Сандармох и Барсучья гора

Автор «Батеньки» побывала на карельских кладбищах узников лагерей

За тобой придут: история одного обыска и двух ноутбуков

Как вести себя при обыске, почему оперативники не хотят возвращать свидетелю ноутбуки и при чём тут «Правый сектор» и следователь Ежов

«Палки в жопу сувать — это прошлый век»: полицейские о методах работы

Начальник городского ОВД и следователь рассказывают о полицейском насилии, бюрократии и бессмысленности жалоб

Обезьянник по-американски

Как чернокожий гей-полицейский попал в камеру белого цвета, разочаровался в коллегах и выжил

Полицейская академия

Стать королём гастарбайтеров, пройти полицейского гинеколога и убежать от женщины со сковородкой — жизнь курсанта колледжа полиции

Как я сходил в ГАИ и почувствовал себя в безопасности

Инспектор Лёха на страже чистоты, порядка и безопасности, честное полицейское

Как я узнал, чем судмедэксперты ёлки украшают

Ночь, лес, неприметный мужичок, который рад поговорить с живым, пиво, холодные сосиски, байки из морга

Как из-за тяги к прекрасному я осталась без видеорегистратора

Столкновение с российской действительностью: следователь очень занят, никто не будет искать ваши вещи, наказание за изнасилование — не тюрьма, а СПИД

Я, женщина-мент

Ольга Борисова рассказывает, как в восемнадцать лет стала ментом: терпилы, крысы, стажировка, учебка, рота ППС, метадон, профдеформация

Как участковый со мной в полицию нравов играл

Что такое девушка «непонятного» поведения и какое дело участковому до вас и вашего пианино (а также стиральной машинки и книжки Гийоты)

Узник Арзамаса

Директор отдела Мизантропии и Уныния поехал писать про бунт в Арзамас, но был украден полицейскими: Садов и Мазов, бюрократия, хардкор, угроза жизни

Как Петровича обвинили в убийстве

Как жена работника порта забыла постирать его куртку, а его из-за этого схватили, увезли в тюрьму и обвинили в убийстве

Как я попал в бельгийский вытрезвитель

Как не спятить от тоски по родине в Бельгии, или почему стюард «Турецких авиалиний» — не Иисус

Как меня обвинили в убийстве из-за балалайки

Мне было четырнадцать лет. Я был полноват, глуп и некрасив, впрочем, как и сейчас. На горбинке носа сидели очки. Но главной деталью, конечно же, была балалайка