Похороны путешественников во времени
Иллюстрация: Наталья Ямщикова
28 июля 2016

Сегодня в серии «Предпринимательство Постапокалипсиса» история фирмы, которая решила изменить отношение русского человека к смерти и начала делать капсулы для похорон — такие, в которых удобнее всего отправляться в вечность. Как и наш самиздат, Voyager Coffin может сначала шокировать или рассмешить, но при ближайшем рассмотрении оказывается серьёзным делом с важной миссией — возможно, самой важной на свете. Спасибо нашим друзьям из Кнопки за помощь в подготовке рубрики!

1

Спасибо Кнопке за любовь к хорошим текстам
Кнопка
Несколько лет назад, когда дизайнер Искандар Кадыров уже заканчивал работать заместителем директора театра Станиславского и собирался вплотную заняться своей рекламной фирмой, ему вдруг позвонили из ритуального агентства и спросили, занимается ли он театральными декорациями. Выяснилось, что один из клиентов готовит похороны для своей дочери. Она на тот момент была ещё жива, но страдала неизлечимой болезнью — было ясно, что она уйдёт из жизни очень скоро, счёт шёл уже буквально на дни и часы.

— Это была девушка, которая окончила театральный ВУЗ, но так и не успела стать актрисой, — рассказывает Искандар Кадыров. — И отец хотел напоследок устроить ей что-то вроде бенефиса, первого и последнего спектакля. Кому-то может показаться, что это дико, но он больше всех на свете её любил и готов был отдать всё, что у него есть, чтобы прощание было красивым. Мы придумали историю в духе «Спящей красавицей» с хрустальным гробом. Соорудили мини-сцену во дворе их загородного дома, дежурили на московских складах, чтобы достать подходящие цветы — их нужно было очень много определённых сортов. Что-то из декораций мы сами шили, мастерили и красили, что-то взяли напрокат в театре. Каким-то чудом мы уложились в срок. С того момента я задумался о том, как вообще люди в России и по всему миру относятся к уходу из жизни. Ведь, например, на Западе принято думать о таких вещах заранее — когда человек умирает, его родственникам не приходится в последний момент бегать в панике и всё устраивать. Да и кладбища выглядят совсем по-другому — приходить на них не страшно. У нас тоже когда-то так было — до Революции. А потом появились гробы, обитые красным кумачом, и могилы с покосившимися изгородями, покрашенными в странные цвета.

Теперь Искандар Кадыров работает в фирме Voyager Coffin, которую сам же и основал. Передав все бизнес-вопросы в руки партнёров, он занимается дизайном и, как он сам говорит, «философией предприятия».

— Мы принципиально не называем нашу продукцию словом «гроб», — объясняет Кадыров. — Это капсулы. Ведь человек на самом деле не умирает, это его тело перестаёт существовать. А душа остаётся, она просто совершает путешествие в вечность. И для такого путешествия — сквозь время и пространство — нужны капсулы. А о них лучше позаботиться заранее — мы часто об этом не задумываемся, но грань между нашей жизнью и вечностью очень тонка. Её можно перейти в любую секунду. 

2

В одной из рекрутинговых компаний Сеула работники, чтобы снять стресс, имитируют собственные похороны: они одеваются в белые балахоны, пишут прощальные письма своим близким, а потом ложатся в гроб с собственной фотографией в руках. Сотрудники собираются вокруг «усопшего» и оплакивают его. Считается, что это помогает людям переосмыслить собственную жизнь и начать больше её ценить. Те, кто прошёл через этот ритуал, говорят, что он помог им задуматься о себе и своих поступках и по-новому расставить приоритеты. Вполне возможно, после этого им становится проще принять тот факт, что жизнь однажды оборвётся.

В России, как объясняет Искандар Кадыров, большинство людей к этому совершенно не готовы. Если на Западе принято заранее оформлять контракт последней воли (это делают 80 — 90% людей) и детально всё расписывать — как должны выглядеть похороны, кого на них пригласить и так далее, то в России уход из жизни — что-то вроде запретной темы.

— Помню, в детстве я жил рядом с кладбищем, — говорит Кадыров. — И выглядело оно очень страшно. Какие-то искусственные цветы… А ведь в Европе и США это чаще всего зелёные лужайки с лаконичными памятниками из белого камня, там всегда есть свечи и живые растения. Да и у нас старинные — дореволюционные — кладбища очень красивые, с усыпальницами, которые выглядят, как произведения искусства. Раньше люди носили красивые одежды и ездили в красивых каретах. Вот и к смерти относились так же. И ведь такой подход позволяет воспринимать уход из жизни спокойнее — как часть естественного цикла.

3

Одна жительница Тайваня, провожая своего мужа в последний путь, заказала на похороны стриптизёрш. Они танцевали вокруг гроба под песню Maroon 5 «Moves like Jagger». Те, кто пришли на эти похороны, практически единодушно осудили эту женщину: прощальный ритуал — не место для танцев. При этом все знали, что она была очень предана своему мужу и после того, как он перенёс сердечный приступ, до самой его смерти сидела у постели умирающего. На самом деле её действия объяснялись очень просто — она хотела сделать любимому человеку такой подарок, который бы ему понравился.

В Китае заказывать эротический танец на похороны до недавнего времени было вполне нормальной практикой. Древнее поверье гласит, что чем больше людей придут проститься с покойным, тем лучше сложится его судьба в загробном мире. А где стриптиз — там и толпа гостей. Но Министерство культуры Китая, обратив внимание на такую традицию, постановило, что она может разрушить социальный климат страны, и решило её запретить. Превращать уход из жизни в запретную тему и лишать траурную церемонию эстетической составляющей — вообще очень типично для коммунистических стран. Когда Искандар Кадыров заинтересовался темой похоронных ритуалов и традиций, он объездил много стран, пообщался со специалистами и понял, что эстетика похорон и отношение общества к смерти тесно взаимосвязаны.

— Раньше в Российской Империи, как и на Западе, людей хоронили в чёрных гробах, обитых бархатом, — объясняет он. — У каждого был специальный душеприказчик, который занимался и завещанием, и самим ритуалом. И всё это было связано с религией: люди ходили на проповеди, и там им рассказывали, что смерти не стоит бояться — это всего лишь этап. Когда при Советском Союзе церковь ушла в подполье, исчезло и это отношение. И сейчас Россия только-только начинает медленно возвращаться к тем традициям — похоронная индустрия застряла где-то в 90-х годах. Тогда, когда мне поступил первый заказ и мы сделали театрализованные похороны, я подумал: я же могу попробовать изменить эту ситуацию, сделать так, чтобы люди по-другому стали относиться к похоронному обряду. В моих силах немного изменить мир. Сейчас, если зайти на наш сайт, там совсем нет какого-то негатива и траура. Ведь похороны — это как рождение, как свадьба. Естественные этапы жизни. И если от свадьбы человек ещё может как-то уклониться, то от рождения и похорон — нет.

VOYAGER COFFIN Dreamer | Original
Постепенно у Кадырова нашлись единомышленники и инвесторы — как правило, люди, которые сами хотели устроить для своих близких по-настоящему красивое прощание. Сейчас у Voyager Coffin уже довольно много заказов — в основном зарубежных, но иногда бывают и из России. Как считает Кадыров, это значит, что российское общество всё-таки постепенно меняет своё отношение к смерти и похоронам. 

— Обычно посетители нашего сайта не с первого раза понимают замысел, — говорит он. — Они заходят и думают, что это какой-то ужас, сумасшествие. Но потом они возвращаются на сайт, показывают его своим знакомым, и постепенно мысль о том, что такое вообще существует, становится не такой странной, она как бы укладывается в головах. И люди начинают задумываться: может, в этом что-то и есть? Ведь каждого на подсознательном уровне тревожит тема смерти, а сейчас, в век технологий и информации, она уже должна перестать быть запретной.

The VOYAGER COFFIN | ONE
Чтобы открыть своё дело, Искандар Кадыров и его единомышленники объездили много зарубежных фабрик и производств. Итальянские мастера помогли им разработать форму и дизайн: сейчас у Voyager Coffin есть две стандартные модели капсул, для которых можно заказать индивидуальную обивку и элементы. Вся продукция делается из биоразлагаемого материала — чтобы выйти на международный рынок, нужно было соответствовать самым жёстким западным стандартам. Самая простая модель капсулы стоит чуть больше миллиона рублей, но в ближайшее время появится новая линейка — эконом-класса.

— Пока что мы делаем только модели премиум-класса, — говорит Кадыров. — И не страшно, что не каждый может позволить себе именно нашу продукцию. Если кто-то, узнав о ней, начнёт менять своё отношение к самой идее похорон — это уже хорошо, в этом и есть наша миссия.

Руководство компании — примерно двадцать человек — работают в Москве, но мастера, сотрудничающие с Voyager Coffin, живут по всей России: и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Екатеринбурге. Многие из них специально ездили учиться за границу, чтобы познакомиться с новейшими технологиями. Каждому, кто хочет заказать себе капсулу, высылают анкету, заполняя которую, он рассказывает обо всех своих вкусах и пожеланиях. Потом клиент может посмотреть 3D-модель и сделать предоплату.

— Мы не конкурируем с другими фирмами, которые делают подобную продукцию, — говорит Кадыров. — Во-первых, наш товар — это предметы роскоши, и таких больше ни у кого нет. Во-вторых, мы единственные, кем занимается Российский экспортный центр, то есть присутствуем и на американском, и на европейском рынках. 

Если верить исследованиям, в России большинство людей в возрасте до сорока пяти, пятидесяти лет не особо задумываются о том, что произойдёт с их телом после смерти. Чаще всего они хотят, чтобы их кремировали. Но примерно в пятьдесят-пятьдесят пять лет, как объясняет Кадыров, они пересматривают своё отношение к этому вопросу. Только вот не каждый, кто начинает задумываться о таких вещах до пятидесяти лет, успевает подготовиться.

— На Западе совершенно нормальным считается, если человек в двадцать лет идёт к нотариусу и выбирает, какой у него будет гроб и кого бы он хотел пригласить на свои похороны, — говорит Кадыров. — Потом информация постепенно обновляется, актуализируется. Это — спокойное и ответственное отношение, к которому нам только предстоит прийти. И именно для этого мы создали Voyager Coffin. Я знаю, что многие, кто находят нас в интернете, смеются, шутят над сайтом и продукцией. Но для меня это значит только одно — что мы всё делаем правильно.

P.S.:

Если у вас родилась фантастическая бизнес-идея, не нужно её стесняться.
Начинайте действовать. А если вы не знаете, с чего начать, всегда можно спросить совета у Кнопки.
КНОПКА

1. Настоящий пёс из интернета.
История про сайт Teddyfood, который похож на Тамагочи, но, в отличие от него, там можно кормить настоящих животных

2. Повелитель мух. Зачем строить ферму для насекомых.
Как и зачем нужно разводить мух и почему их личинки однажды спасут человечество.

3. Красная скрепка и вагон памперсов. Как обменять всё на всё.
Как обменять скрепку на дом, машину на квартиру, а зарядное устройство на гирю.

Текст
Москва
Иллюстрация
Санкт-Петербург