Батенька, с логотипа нашего сайта на вас смотрит Теодор Глаголев, несправедливо забытый миром русский супергерой, практически наш Джеймс Бонд (ну, почти). Путешественник, орнитолог, исследователь, апокалиптолог. Человек с невозмутимыми усами. Смотрит на мир, словно УЗИ, беспристрастный, безжалостный. Выносит свой вердикт нашему миру.

Мы знаем о Теодоре и его загадочной истории из его блокнота (или дневника, как угодно), в котором Глаголев подробно фиксировал основные события своей жизни и свой бесконечный поиск, который, видимо, успехом не увенчался. Блокнот попал в наши руки случайно: неприметная потрёпанная книжечка продавалась на блошином рынке на Портобелло-роуд, Лондон, среди гипсовых голов, частей карусели и сувенирных табличек с названиями лондонских стритов. На фотографиях блокнота, например, можно увидеть аккуратный список имён, который вёл Теодор, — у некоторых стоят пометки: например, «died 9th june 1899».

Сам Теодор Глаголев родился 18 марта 1871 в Париже. Как умер и от чего — мы не знаем.

Знаем только, что в апреле 1912 года он был в Саутгемптоне, Великобритания, и собирался отплыть на «Титанике» в Нью-Йорк. 

Дневник обрывается перед самым рейсом — Глаголев пишет, что его миссия ещё не закончена и что он отправляет дневник «куда надо». Мы понятия не имеем, о ком или о чём шла речь — был ли это какой-то специальный человек или место. Продавщица на Портобелло-Роуд тоже не смогла толком объяснить, откуда у неё взялся дневник.

Каким-то невероятным образом Глаголеву удалось стать свидетелем и иногда невольным участником самых главных исторических событий его эпохи. Родился одновременно с Парижской коммуной, должен был сесть на «Титаник», но не сел, и всё равно пропал. Сам фатум нещадно подталкивал Теодора туда, где ковались строки будущих учебников истории. Признаться, зрелище жутковатое.

Он жил рядом с тем местом, где 13 марта 1881 года народоволец Игнатий Гриневицкий взорвал императора Александра II.

Жил в Париже, когда там начали строить Эйфелеву башню. Теодор был знаком с двумя настоящими авторами проекта — архитекторами Морисом Кёхлен и Эмилем Нугье. По образованию Теодор был инженером и говорил с архитекторами на одном языке. Он знал писателя Ги де Мопассана, который регулярно обедал на Эйфелевой башне — Мопассан ненавидел эту проклятую башню, и ресторан в ней был единственным местом во всём городе, откуда башню не было видно. Теодор случайно пролил на классика кофе.

Он был путешественником и исследователем, но не открывал новых земель, не уничтожал белых пятен на карте, не опускался на дно океана (хотя и это было), чтобы открыть новые геологические данные. Нет, у Теодора Глаголева была другая миссия: он изучал людей.

Теодор верил, что человечество совершенно напрасно ждёт Конца света, ибо понимал —

Конец света настал давно, просто никто не обратил внимания.

Глаголев путешествовал по миру и собирал сведения об удивительной жизни людей после Конца света. Повадки. Привычки. Заблуждения. Мечты.

Теории и практики жизни после смерти. Вот чем занимался Глаголев.

Клондайк, зарождение американского футбола, расцвет спиритизма в Европе, танцы мёртвых тел под силой электрического тока, неизвестные племена, войны, аварии, трагедии, соревнования, ежедневный сюр с газетных полос — всё это было в жизни Теодора Глаголева.

Его труды, безусловно, актуальны и сегодня (особенно сегодня), но они были несправедливо забыты. Всё, что осталось от Теодора Глаголева, — его чёрная книжечка-блокнот.

Ну и, конечно же, главное, что он оставил после себя, как это ни иронично, — изображение своего лица, поставленное в логотип этого сайта. Это изображение многие годы служило рекламой средства для роста волос и усов «Перуин-Пето», которая публиковалась в газете «Нива», бывшей раньше самым популярным чтивом в России.

Вот таков был финал жизни Теодора Глаголева: бесславный рекламный усатый мужчина, смотрящий на вас с укором с полос бульварной газетки начала XX века.

***

Мы намерены отдать должное Теодору Глаголеву и продолжить его исследования. Мы будем постепенно, на сколько хватит сил, изучать жизни человечества в условиях Постапокалипсиса.

И первый наш шаг — экспедиция в Адский Треугольник в Архангельской области. Там мы будем искать Ответ.

О самом Теодоре и его пути мы ещё расскажем подробно и много — целые серии текстов, картинок и фотографий только впереди.

Дорогой друг! Вот небольшое сообщение

Мы установили первый памятник Теодору Глаголеву в казахской степи, и мы хотим, чтобы мир об этом знал — хоть что-то будет стабильным, вечным

Дневники Теодора Глаголева: 1890 – 1895

Престижный университет, знакомство с Пуанкаре, преферанс с обнажённым нидерландским начальником, пьяный угар, авария поезда № 56 Гранвиль — Париж