Как Ярославль стал помойкой для Москвы
23 апреля 2018

Самиздат продолжает рассказывать о свалках, которых боятся люди. На фоне мусорных протестов в Волоколамске мы писали о полигоне в поселении Филипповское (Владимирская область), где местное население ждёт отравления питьевой воды, уничтожения экологии и даже Армагеддона. Теперь — публикуем рассказ журналистки Марии Шуляк о ситуации в Ярославской области, куда планируют привезти избытки московского мусора.

«Зелёное масло»

В Ярославле существует 35 промышленных предприятий, два из них — нефтеперерабатывающие. Работа заводов наносит вред экологической ситуации в области. Так, например, в июне 2017 года в городе горело «зелёное масло». Возгорание произошло на территории бывшего сажевого завода, который оставил пруды с токсичным веществом. Столбы чёрного дыма появились в промзоне города и распространились в спальные районы. Появление «зелёного масла» связывают с деятельностью завода по производству резины, каучука и сажи. Предприятие построили наспех — денег не хватало, поэтому для хранения «зелёного масла» на берегу Волги выкопали три пруда, куда начали сливать это вещество.

В отчёте за 2016 год, который подготовил член общественного экологического совета при губернаторе Ярославской области Сергей Капустин, говорится, что в конце девяностых рядом с заводом построили дренаж. Затем сажевый завод закрыли, дренаж бросили, а в области, где раньше было предприятие, остались залежи с «зелёным маслом».

Эколог отметил, что в семидесяти метрах от Волги находится тридцать тонн этого вещества. Рядом протекают три ручья, которые несут «зелёное масло» к берегам реки. «Оно — сильнейший канцероген. Я бы сказал, что кисло-гудронные пруды — ничего по сравнению с этой вещью», — говорит Капустин.

Из его доклада ясно, что «зелёное масло» влияет на здоровье человека — приводит к образованию злокачественных опухолей. Заявление учёного опровергли сотрудники «Ярославльводоканала» и санитарного отдела «Роспотребнадзора». Они заявили, что за ситуацией следят, добавив: «Зелёное масло не несёт угрозы, если не обмазываться им каждый день».

Но в воду области попадает не только «зелёное масло». По данным проверки «Гринпис России» за 2010 и 2016 годы, в ярославских реках содержатся нефтепродукты, медь, никель, фенолы, хлороформ, четырёххлористый углерод, тетрахлорэтилен, фталаты. При этом концентрация этих веществ в реках превышает норму.

Полигон

«Откуда везёте мусор?» — спрашивает на камеру лидер ярославского КПРФ Александр Воробьёв водителя грузовика в чёрной шапке. «Так с Москвы», — отвечает мужчина и отворачивается. Первые грузовики с московскими номерами появились на полигоне в начале апреля. Слухи о том, что мусор повезут в Ярославль, пошли с конца марта. В местном департаменте окружающей среды говорили: «Никаких договорённостей о том, что Ярославская область будет принимать мусор из других регионов, нет». А губернатор области в то же время писал на своей странице в Facebook: «Ситуация с утилизацией мусора в столичном регионе очень острая. И мы можем помочь соседям справиться с этой проблемой»*. Цена вопроса — 500 миллионов рублей, которые могут выделить области.

*«Речь идет о 200 тысячах тонн в год, причём временно. Это всего 4 % от остаточной вместимости полигона „Скоково“. Прорабатываем с Правительством Москвы вопрос о заключении соглашения о взаимодействии в этой сфере. Если такое решение будет принято, то Ярославская область получит 500 миллионов рублей. Эти деньги позволят нам не только укрепить производственный потенциал полигона, но и повысить экологическую безопасность нашей области. В перспективе планируем построить вблизи „Скоково“ мусоросортировочный комплекс. Это даст нам возможность значительно сократить объёмы отходов, размещаемых на полигоне», — написал губернатор Дмитрий Миронов 10 апреля 2018 года на своей странице в Facebook.

Полигон «Скоково», куда планируют свозить московские отходы, находится в четырёх киллометрах от границы Ярославля и в полутора километрах от ближайшего населённого пункта — деревни Большое Скоково. По официальным данным, его заполняемость сейчас составляет 49 %. Эти данные исправили после заявления губернатора Ярославской области. До этого сообщалось, что используется 66 % площадей.

«Скоково»** построили на болоте. В его планировке отсутствует дополнительный слой, который нужен для защиты грунтовых вод от фильтрата — жидкости, накапливающейся на свалке. Бывший эколог полигона Александр Большаков говорит, что в год на нём производится 100 тысяч кубов фильтрата. Значительная часть этого вещества попадает в реку Нору, а затем в Волгу. Вместе с фильтратом в реки идут вредные вещества.

**По официальным данным, на этом полигоне размещают только твёрдые коммунальные отходы 4–5-го класса опасности. К ним относятся пыль, песок, уголь, строительный мусор, яичная скорлупа, зола, керамика, металлолом, бумага. В 2013 году на свалке обнаружили медицинские отходы: шприцы, капельницы, использованные бинты, просроченные таблетки и порошки. Их утилизация вместе с бытовым мусором запрещена. Это прописано в нормах СанПиН. Тогда прокуратура Ярославской области оштрафовала генерального директора полигона на 100 и 10 тысяч рублей. Работа «Скоково» продолжилась в прежнем режиме.

В августе прошлого года сотрудники департамента окружающей среды и природопользования взяли пробы в устье реки Норы. Пробы показали, что там в 13,7 раза превышена концентрация по аммоний-иону*** и в 3,7 раза по железу****.

***Аммоний-ион накапливается в природных водах при растворении аммиака. Постоянное употребление воды с повышенным содержанием аммония может привести к хроническому ацидозу. Это не заболевание, а лишь состояние организма, при котором нарушается кислотно-щелочной баланс. Но тяжёлые состояния ацидоза провоцируют шок и кому.

****Избыток железа тоже опасен. Норма потребления для человека — 25 миллиграммов в сутки. Первыми от перенасыщения железом страдают печень и почки. Мочекаменная болезнь, кишечные расстройства, заболевания жёлчного пузыря — основные болезни при избытке железа.

Большаков говорит, что из-за свалок образуется ещё одно вредное вещество — бензапирен. Он накапливается в почве и воздухе, реже в воде. Это вещество «мобильно»: оно может попадать на территории, удалённые от свалок, с помощью осадков, а затем — в воздух и реки, оседать на растениях.

Мусор в «Скоково» сваливают и уплотняют с помощью пресса. По такой схеме работает большинство полигонов в России. Плюс от такой утилизации — уменьшение площади отходов. Кажется, что мусора на полигоне становится меньше. Минус — несортированный мусор накапливается, проникает в почву и водоёмы.

«У нас люди не разделяют мусор. Из-за этого часто на свалках вместе с бытовыми отходами можно найти старые лампочки, термометры. И всё это накапливается и приводит к образованию канцерогенов», — рассказывает Большаков.

По мнению бывшего эколога «Скоково», ёмкости полигона хватит на два-три года.

В заявлении Правительства говорится: полигон может существовать ещё двадцать лет.

Вода и онкология

«Грязная вода не вызывает рак», — перекрикивает журналистов врач-онколог, депутат Дмитрий Петровский. На пресс-конференции по вопросу московского мусора он единственный медик, кто поддерживает ввоз отходов. 

Петровский в городе знаменит. Депутат отличился своим дебоширским поведением на заседаниях и оскорблением в социальных сетях других ярославцев, в том числе тех, кто поддерживает Алексея Навального. То он демонстративно растаптывает свой айпад в ответ на санкции США, то призывает прекратить дружбу с Европой и наладить связи с Китаем.

В апреле 2017 года Петровский выступил с докладом, в котором отстаивал совсем другую позицию: он говорил о связи онкологических заболеваний и загрязнённой воды. К своему выступлению врач добавил схемы и графики, где видно, как выросло число онкобольных в области. Дословно: «Практически 50 % болезней злокачественными образованиями так или иначе контактируют с теми водными ресурсами, которые мы потребляем. И только оставшиеся 50 % не контактируют. Таким образом, понятно, что вода, которую мы пьём, вызывает половину опухолевых болезней косвенным или прямым способом», — пишет Петровский в своей работе.

Спустя год депутат не понимает связи между водой и онкологией. В интервью Regnum он сказал: «Очень многие говорят, что московский мусор вызовет рост онкологических заболеваний. Загрязнённая среда и онкология не имеют прямой взаимосвязи».

Зато он видит в ситуации с московским мусором большую выгоду. Петровский приводит в пример Швецию, которая закупает мусор у других стран для переработки и зарабатывает благодаря этому деньги: «Ярославль становится нищим. Закредитованность огромная. Если мы проявим ярославскую смекалку, то из проблемы Москвы сможем извлечь прибыль для области и сделать жизнь людей лучше».

Протесты

18 апреля в 18:00 у Знаменской башни в Ярославле должен был пройти митинг против московского мусора — его заявителем выступила КПРФ. В этот же день в том же месте правительство Ярославской области организовало другое мероприятие — там проходила акция «Убери свой город». «Приходите на общегородской субботник 21 апреля!» — говорила в микрофон девушка в синей куртке с надписью «Молодёжь Ярославии». Её пытался перекричать лидер КПРФ Александр Воробьёв:
«Переходите на сторону народа. Не допустим московского мусора в Ярославле!»

Митинг, заявленный коммунистами, не санкционировали. Он должен был пройти в парке Мира — маленькой площади, удалённой от центра города. Главное его украшение — недостроенный фонтан. Это подарок городу от правительства по программе реновации. Парк Мира для Ярославля стал символом всех обиженных. Туда часто отправляют митинговать сторонников Навального. В прошлом году они провели там пять мероприятий. То же самое случилось и с «антимусорным» митингом. Акцию перенесли в парк из-за правительственного мероприятия у Знаменской башни. Однако организаторы не согласились. Они хотели выступать у Знаменской башни, в центре города.

На площади собралось около тысячи человек. Среди них был и депутат Петровский, который больше не видит связи между онкологией и грязной водой. Он стоял в стороне от толпы и снимал происходящее на телефон. Потом кто-то упомянул его со сцены — и Петровский исчез.

«Нам пообещал прийти заместитель председателя Роман Колесов и объясниться с народом, но его здесь нет! Он объявил сегодня, что они о нас заботятся. Нам выделят деньги на создание лаборатории по очищению воздуха. Но они эти деньги возьмут от Москвы. Вы согласны вместе с московским мусором получить взятку в 500 миллионов рублей?» — продолжал Александр Воробьёв. Публика хором отвечала: «Нет!» 

Использование плакатов на несанкционированном митинге запрещено, но несколько людей их достали. Самым популярным стал рисунок с изображением свалки и надписью: «Нам нужен такой Ярославль?» К плакатам добавился российский флаг: двое мужчин развернули его и подняли вверх над Александром Воробьёвым. Правда, тут же убрали, когда увидели приближающихся полицейских. Их на митинге было много: в день мероприятия в городе проходили учения. В течение дня по центру ездили полицейские и пожарные машины. 

«Меня офицер сейчас поймал. Хотел, чтобы я с ним прошёл. Я вывернулся и убежал», — рассказывает невысокий парень. Юноша закатывает рукав куртки, на его запястье виден браслет «Навальный 2018». Сторонников политика на митинге — около пятидесяти человек. Молодые люди из штаба Навального собирают подписи против полигона в «Скоково».

Митинг идёт ещё час. За это время полицейские больше ни к кому не подходят. Они стоят по периметру площади и лишь смотрят на митингующих. Люди выходят на сцену и требуют реакции властей.

«Если губернатор не ответит нам, мы потребуем его отставки!» — кричит одна из митингующих.

На следующие день реакция всё же будет, но не от губернатора. В интервью радиостанции «Эхо Москвы — Ярославль» заместитель председатель правительства Роман Колесов признается: «Да, мы ввозим московский мусор. И так будет продолжаться в течение года».

После митинга ярославцы организовали движение «Мусорная оборона». Их первый шаг — обращение в прокуратуру Ярославской области. К документу активисты приложили петицию против московского мусора, где собрано тридцать девять тысяч подписей. Теперь прокурор должен решить: принимать заявление горожан или подчиниться указу власти.

Коллаж
Москва