Без женщин. Как работает мужская цирюльня в Нальчике
20 октября 2016

Мир Постапокалипсиса не лишён предрассудков и гендерной дискриминации. В Москве женщинам отказываются продавать мороженое со вкусом рома, а в петербургской ВШЭ старостой на юрфаке может стать только мужчина. Гендерное неравенство царит даже в парикмахерских: во многие мужские цирюльни женщин не пускают ни постричься, ни поработать. Самиздат разыскал предпринимателя, открывшего первый барбершоп в суровом городе Нальчике, и выяснил, почему женщины не должны стричь мужчин и почему предприниматель предпочитает называть своё заведение «парикмахерской».

Спасибо Кнопке за любовь к хорошим текстам
Кнопка

Когда выяснилось, что в петербургский барбершоп Central Barbershop не пускают «представителей нетрадиционной сексуальной ориентации», журналисты поинтересовались у администратора, как отличить этих самых «представителей» от других клиентов. «Вы ведь как-то бомжа отличаете от охотника или рыбака», — ответил администратор. Тем, кто до сих пор считает барбершопы милой хипстерской забавой, давно пора посмотреть правде в глаза: мир мужских стрижек, моделирования усов и бритья опасной бритвой очень суров и далеко не всегда толерантен, и с каждым днём мы узнаём всё больше пугающих фактов об этом мире. Например, в московском барбершопе «Эндорфин», где делают спа, женщинам можно находиться только в VIP-зале, а посетители краснодарских барбершопов стараются избегать «женского фактора». 

Чтобы разобраться в этой пугающей теме, самиздат пообщался с Романом Котченко — человеком, который открыл первую (и пока единственную) мужскую цирюльню в суровом городе Нальчике. Кстати, девиз барбершопа говорит сам за себя: «Здесь стригут мужчин». Причём стригут мужчин тут тоже исключительно мужчины — таковы правила заведения.

Как считает Котченко, такая концепция хорошо подходит его родному городу, да и всей стране — по мнению предпринимателя, культуры разных регионов не сильно отличаются друг от друга, просто «в каких-то местах традиций осталось больше, в каких-то — меньше».
— Это ведь наша ментальность, — рассуждает предприниматель. — Когда клиента стригут, нарушается его зона комфорта. И когда в эту зону вторгается человек противоположного пола, это слишком интимно и иногда вызывает дискомфорт. Мне кажется, правильно, чтобы в такой контакт вступали люди одного пола. Раньше у нас в Нальчике не было такого заведения, как наше: быть может, мы возвращаемся к правильным истокам. Не думаю, что, например, в России XIX века могло быть нормальным для женщины стричь молодого мужчину: находиться в мужском месте, прикасаться к мужчинам, чтобы они в это время прикасались головой к её груди. Сами подумайте, если взять любую исламскую страну, Турцию, например, хоть это и светское государство, вы там не встретите женщину, которая бы стригла мужчину. Это был бы нонсенс, и на это смотрели бы очень странно. Так же как если бы мужчина стирал дома вещи.

По словам Романа, дело тут не только в религии. Тем более что Нальчик на самом деле — не такой уж и религиозный город. Просто, по мнения предпринимателя, большинство мужчин в стране, не важно, верующие они или нет, ходят стричься к мужчинам.

Многие в Нальчике называют заведение Романа салоном красоты, но сам он с таким определением не согласен. По сути, его парикмахерская — это классический барбершоп, где стригут, бреют и моделируют бороды. Но и слово «барбершоп» Романа не устраивает: он считает, что нет никакого смысла давать всему названия «на западный манер».
— Лично мне не хочется приносить домой что-то западное, — рассуждает предприниматель. — Так что я называю это просто парикмахерской.

В нальчикской мужской цирюльне делают вполне современные стрижки, но взглядов её основатель придерживается консервативных. Считает, что мужчина должен приходить в барбершоп не за красотой, а за опрятностью, поэтому пока что экстравагантных стрижек в заведении делать не планируют.
— Мы открылись всего пару недель назад, и пока ещё ищем свой стиль, — говорит Котченко. — Но лично я считаю, что выбривать звёзды на голове мужчинам совсем не обязательно. Но вообще, это только мой взгляд на вещи, как пойдёт дальше и чего захотят клиенты — покажет время. Но, если честно, я сомневаюсь, что ситуация может сильно измениться. Всё связано с ментальностью: у нас республика с обычаями, и мою точку зрения здесь разделяют многие. Не нужно слишком много заботиться о том, насколько ты красив — это неправильно. А вот если человек стрижётся, чтобы быть опрятным, этим уже можно гордиться. Нужно уметь не переходить эту грань, не начинать гнаться за красотой и модой. Мужчина должен быть чистым и аккуратным, но не обязательно красивым.

Хотя об этом пока ещё трудно судить, Роман уже сейчас уверен, что проблем с клиентами у него не будет и идею мужской цирюльни хорошо примут в городе — именно благодаря консервативности его заведения.

Цирюльня Романа называется «Has» — это сокращение от имени Хасан, которое происходит от арабского слова со значением «мужественный, добрый, красивый». Предприниматель подчёркивает, что «красивый» в списке значений — только третье по значимости слово. Это, по словам Романа, относится и к тем, кто приходит стричься в его парикмахерскую:

все они как Хасан, человек мужественный и добрый, и только потом уже красивый.
Идея запускать своё дело появилась у Романа на последнем курсе университета.

— Я тогда понял, что хочу большего, чем мне может дать моя работа, — вспоминает предприниматель. — Я сейчас живу в Москве, но мой родной город — Нальчик. И я решил начать своё дело именно там, дома, тем более что это проще и требует меньших затрат. 

Котченко долго искал сферу, в которой смог бы открыть бизнес. Из всех рассмотренных вариантов барбершоп показался будущему предпринимателю лучшим: это дело требует сравнительно небольших стартовых затрат, но в то же время может принести достаточно высокую прибыль.
— В последние годы в России был бум барбершопов, я много об этом читал: только в «Forbes» за год вышло три материала о таких компаниях, — говорит Роман. — Наверное, это и стало для меня толчком. Я понял: это то, что действительно можно сделать самому, тем более что в Нальчике ничего подобного ещё не было. 

Работать по франшизе с одной из уже «выстреливших» сетей барбершопов Роман не стал, хотя и признаёт, что, наверное, так было бы проще. Однако предприниматель уверен: тогда потерялся бы весь смысл, ведь за основу нужно было бы взять чужой опыт, а ему хотелось, чтобы его дело было с нуля построено им самим. Предприниматель хотел проверить себя, доказать, что может построить свой бизнес не хуже, чем другие. Да и к тому же, работая с франшизой, ещё пришлось бы выплачивать роялти и взносы.

Сейчас Роман параллельно с ведением собственного бизнеса работает по специальности — в нефтегазовой компании. Совмещать два дела, по его словам, непросто, но реально. На запуск барбершопа он потратил свой отпуск, а целиком планирование проекта заняло год. Спасало то, что многие вещи удалось сделать, находясь в Москве: найти помещение, договориться об аренде, заказать специальные кресла, придумать дизайн, найти бригаду для ремонта, сделать вывеску, зарегистрироваться. А потом за три недели в Нальчике доделать всё остальное: закончить ремонт, заняться продвижением проекта, провести открытие и запустить работу барбершопа.

Конечно же, в схеме не обошлось без сбоев: например, до последнего момента в барбершопе не было мастеров.

Найти их оказалось очень сложно, все боялись идти работать в новое место. В итоге даже открывать салон пришлось без мастеров. Но затем всё наладилось: удалось найти двух молодых сотрудников из городских салонов красоты.

На запуск своего барбершопа предприниматель потратил 700 000 рублей — сюда вошли четыре месяца аренды. Немного сэкономить при подготовке к запуску удалось, заказав кресла для салона в Китае. Окупить вложения Роман планирует в ближайшие полгода, хотя и отдаёт себе отчёт в том, что план этот — очень оптимистичный.
— А вообще я бы не стал этим заниматься, если бы не рассчитывал открыть сеть: в течение года планирую открывать второе заведение в городе, через год — ещё два в соседних республиках, а через два года — ещё три, — рассуждает предприниматель.

Сейчас, пока сам Роман находится в Москве, все дела в открывшемся барбершопе ведёт его близкий друг. Предприниматель уверен: если вы не можете постоянно быть включённым в работу своего бизнеса и у вас нет человека, который смотрит на дело так же, как вы, и которому вы полностью доверяете, то из идеи начинать бизнес на расстоянии ничего хорошего не выйдет. 

А ещё он предупреждает — абсолютно у каждого, кто начинает своё первое дело, однажды появятся мысли, что он начал это зря, будут моменты отчаяния, когда он будет думать, что надо всё бросить. В такие времена лучше в себе не сомневаться, идти до конца. А главное — не бояться того, что скажут другие.
— Ну, и помните, что, если сидеть и слишком долго что-то обдумывать, можно так и остаться теоретиком и не узнать, как это что-то на самом деле выглядит. Может даже случиться такое: вы начнёте работать и поймёте, что вы совершенно не умеете заниматься предпринимательской деятельностью, это нормально и совсем не значит, что не нужно пробовать дальше — всему можно научиться. Поэтому мой главный совет — нужно просто начинать, — говорит хозяин суровой нальчикской цирюльни.

P.S.:

Если у вас родилась фантастическая бизнес-идея, не нужно её стесняться.
Начинайте действовать. А если вы не знаете, с чего начать, всегда можно спросить совета у Кнопки.
КНОПКА

1. Родом из детства. Зачем нужен детский сад для взрослых.
Что делают взрослые в детском саду и почему им так нравится есть запеканку.

2. Недетский транспорт. Как самокаты завоюют мир.
Рассказываем, почему скоро мы все пересядем на самокаты и как это будет работать.

3. Похороны путешественников во времени.
История фирмы, которая взялась изменить отношение людей к смерти.

ДОБАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

comments powered by HyperComments

Больше?