко во мне укоренился и закреплён шрамами, может быть излечен».

Родные и друзья знают о фобии Полины и всегда предупреждают её о собаках. «Некоторые знакомые предлагают общаться с их собаками ещё со щенячества — в качестве терапии. Они говорят, что щенок меня запомнит и будет хорошо относиться ко мне в будущем», — рассказывает девушка. Однако она сомневается в эффективности такого метода, ведь на любое внимание со стороны собаки организм Полины реагирует всплеском адреналина. «С этим я ничего поделать не могу», — говорит она.

Фобия принесла в жизнь Полины множество неудобств. «Однажды я шла с работы, на улицах уже никого не было. Вдалеке увидела большую белую собаку, которая с лаем неслась ко мне. Я замерла как вкопанная, не могла даже пошевелить ногами от страха. Когда нас разделяла только узенькая односторонняя дорога, я думала, что сейчас мной поужинают. Но вдруг прямо между нами возникла машина: водитель услышал мой крик и поспешил помочь. Он быстро сообразил, что к чему, и открыл дверцу. Я запрыгнула в автомобиль: всё что угодно казалось мне лучше, чем агрессивная собака напротив. Мне даже было неважно, что незнакомый мужчина может причинить какой-то вред. Но водитель просто меня успокоил и довёз до дома. Всё закончилось благополучно».

После того случая девушка купила перцовый баллончик и всегда носит его с собой. «Пару раз он мне уже пригодился», — призналась Полина.

«Ношу в кармане ультразвуковой отпугиватель»

Дине кажется, что она всегда боялась собак. «Меня, к слову, никогда не кусали», — уточнила девушка. Раньше она боялась только лающих псов, которые ведут себя агрессивно, но примерно полтора года назад страх обострился. Теперь каждая собака, пусть она даже просто идёт мимо, вызывает у Дины приступ паники и ступор.

Девушка рассказала историю, которая сыграла огромную роль в укреплении фобии. «Недавно на меня накинулась дворовая собака. Я вышла в магазин, а пёс ошивался рядом с подъездом. Он бросился ко мне с лаем, как мне тогда показалось, очень злобным. Хорошо, что рядом оказалась соседка, которая не растерялась и отогнала собаку палкой. Если бы не она, меня бы точно покусали: я стояла как вкопанная и истошно вопила, а перед глазами всё потемнело. Когда я кое-как пришла в себя, то побежала домой, где сразу разрыдалась».

Этот случай усилил страх Дины. Она говорит: «Я не могу адекватно реагировать на собак. Когда прохожу мимо них, то учащается пульс и дрожат колени. Если собака начинает проявлять интерес ко мне — пусть даже без агрессии, — у меня сразу начинается паника, дрожат руки, всё вокруг происходит, как во сне. Я пытаюсь отогнать животное ультразвуковым отпугивателем, который всегда держу в руке, если выхожу из дома». По слова девушки, после встреч с собаками её может успокоить только звонок мужу и — хорошенько выплакаться.

К психологу со своей проблемой героиня не обращалась. «Мне кажется, у нас в городе нет хороших специалистов», — объясняет она. К фобии Дины почти все относятся с пониманием, без осуждения. Единственное, что её раздражает, — когда говорят: «А ты не кричи и не бойся, просто скажи собаке пойти вон! Я всегда так делаю». «Этим людям невдомёк, что кричу я неосознанно, — возмущается Дина. — Когда на меня лает собака, у меня просто мозг отключается, я вообще не могу думать. Сейчас стараюсь не выходить из дома одна, а если вижу у себя на пути собаку, предпочитаю её обойти».

«Лучше пройду более длинным и неудобным маршрутом»

«Моей фобии примерно лет пять-шесть», — рассказывает Оля. — Всё началось с того, что на меня из-за машины с лаем выскочила собака и бросилась прямо под ноги. Тогда я поняла, что от испуга не могу соображать: стою как вкопанная и жду, когда меня загрызут или сделают инвалидом. Но собака, к счастью, просто немного пошумела и ушла. На ватных ногах я добиралась до работы. Там коллеги отпаивали меня чаем, успокаивали, рассказывали, что собака эта в жизни никого не обидела, и обещали провожать до дома».

С тех пор Оля начала с большой осторожностью относиться ко всем местам в городе, где хоть раз видела собак. «Когда мне нужно пройти там, я всегда стараюсь „приклеиваться“ к прохожим и идти с ними, если со мной нет знакомых. Мне всё равно, что эти собаки живут в тех местах по пять лет и никогда никого не обидели. Я лучше пройду более длинным и неудобным маршрутом, если он „собакобезопаснее“». Однако, например, корги на поводке у хозяев, по словам Оли, вызывают у неё только умиление: «Мне нравится с ними общаться. Но бродячие псы или целая стая — совсем другое дело».

А вот какие неприятности и ненужные приключения в жизнь Оли принесла фобия: «Как-то мне нужно было купить подарок другу, и этот подарок продавался только в конкретном магазине. Около входа сидел бездомный пёс. Из-за него мне пришлось прятаться в соседнем строительном магазине и из окна следить, когда собака уйдёт. Всё это время продавцы странно на меня косились. Мне было очень неловко, я опаздывала на день рождения, но всё равно не могла выйти на улицу.

В другой раз мне на улице встретилась стая, и я сбежала на проезжую часть к припаркованным машинам. Водитель одной из них открыл дверь и с акцентом спросил: «Дэвюшк, вас чэго?» Открытая дверца как раз упёрлась в соседний автомобиль и стала преградой для пса, который с обратной стороны тыкался в неё носом. Честно говоря, я уже на полном серьёзе была готова прыгнуть в машину к незнакомцу, но, к счастью, стая убежала».

Оля не пыталась лечить кинофобию у психолога, ведь ей кажется, что страх обоснован: «Я паникую от того, что не знаю, как отличить агрессивную собаку от просто любопытной, не знаю, как защититься от стаи». Оля считает, что больше пользы ей принесут уроки самообороны.

«Я был уверен, что овчарка загрызла друга насмерть»

Максиму девятнадцать лет. По его словам, он боялся собак все школьные годы, но сумел победить фобию. Вот что он рассказал о причине появления страха: «Когда мне было десять лет, мы с братом и нашим другом играли во дворе. Вдруг из-за угла выбежала огромная овчарка. Этот пёс жил в соседнем дворе, его все знали, потому что он был очень агрессивным: несколько раз срывался с цепи, часто убегал. Его хозяин был не совсем адекватным человеком. Он то морил овчарку голодом, то кормил сырым мясом. Понятно, что пёс из-за такой жизни стал очень злым: когда он вбежал во двор, то сразу бросился в нашу сторону».

К сожалению, друг Максима оказался на пути овчарки. Собака свалила мальчика на землю и вцепилась в руку чуть ниже плеча. «Мы с братом были в ступоре, пёс буквально рвал зубами нашего друга. Когда собака заметила меня и брата, она дёрнулась в нашу сторону, и мы побежали», — рассказал парень.

Максим был так напуган, что не помнит, как добежал до дома. «Когда я вбежал в квартиру, то сразу закричал: «Там Захара пёс сожрал!» Я так испугался, что был уверен: овчарка загрызла друга насмерть. Но, к счастью, я ошибся. На крики Захара прибежали взрослые и оттащили пса. После этого случая друга положили в больницу, делали пятьдесят уколов от бешенства, наложили множество швов. Пса усыпили. Как я узнал потом, Захар сам часто бросал в этого пса камнями, всячески злил, поэтому овчарка его возненавидела и при первой же возможности набросилась».

С того дня Максим начал бояться собак. Он в ужасе шарахался даже от самых маленьких щенков. Любую улицу, где живут собаки, Максим обходил стороной: «Иногда приходилось топать лишние несколько километров. Но самым ужасным было стоять рядом с братом или родными, когда они разговаривают с кем-то, кто держит на поводке собаку. Когда я видел пса, у меня просто душа в пятки уходила».

Однако сейчас, по словам Максима, проблем с собаками у него нет. «Я избавился от фобии так: однажды просто заставил себя пройти по узкой улице рядом с собакой. Я решил: мне нужно идти туда, именно туда. Я не буду думать о том, что мне страшно, и пёс в самом деле не почувствует моего страха. Пока шёл, чувствовал, как бешено стучит сердце, а сам почти не дышал. Но закончилось всё благополучно».

Второй случай, который помог Максиму окончательно победить страх, произошёл с ним в одиннадцатом классе. «Как-то весной одноклассница попросила меня проводить её до дома, — вспоминает парень. — Сразу за школой нам встретились три собаки, которые начали вокруг нас прыгать и вертеться. Тогда мне помогло то, что я понял: однокласснице ещё страшнее, чем мне! Я почувствовал, что должен её защитить, встал между псами и девушкой, постарался не обращать внимания на животных. Постепенно собаки потеряли к нам интерес и отстали».

«Я самостоятельно победил фобию, подавил её в своих мыслях», — подытожил Максим.

Почему люди боятся собак

Врач-психотерапевт Ольга Демченко рассказала самиздату, что обычно специалист выявляет наличие у пациента кинофобии в процессе работы с какими-то другими расстройствами невротического или тревожного характера. Причиной возникновения фобии, по словам психотерапевта, могут стать проблемы детства: неправильное обращение родителей с ребёнком или собаками. «Человек может бояться этих животных, даже если его никто никогда не кусал. Получается так: есть психологическая предрасположенность, какие-то социальные предпосылки, тревожность — комплекс этих факторов может привести к появлению фобии. Всё сугубо индивидуально и зависит от опыта каждого конкретного человека», — говорит врач.

«Каких-то исторических предпосылок появления фобии нет, но есть — религиозные, — уверена Ольга Демченко. — Например, известно, что в исламе собака считается грязным животным, да и в христианстве тоже. В христианских храмах кошка может лежать на подоконнике, а собаку даже на порог не пустят. У каких-то народов собака является неотъемлемой частью их жизни. Например, в северных районах, где распространены собачьи упряжки. Там, конечно, отношение к этим животным будет другое: почтительное, уважительное. Никто не будет их специально злить, травить, бросать в них камнями и воспринимать как страшных и кровожадных зверей».

Психотерапевт также отмечает, что люди, которые проявляют агрессию по отношению к собакам, могут являться кинофобами. «У человека три вида реакции на страх: бегство, нападение и уход в себя. Поэтому кто-то при виде собаки убегает, кто-то — замирает, а кто-то может и убить животное. Люди с садистскими наклонностями — как догхантеры, например, — иногда оправдывают свои действия тем, что им страшно».

Если вы отправляетесь куда-то с кинофобом и вдруг видите впереди собаку, то оптимальная реакция в этом случае — остановиться и предложить подождать, пока животное уйдёт. Каких-то особых слов утешения нет. «Переждать опасность — лучший выход», — отмечает врач Ольга Демченко.

Лечится фобия так же, как все невротические и тревожные расстройства. Однако человек должен сам понимать, что ему нужно избавиться от страха. «Если заболевший редко контактирует с животными и фобия его не беспокоит, то, конечно, можно с ней уживаться. А если ему по роду своей деятельности приходится часто общаться с собаками, то избавляться от страха нужно с помощью специалиста», — советует психотерапевт.

Текст
Москва
Иллюстрации
Владимир