Как я пил с конём, а проснулся без коня
Текст: Александр Перунов / 05 сентября 2016

Вот и лето прошло, словно и не бывало. Но унывать нельзя, а потому этот тоскливый первый понедельник осени мы предлагаем вам начать с остросюжетной истории про нашего читателя Александра Перунова и коня. Александр уже известен вам как автор блокбастеров «Я и анаконда», «Я и мёртвый скунс», «Я и новогодний убийца» и «Небо, самолёт, девушка» (зачёркнуто) «Алкоголь, самолёт, юноша». И нет, это не про того же самого коня, которого потеряла Аделаида Адольфовна Сигида, однако Александр и Аделаида наверняка нашли бы, о чём поговорить. По сложившейся традиции, понедельничная та самая история отправляется в раздел Ресурсы и рубрику «Алкоголь&дурь». Ну, вы поняли.

Наверное, каждый, кто хоть раз имел дело с алкоголем, однажды просыпался после безумной ночи, подходил к зеркалу, пытаясь узнать себя в отражении, и задавался вопросом: господи, а что же это такое вчера было-то?

В то утро меня настойчиво будил неприятный телефонный звонок. Ответить я не мог по нескольким причинам. Во-первых, я чувствовал себя ужасно. Нет, не то слово. Клетки моего тела умирали в страшной агонии, а их предсмертным криком было: «Доколе, Александр? Доколе?». Голова раскалывалась на части, во рту будто кошки насрали, колено ныло, вроде как на локте была кровь. Короче, состояние полного нестояния. Во-вторых, мне было попросту страшно брать трубку. В достаточной степени проснувшись, я осознал, что со мной произошло: накануне я пил. Пил отчаянно и безрассудно, как в последний раз. Хотя я и проснулся, открывать глаза, равно как и поднимать трубку, было страшно. Как минимум потому, что я не узнавал этот телефонный звонок. Это явно был не рингтон моего мобильника. То есть, чисто теоретически, я мог оказаться где угодно. 

Телефон продолжал настойчиво звонить, и пора было что-то предпринимать. Продолжая лежать с закрытыми глазами, я попытался наощупь прозондировать пространство вокруг себя. Правая рука нащупала стену, левая достигла края. Вроде бы на кровати. Спокойствие, только спокойствие. 
— Эй! — крикнул я в пространство. 
— Ээээээээй! — ещё громче закричал я. 

Ответом была тишина. Я был абсолютно один, что меня весьма обрадовало, ведь это означало, что не надо было никому объяснять очевидную истину а-ля «Я обычно не такой» или ещё более очевидную «Мы с тобой друг другу не подходим». Телефон замолк, а я собрался с силами и открыл глаза.

Сначала меня ослепило ярким светом, но постепенно шок прошёл, и я понял, что нахожусь у себя дома, в гостиной, в окно которой шпарит солнце. «Когда-нибудь ты у меня потухнешь», — пригрозил я солнцу кулаком, после чего предпринял вполне удачную попытку подняться с дивана и поплыл в сторону кухни. Надо было приводить себя в порядок. Добравшись до кухни, я начал мастерить нехитрый антипохмельный завтрак: залил хлопья пивом, смешал в стаканчике аспирин с активированным углём и уже был готов выпить сырое яйцо, как вдруг опять раздался незнакомый звонок.

Звонил, как оказалось, домашний телефон. «Домашний?» — удивился я. Поясню: домашним телефоном я не пользуюсь, это такой старый аппарат с дисковым набором, по которому никто не звонил лет пять ни в квартиру, ни из неё. Проклиная Александра Белла, я с некоторой опаской всё-таки взял трубку.
— Алло, — раздался приглушённый голос.
— Слушаю.
— Александр Игоревич?
— Да, — ответил я, хотя на «Александра Игоревича» в тот момент не особо тянул, максимум на «Шурика».
— Верните коня! — внезапно громко и даже со злобой произнёс мой собеседник.

Сказать, что я растерялся, — не сказать ничего.
— Верните нам нашего коня, а не то мы…

Закончить мысль на том конце провода не успели, потому что я повесил трубку, отключил телефон, а в голове всплыл тот самый вопрос —

«Чёрт возьми, да что же вчера было?!».
Я решил, что восстанавливать события вчерашней ночи нужно с тщательного изучения мобильного телефона, и пошёл за ним. Однако никакого телефона, кроме уже упомянутого домашнего, нигде не было. Его родное место — тумбочка возле дивана — пустовало. Я проверил карманы штанов — ничего. Под кроватью его не было. На всякий случай я заглянул в холодильник (было у меня и такое), но нашёл там лишь недоеденные пельмени. Тогда я дошёл до прихожей, проклиная свой холостяцкий образ жизни и сетуя на то, что некому за мной присмотреть, и начал тщательно перерывать карманы плаща, по состоянию которого можно было предположить, что вчера мы были вместе, но и там телефона тоже не оказалось. Зато я нашёл оплаченную квитанцию на ремонт мобильника и сильно помятую визитку, на которой было написано чёрным по белому: «Ремонт телефонов. Работаем круглосуточно».

Так как ничьих телефонов я не помнил, а ноутбук отдал на время младшей сестре, я оказался полностью отрезан от мира. Поэтому, кое-как приведя себя в порядок, я вышел из дома в надежде отыскать ответ на тот самый вопрос в круглосуточном сервисе, как бы парадоксально это ни звучало.

Нужный мне сервис по ремонту телефонов находился в центре города. Зайдя внутрь, я встретился взглядом с работавшим там парнем, примерно моего возраста, в глазах которого одновременно читались удивление и немой вопрос.
— Здравствуйте, — сказал я, протягивая парню чек, — я у вас тут вчера телефон на ремонт не оставлял случайно?
— Честно говоря, не думал, что вы вернётесь, — продолжая таращиться на меня, ответил парень.

После этих слов он поведал мне малую часть событий вчерашней ночи. Как оказалось, к ним в сервис я пришёл уже ближе к утру, заплаканный и с тарелкой томатного супа, в котором и плавал мой телефон. К сожалению, большего он мне рассказать не смог, так как сам слышал эту историю от коллеги, у которого принял смену. Зато телефон мне починили и вернули обратно. Я ещё раз поблагодарил парня и вышел на улицу. Пора было включить телефон.

После включения я сразу же полез смотреть фотографии и обомлел. Судя по фото, прошлую ночь я действительно провёл с конём, как бы двусмысленно это ни звучало. На фотографиях был я верхом на коне; я, обнимающийся с конём; я, целующий коня; стоящий на коне, лежащий на коне. Короче, это был целый фотоотчёт, согласно которому нельзя было усомниться в том, что я, как и тот афроамериканский мужчина из одной небезызвестной рекламы, был на коне.

Александр на коне
Дальше было хуже. Помимо фото, на телефоне обнаружились примерно сто пропущенных вызовов с незнакомого номера. Уже догадываясь о том, кто это мог быть, я собрался с духом, после чего позвонил.
— Александр Игоревич, это уже не шутки, — сходу выпалил голос на другом конце, — немедленно верните нам нашего питомца! Вы хоть представляете, во сколько вам обойдётся возмещение убытка?
— Нет, — честно ответил я, задумавшись о политике ценообразования на рынке конных услуг.
— Очень дорого! — поспешил уведомить меня голос, — это вам очень дорого обойдётся! Так что вечером ждём вас у нас, иначе встретимся уже совсем в другом месте!

Я был настолько ошарашен данным разговором и фактом того, что прошлой ночью во мне вдруг взыграла цыганская кровь, которой вроде бы отродясь не было, что даже не успел спросить, куда именно я должен явиться с повинной, прежде чем мой собеседник повесил трубку.

Так как абсурдность происходящего меня немного подкосила, я присел на скамейку и продолжил восстанавливать по фото на телефоне хронику своих вчерашних похождений в попытке найти хоть что-то, за что можно было зацепиться для дальнейшего прояснения ситуации. Такая зацепка вскоре нашлась. После того, как фотографии с конём закончились, начались размазанные фотографии из какого-то клуба. На одной из них мелькнуло лицо Вадика.

Вадика я на тот момент знал плохо. Он был одним из тех знакомых, про которых ты не знаешь практически ничего, кроме того, что он хороший знакомый друга вашего общего знакомого. Однако он также был одним из тех знакомых, которого очень приятно встретить ночью в баре. Видимо, вчера его-то я и встретил. Конечно же, я сразу набрал его номер и узнал примерно следующее: после того, как мы с Вадиком случайно встретились в центре, было решено объединить усилия и вместе поехать штурмовать бары ночного Петербурга. Спустя какое-то время, а если быть точным — спустя пять баров, мы пришли к выводу, что молодость глупо тратить на пьянки, куда важнее тратить её на любовь. Вымещать любовь друг на друге мы не собирались, ибо не того поля ягоды, поэтому было принято совместное решение ехать в современную обитель любви (а также герпеса и беспорядочных половых связей) — в ночной клуб. Мы поймали попутку, доехали до пункта назначения, а дальше…
— А дальше, дальше-то что было?! — не смог сдержаться я.

— Не помню, — честно признался мой собутыльник. — Вроде бы ты сказал, что ты в говно и что тебе надо домой, но потом зацепился языком с какой-то девчонкой.

Девчонка! Ну конечно же! Что за приключение без женщины?
В моей голове начали проявляться неясные образы. Поблагодарив Вадика, я попрощался и погрузился в воспоминания. Так, девчонка точно была, теперь я вспомнил. Но как мы познакомились? Почему я не записал её номер? Вроде бы я чего-то от неё хотел… Чего? Секса? Нет, тогда уже не до секса было… Мне было плохо, я хотел пить… Воды! Точно! Я попросил у неё попить, а она, она… А она дала мне какую-то пластиковую бутылку без этикетки, в которой, кажется, была вода…

Всё сложилось за минуту. Я хотел пить, но вместо того, чтобы помочь мне утолить жажду, какая-то незнакомая девица накачала меня непонятной дурью! Это отлично объясняло тот факт, что события предыдущего вечера стёрлись из моей памяти. Оставались два вопроса: откуда взялся конь и почему в сервис по ремонту я пришёл в слезах?

Однако время шло, и я изрядно проголодался. Решив подкрепиться, я зашёл в одно из многочисленных кафе, расположенных неподалёку. Сев за столик, уткнулся в меню. Выбрав пару позиций, поднял глаза, чтобы найти кого-то и сделать заказ, но вместо этого в который раз за день немного удивился. Вокруг моего столика стояли несколько официантов во главе с администратором.
— Точно он? — сурово глядя на меня, спросил администратор.
— Точно, точно, такое не забудешь, — начала молодая девушка, стоявшая рядом, — если хотите, можем ещё раз запись с камер посмотреть.
— Простите, но в чём, собственно… — начал было я.
— Молодой человек, да как вам наглости хватает приходить к нам после того, что вы вчера учинили?
— А я учинил, да? — стараясь не смотреть им в глаза, спросил я.

После этого, перебивая друг друга, персонал кафе поведали мне очередную часть истории, добавив несколько недостающих пазлов. К ним в кафе я прибыл около четырёх часов утра и попросил два кофе с собой. Пока мне готовили кофе, я вероломно схватил один из стульев, выбежал с ним на улицу и зашвырнул его в канал Грибоедова. После чего убежал в неизвестном направлении.
Я уже ничему не удивлялся. К тому моменту эта опция была отключена. На моё счастье, администратор оказался мужиком понимающим, поэтому мы договорились на месте: я оплатил им стул, затем выпил кофе и собрался уходить, но напоследок на всякий случай спросил:
— Извините, а коня со мной не было?
— Да, смотрю, знатно вы вчера гульнули, — ухмыльнулся мужчина, — конь был, только мы подумали, что он не ваш, рядом с ним девушка была.

Я совсем запутался. Опять девушка? Та же, которая накачала меня, или другая? Зачем мне нужно было выбрасывать стул в канал, в котором хотел утопиться Раскольников? Вопросов было всё больше, ответов не было совсем, да ещё и коня надо было возвращать непонятно кому. Вконец отчаявшись, я решил, что лучшим решением в данной ситуации будут бар и бокал холодного пива, а ещё пара минут отдыха от этого абсурдного расследования.

В баре было темно, прохладно и уютно. Я заказал пинту харпа, практически мгновенно осушил полбокала и полез на «Авито» офигевать от цен на парнокопытных. Внезапно опять раздался звонок. Опять с незнакомого номера. Медленно закипая от того, что мне не дали и двух минут покоя, я схватил трубку и выпалил:
— Да отдам я вам коня! Коня или деньги! Только оставьте меня сейчас в покое!
— Саша, ты? — тихо произнёс незнакомый женский голос.
— Я, да. А вы..?
— Тамара, — продолжила девушка. — Мы с тобой вчера познакомились, на Михайловской. Я ещё с Султаном была.
— А Султан — это тот, который конь? — с надеждой спросил я.

И Тамара мне всё рассказала. Всё-всё. Она работала на одной из конюшен нашего города, и в её обязанности входили периодические прогулки с лошадьми по центру. Тамара катала на них беспечных туристов и зарабатывала лошадкам на морковку. Но прошлой ночью появился я. Я настойчиво хотел прокатиться на коне, которого, как оказалось, звали Султаном. После нашей конной прогулки и непродолжительной беседы я предложил Тамаре присоединиться к моим ночным поискам приключений.

Тамару сначала смутило то, что я был немного не в себе, но потом она уговорилась на прогулку — после того как я купил бутылку коньяка. Однако Султана она бросить не могла. Поэтому мы гуляли вместе с ним. Когда первая бутылка коньяка закончилась и началась вторая, Тамара больше не могла идти и села на коня, вскоре ей стало неудобно, тогда мы остановились у какого-то кафе, я пообещал ей стул, затем зашёл туда, потом выбежал со стулом, кинул его в воду, после чего убежал.

— Наверное, испугался, что догонят, — сказал я.
— Наверное, — согласилась Тамара, — а после того, как ты убежал, я пошла домой. Султана внизу оставила, у подъезда, а как домой зашла, так сразу и отключилась. С утра директор звонил. Искал меня с Султаном. Я испугалась, что проспала, испугалась, что Султан сбежал, а ты мне свои номера оставил на бумажке. Домашний и мобильный. Я ещё удивилась тогда — ну кто домашними сейчас пользуется? Я с перепугу и сказала директору, что Султанчика клиент пьяный украл, но у меня его контактные данные остались. Ну, твой телефон директору и дала… Но Султанчик умный оказался! Внизу меня ждал…

Пока Тамара вещала, с моих плеч медленно сползала гора. Пронесло, пронесло… Не запятнал честь семьи конокрадством.
— Что ж ты раньше директору не позвонила? — прервал её я.
— Так я ведь испугалась, что меня уволят. А если бы я сразу позвонила, было бы очень подозрительно. Вот я и решила до вечера подождать, чтобы было больше на правду похоже.

У меня не было сил ругаться или орать на неё. В тот момент я просто был счастлив.
— Саша, а давай с тобой сходим куда-нибудь? — внезапно весело предложила она.
— Знаешь, Тамар, я обычно не такой, — ответил я и сделал большой глоток пива, — не теряй больше Султана, хороший вроде конь. Пока!

После этого я встал, рассчитался и со спокойной совестью поехал домой отсыпаться. Почему я был заплаканным и откуда ночью взялся томатный суп, я так и не узнал, но до сих свято верю, что когда-нибудь узнаю ответы и на эти вопросы.

Вот ещё три лютых материала:

1. Как я захватил Дом культуры.
Захват Дома культуры, телепортация песочницы и железобетонного столба, таинственная подмена телефонной трубки, Колян идёт в атаку, бухло, бухло, бухло.

2. Алексей Синяков рассказывает про запой.
Воспоминания Алексея Синякова про алкоголь: помпезные банкеты у чиновников-бандитов, чучело ёжика и попытка украсть кассу из чебуречной.

3. «Штаб-квартира» №12. Учимся жить со своим алкоголизмом.
Подкаст от вашего любимого самиздата, прямиком из нашей редакции! Говорим про алкоголизм и прочие зависимости с психиатром-наркологом и штатным алкоголиком. Невероятный эксперимент в прямом (почти) эфире.

Текст
Санкт-Петербург
ТА САМАЯ ИСТОРИЯ
Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *